Игровые автоматы - топовые казино клубы

Рейтинг казино от pump-ltd.ru

КАЗИНО
ИГРОКОВ
АКЦИИ
РЕЙТИНГ
САЙТ
1
508275
БЕЗДЕПОЗИТНЫЙ БОНУС 25$
4.8
2
254137
ТУРНИРЫ / БОНУСЫ х300%
4.5
3
169425
БЕЗДЕПОЗИТНЫЙ БОНУС 25$
4.2
4
127068
БЕЗДЕПОЗИТНЫЙ БОНУС 25$
4.6
5
101655
БЕЗДЕПОЗИТНЫЙ БОНУС 25$
4.0

играть в покер настороже

играть в покер настороже П О С Л А Н Н И К правдивая история про любовь От издателя Этого предисловия вообще могло не быть. Казалось бы: в книге и так достаточно вступлений, посвящений, эпиграфов и прочих факультативных вещей, которые отвлекают внимание от основного текста. Честно говоря, я сама до последнего времени именно так и думала и, как правило, пролистывала все эти церемониальные экзерсисы. Но вот, когда макет уже без пяти минут подписан, вдруг понимаю, что мне есть что сказать читателю. Точнее не так – я просто не могу не сказать . Это сильнее меня. У вас ведь тоже так бывает, правда? Вы просто знаете, что должны это сделать . Почему – не важно. Это правильно . И вы это чувствуете. Так было и с книгой, которую вы сейчас держите в руках. В мае 2004 года мы выпустили «Трансёрфинг реальности» Вадима Зеланда. Месяца через полтора Вадим переслал нам письмо одной своей американской читательницы, которая, выражая в нём благодарность за «Трансёрфинг», упомянула также «Посланника» Клауса Джоула. Заинтересовались, нашли ссылки на книгу в интернете, а после и русский перевод, открыто опубликованный в сети. Распечатала, взяла домой почитать. Как–то сразу не сложилось: то ли я в командировку уезжала, то ли ещё что–то меня отвлекло. Дала рукопись на время отъезда прочитать своей знакомой. Приезжаю, она меня встречает, глаза горят, в полном восторге говорит: «Это..! Это..! Это прекрасно, удивительно. Это ново! У меня нет слов… Огромное спасибо! Это ваша книга! Издавайте обязательно». Заинтересовалась, начала читать. Снова это непередаваемое ощущение – читаешь и понимаешь: ты должен это издать. Первый раз такое было с «Трансёрфингом». Вообще примечательный и удивительный факт: эти книги сами нас находят. Хотя с «Посланником» всё оказалось непросто. Переговоры с предыдущим издателем заняли около девяти месяцев. Только благодаря нашему общему желанию издать для вас эту книгу, совместным усилиям всех участников процесса (а занято в этом деле, поверьте, было немало людей), вере в себя и нашей любви (вы поймёте, о чём идёт речь, когда прочитаете эту книгу), мы в итоге получили на неё права. «Посланник» Клауса Джоула продолжает серию «Трансёрфинг реальности». Успех «Трансёрфинга» подтвердил ваш интерес к этой теме. Мы отчётливо осознаём, какая степень ответственности сейчас на нас лежит. Потому что самое дорогое, что у нас есть, – это ваше внимание. А оно непредсказуемо и непостоянно, как бабочка. Но мы уверены – эта книга вас не разочарует. Она самобытна, независима, неповторима, прозрачна, воздушна и светла. И я по–хорошему завидую вам, потому что у вас впереди то непередаваемое ощущение и радость первого прочтения, которые испытывают все, кто знакомится с «Посланником». Кстати, ещё пару слов о той моей хорошей знакомой, которая невольно оказалась первым читателем ещё даже не изданной книги, и о чудесах, в которые невозможно было бы поверить, если бы я сама не была их свидетелем. Жили мы тогда вместе, и так уж случилось, что сильно досаждала нам вечно «куда–то текущая» сантехника. В какой–то момент сломалось всё, что могло сломаться. Неоднократно вызывали водопроводчиков. Тщетно: как только они уходили, вода продолжала течь. Пару раз мы просто чуть не утонули. И вот однажды прихожу я домой и поверить не могу: тихо… Вода не то что не течёт, – не капает… А знакомая моя стоит и сияет. Спрашиваю: «Как это?» Отвечает загадочно: «Прочитала твоего «Посланника» и решила попробовать «заслать» любовь… нашему дому и нашей… сантехнике». ПОЛУЧИЛОСЬ!.. А потом чего только мы не делали и чего только в результате не добивались, «посылая» любовь… Начиная от вдруг зазеленевшего фикуса, который до этого был безнадёжно лыс, до повышения на работе, появлявшихся практически из воздуха симпатичных денежных сумм, но самое главное – гармонии и счастья в жизни… Читайте книгу… С уважением и любовью ко всем, Главный редактор Ирина Иванова Посвящение Сыну, скажу: возможно Дети Детей трудно воспитывать потому, что им нужно успеть за короткое время научить нас очень многому. Жаль, что для понимания этого мне понадобилось целых пятнадцать лет. Похоже, я упустил большую часть своего образования. Эпиграф Что, если после многих лет изучения так называемой древней мудрости вы обнаружили, что зашли в тупик? Казалось бы, вся информация на руках, но ничто не работает. Тогда однажды, оставшись без работы и без денег, вы прибегаете к мозговому штурму. Собираете вместе всё, что узнали о медитации, ясновидении, внетелесных путешествиях и т.п. И решаете ментально отправиться в будущее, чтобы посмотреть результаты завтрашних спортивных состязаний. И, как раз когда начинают сыпаться деньги, вы натыкаетесь на себя из будущего. Игнорируете его! Тогда появляется другой вы из будущего, чтобы изменить прошлое, или, быть может, изменить будущее. Как бы вы поступили, предложи вам ваше будущее «я» информацию о любви, столетиями хранившуюся в секрете? Информацию, с которой воплотятся в жизнь все ваши мечты. Вы бы отказались от лёгких денег? Забирая домой эту книгу, вам тоже надо сделать выбор. Клаус Дж. Джоул  Предисловие Вы готовитесь отправиться в путешествие, которое большинство из нас считало возможным лишь в те редкие моменты, когда мы дерзали мечтать о невозможном. За последние тридцать лет я прочитал море книжек, провёл бесчисленные часы, занимаясь медитацией, визуализацией, обучаясь внетелесным путешествиям, но всё время у меня было ощущение, что мне чего–то недостаёт. Тем более что через некоторое время начинает казаться, что все книги лишь по–разному пересказывают один и тот же материал. Ничего действительно нового. Как–то в ноябре тысяча девятьсот девяносто пятого года, уволенный с работы и не собирающийся искать новую, я зашёл к приятелю, который как раз занимался ставками на спортивные соревнования. Во время разговора о ставках и упущенных выигрышах меня посетила мысль. Я высказал предположение о возможности использовать подсознательный ум для того, чтобы заглянуть в будущее и узнать победителя. Он заявил, что я сумасшедший, что предсказать будущее невозможно, и привёл в подтверждение два десятка аргументов. Мне стало очевидно, что он был тугодумом похлеще меня. Я же, чем дольше думал о своей идее, тем больше она мне нравилась. Ко времени, когда я добрался домой, основные черты идеи уже оформились у меня в голове. Нужно было найти такое состояние, в котором сознание и подсознание сходятся вместе и сотрудничают, а не остаются в своём обычном разделении. Звучит довольно просто, и так оно и есть, хоть мне и понадобилось время, чтобы выяснить все детали и разработать план действий. Взяв в библиотеке необходимые книги, я неделю–вторую пробовал различные варианты. Рассмотрев всю доступную информацию, из каждого источника я взял то, что необходимо. Вывод был такой: нужно войти в очень глубокое состояние медитации (или похожее на транс состояние ума), а затем переместиться в будущее, чтобы посмотреть результаты соревнований. Это сработало, и очень быстро я начал выигрывать деньги. Делая небольшие ставки, я выигрывал небольшие суммы. Через некоторое время я сделал попытку научить этому методу своего приятеля, считая, что мы улучшим результаты, если сможем сравнивать наши ответы. Он испугался, заявив, что никоим образом не хочет участвовать в этой авантюре. Мои уговоры не действовали. Даже не будучи верующим, он утверждал, что, возможно, я преступаю какой–то космический закон и потеряю больше, чем выиграю. Как выяснилось, во вселенной нет такого закона против этого, но похоже, что у неё или у Всего Сущего был план. Не подозревая об этом, я стал его действующим лицом. С этого всё начиналось, но закончилось иным. Даже наука начинает признавать существование таинственной силы, которую мы называем любовью. На протяжении столетий слово «любовь» использовали для описания чувств и ощущений, но ничего не говорилось о невероятном источнике энергии, ответственном за питание всего, что нас окружает. Представьте, что бы вы могли сделать, зная, как получить доступ к этому источнику! Представьте, сколько смогли бы совершить значительных поступков! Но такой источник есть в каждом из нас от самого рождения. Столетиями информация об этом передавалась лишь единицам. Попытки выиграть в спортивной лотерее не имеют ничего общего с информацией о любви. Но они создали мотивацию, позволившую мне успокоить ум на время, достаточное для того, чтобы увидеть невероятные вещи, спрятанные у нас под носом. Порой я задаюсь вопросом, готов ли к этой информации мир? Ответ содержится в многочисленных письмах, которые я получил и продолжаю получать. Они посланы людьми, восхищёнными этой невероятной информацией, и тем, как быстро и эффективно она действует. Кроме того, я беспокоился, что этой информацией могут воспользоваться для злых целей, и, похоже, некоторые уже попробовали. Предупреждение: энергия любви обладает сознанием и понимает, что именно вы хотите совершить. Видимо, поэтому она и действует так превосходно. История, которую вы сейчас прочтёте, правдива, насколько я был способен пересказать её. Насколько я знаю, информация, которую вы откроете для себя в этой книге, никогда ранее не обнародовалась. Несмотря на то, что авторы многих книг упоминают о силе любви, ни в одной из них вы не найдёте указаний, как использовать энергию любви для воплощения в жизнь вашей мечты и вашей любви. Если вы устали перечитывать в книгах один и тот же немного изменённый материал и готовы сделать следующий шаг, то продолжайте читать эту книгу дальше. Вы откроете малоизвестную неожиданную невероятную тайну о любви. Если вы человек, перелистывающий множество книг в поисках того, что позволит продвинуться вперёд, то в этой книге вы найдёте то, что искали. Мы все искали эту информацию. Со всей моей любовью, Клаус Джоул  Полемическое заявление автора Предлагаю вам взять из этой книжки то, что вам подойдёт, а остальное оставить. Похоже, что только лишь появившись на этой планете, мы начали уничтожать друг друга. Мы отправляемся на войну и тысячами убиваем себе подобных. Нападаем на тех, кто слабее, и забираем их вещи. Убивали и будем убивать других, чтобы завладеть тем, чего захотели. Случалось, что при этом убивают и нас самих. Половина земного шара живёт в мире, в то время как другая половина воюет. Даже помогая тем, кто сам не в силах защититься от агрессора, мы становимся агрессором. Столетиями нас учили, что агрессию можно остановить, лишь дав ей бой. И это стало порочным кругом. Некоторые прилагают все силы, чтобы жить мирно, но это заканчивается тем, что на них нападают с целью отобрать нажитое. В нас живёт страх того, что с нами могут сделать окружающие. Замки на дверях, сигнализации в машинах – ничто не спасает. Но есть другой путь. Приведу вам пример. При прежних хозяевах дом, в котором я живу, грабили пять раз за семь лет. Пять раз дом разоряли и выносили из него вещи. Но я живу здесь в мире уже долгое время (хоть этого и не скажешь о моём соседе). У меня нет сигнализации, двери и окна никогда не запираются. Я не закрываю на ключ дверь машины, мой гараж всегда открыт, а инструменты лежат у всех на виду. Ну, разве что, под разным хламом. Даже уезжая, мы ничего не закрываем, а когда возвращаемся, все вещи лежат на своих местах. Последний раз я видел ключи от дома, когда въезжал в него. Большинство посчитает, что я поступаю глупо и призываю неприятности на свою голову. В обычной ситуации я бы согласился с вами, но вы ещё не познакомились с информацией, содержащейся в этой книге, и не знаете своих возможностей. Было время, когда я, подобно многим, считал, что Бог поместил нас на землю, не дав нам сил творить рай на земле. Но со временем я понял, что это было бы бессмысленно. Тогда я ещё не знал, в чём эта сила, и как до неё добраться. Смешно одновременно верить в то, что Бог создал нас бессильными создать рай на земле, и в то, что мы – частицы Бога. В то, что мы бессильны остановить тех, кто разрушает всё на своем пути. Это смешно, в этом нет истины. Истина в том, что мы действительно обладаем силой, она находится внутри нас, ожидает, когда мы её востребуем. Эта сила – любовь, и нам не нужно насилием защищаться от насилия по отношению к себе. Пусть вас не введёт в заблуждение ни слово «любовь», ни его привычные определения – ибо именно так и скрывалась от нас важная информация. Поразительно, как поработали с этим словом, чтобы гора показалась маленьким прыщиком! Большинство согласится, что любовь – одна из самых могущественных энергий во вселенной, но что же дальше? Различными способами нас обучили (а во многом и мы сами себя обучили) тому, что любовь – это лишь чувство, некая невещественная сила – но это неправда. Любовь – гораздо большее, и с её помощью можно делать очень многое. Наилучший способ спрятать что–либо – это придать ему безликость, расплывчатость, сделать его смешным. Наша вселенная – система ни закрытая, ни самообеспечивающаяся. Она нуждается во внешнем источнике энергии, а это именно то, что мы зовём любовью. Задумайтесь – создатель всего создал и нас; и он дал нам силу творить рай на земле. Разве не логично? Многие боятся того, что готовит будущее им и их детям. Не могу обвинять их, но, прочитав эту книгу, вы согласитесь, что единственное, чего стоит бояться, – это не открыть для себя эту информацию и не быть в состоянии передать её нашим детям. Я научился медитации и другим замечательным умениям, которым нас обучили духовные исследователи с Востока и из Тибета. И меня всегда волновал вопрос, почему после пятисот лет занятий медитацией тибетцы были вынуждены спасаться бегством, покидая страну, и оставить свой народ терпеть порабощение, пытки и убийства? Ни в коей мере не желая умалить их заслуг, я лишь указываю, что, видимо, что–то было упущено. И они, и мы упустили что–то важное, что могло бы сохранить мир. Если вы занимаетесь улучшением мира, но не в состоянии обеспечить вашу и ваших детей безопасность, то вам чего–то не хватает. Что–то в этой картине неправильно. Мы ожидаем, что Бог придёт и своим вмешательством всё исправит, но он даровал нам свободу воли и дал ним силу защитить себя, не нанося никому вреда. Я знаю, что это громкое заявление, – но его подтверждают авторы бесчисленных писем, ставших очевидцами того же чуда, что и я. Я не являюсь верующим, если не подразумевать под этим веру в то, что существует нечто, большее, чем я, способное любить сильнее, чем я. Ребёнком, как и многие из вас, я посещал воскресную школу. Но у меня было ощущение, что чего–то не хватает. Например там, где Иисус учит подставить вторую щёку, – там явно чего–то недостаёт. А недоставало вот чего: «Пошли им любовь, наполни их любовью, от этого они остановятся», ну, и ещё инструкции, как эффективно посылать любовь. Если подставить вторую щёку – такое эффективное решение, то почему бы не последовать дальше и не дать ещё чего–нибудь ворам, ограбившим ваш магазин или квартиру? Если этот метод так хорошо работает, то отчего церкви запирают на ночь? Смысл указания «подставь вторую щёку» в том, чтобы не давать сдачи, но часть информации здесь отсутствует. Информации о том, как работать с любовью, как активировать этот невероятный источник энергии, что даст возможность не только защитить себя, но и изменить угрожающего вам человека, и не бояться жить жизнью, о которой вы мечтаете. Предположим, вы живёте в местности, где нет водоёмов, и вы никогда не видели бурильного оборудования. В таком случае, даже имея веру, что где–то тут есть вода, вы всё равно умрёте от жажды. Ведь, если не знать, что такое бурильное оборудование и как им пользоваться, то оно будет лишь без пользы лежать на складе – как любовь внутри нас. Пусть любовь – самая мощная известная нам сила; пусть ею можно изменять нашу жизнь, воплощать мечты, создавать счастье, безопасность, любовь и радость; но она бесполезна, если мы не знаем, как ею пользоваться и где её достать. Я бы испугался, если бы речь шла не о любви, а о чём–то ином, но любовь обладает сознанием и не причинит зла. Продолжайте читать, сделайте это открытие для себя – вашему изумлению не будет границ. Информацию, которую я вложил в эту книгу, вы не найдёте больше нигде, но это быстро изменится. Написав первый вариант книги, я поместил её текст на веб–страничке, чтобы посмотреть, насколько она интересна и понятна другим, ибо некоторые вещи трудно выразить словами. Реакция была поразительной. Читатели сообщали, что это – «недостающее звено», и что они изумлены результатами. Спасибо всем вам за поддержку! Если вы относите себя к эзотерикам или целителям, или, по крайней мере, хотите ими стать, тут вы найдёте необходимую информацию. С её помощью вы сможете сделать следующий шаг. Прошу прощения у тибетцев, если приведённый мною пример их обижает, но уже настало время наполнить мир энергией любви, энергией, в которой он так нуждается. Я обращаюсь к тем двум тибетцам, которые, в числе немногих, владели этой информацией, но продолжали держать её в тайне. Время пришло, пора сообщить людям, что в них скрыто основанное на любви могущество, и пора высвободить его. Человечеству пора обрести возможность жить в мире без страха, жить в мире, где можно воплощать свои мечты. Вы достигли многого – можете жить очень долго, не нуждаетесь в пище и еде, можете становиться невидимыми. Но вы забыли, как живётся под чужим кулаком тем, кого убедили в собственной беспомощности. У вас были свои причины, но в моём понимании и в свете того, что творится в мире, эти причины недостаточны для того, чтобы продолжать держать это знание в тайне. Тут нам с вами не достичь согласия. И вы знали, что это время приближается. Я живу в безопасности, и теперь другие тоже смогут себе это позволить. Обращаюсь к тем, кто верит в Бога. Он дал вам силы создать рай на земле, и если вы воспользуетесь его даром, то он придёт на землю, или, возможно, появится уже через мгновение. Подумайте, учите ли вы своих детей жизненным навыкам, или делаете за них всё сами? Если вы пропустите эту информацию мимо только потому, что она исходит от неизвестного автора, а не от первосвященника, это будет вашим выбором. Бог дал вам право и способность творить задуманный им мир. Возьмите себе то, что вам понравится, а остальное оставьте другому, кому оно придётся по душе. Как и должно быть. Обращаюсь к тем, кто мне пишет. Прошу прощения за то, что вы, вероятно, получаете лишь короткие ответы от меня. Времени слишком много и слишком мало. Вся информация содержится в этой книге. А также рассказ о том, как я её нашёл, как с ней работать, чего ожидать, и описание некоторых происшедших со мной ситуаций. Этот рассказ и моя любовь – вот всё, что я могу вам дать. Хватайте информацию и убегайте! Оглянитесь назад через два года – и будете изумлены тому, чего удалось достичь. Мы все будем изумлены. В конце книги я поместил ответы на некоторые вопросы, с которыми ко мне часто обращаются читатели. Надеюсь, вам это поможет. Со всей моей любовью к вам в вашем путешествии! Клаус Дж. Джоул  Благодарности Возлюбленной и жене – Роберте Джоул, Так много помогавшей мне, Посвящаю эту книгу. Давай влюбляться Каждое мгновение, каждый день, ночь, неделю и год. Со всей моей любовью,  Клаус   Дополнение к русскому изданию Вы читаете эту книжку по–русски благодаря труду и настойчивости Кости Коваленко. В каждом великом свершении всегда есть невоспетый герой, не бросающий начатого. Без него дело осталось бы незавершённым. Костя, снимаю перед тобой шляпу. Клаус Дж. Джоул  О методе, использованном при редактировании Правописание и грамматика? Прекрасная грамматика не накормила ни одного голодного ребёнка. Совершенное правописание не утешило ни одного разбитого сердца. Прекрасно отутюженный костюм лишь скрывает отсутствие сияния любви. Отсутствие любви – единственный известный мне недостаток. Потому – расслабьтесь. Требования совершенства в грамматике и правописании – Это скучные, отбирающие время иллюзии, скрывающие по–настоящему необходимое. Ещё тридпать–сорок часов редактирования придали бы этому тексту совершенство. Вместо этого они накормили несколько голодных детей. Надеюсь, что каждое встреченное в тексте несовершенство Напомнит вам о том, что, действительно, важно. Как–то я заплатил за то, чтобы эту книгу отредактировали, но и в исправленном тексте осталось множество ошибок. Тогда за дело взялась моя жена. Но после долгих часов редактирования она приняла естественный факт жизни: ничто не совершенно. А может, наоборот? Моя жена верит, что всё по–своему совершенно… Вступление На протяжении столетий информация о любви и о том, каким могуществом она наделяет, тщательно скрывалась. Этого больше не будет. Читайте дальше, чтобы узнать, как воплотить в жизнь свои мечты. Я не собирался становиться писателем и, тем более, писать о любви. Если бы не могущество, которое даёт любовь, и не способность творить желанную мне жизнь… то и думать бы об этом не стал. Но я обнаружил, что, используя любовь, могу буквально мгновенно создавать всё, чего захочу. Я приобрёл такое могущество создавать желаемое, что, будь это не любовь, можно было бы испугаться. Моя жизнь превратилась в сказку, ни на что подобное я никогда и надеяться не мог. Да, это громкое заявление. Но оно правдиво. Даже моя возлюбленная, которая обладает способностью воспринимать новое, но всё же довольно скептична, была вынуждена поверить, после того, как пожила в атмосфере ежедневного невероятного волшебства. Любовь наделяет могуществом лично вас – не для управления другими, но для творения вашей жизни. Прекрасным качеством любви является то, что всегда в конце ситуация разрешается в наилучших интересах всех участвующих. Впрочем, не будь это знание таким совершенным, разве понадобилось бы держать его в тайне? Работать с любовью, творить любовью – очень просто, и этому легко научиться. Список того, что можно сделать с любовью, или, иными словам, с энергией любви, бесконечен. Я легко мог бы привести вам несколько сотен примеров. Некоторые из них вы найдёте в книге «Посланник» из серии «Жизнь, полная любви» (Living on Love). Моё любимое высказывание – это: «Возьмите себе понравившееся, и остальное оставьте другому, кому оно придётся по душе». Выбор ваш. Со всей моей любовью к вам  в вашем путешествии и в ваших выборах,  Клаус Дж. Джоул  Глава 1 Стояло начало зимы. Обычно в эту пору довольно холодно, но год выдался тёплым, и на дворе было почти как летом. День был пасмурным, и собирался дождь. Я сидел дома и пытался писать эту книгу, но не мог решить, как рассказать свою историю. Я не писатель и раньше ничего не писал. Хоть мне и удалось за несколько часов составить план и сделать несколько зарисовок, сдвинуться дальше первой страницы не получалось. Было трудно найти слова, чтобы рассказать о событиях двухлетней давности, которые навсегда изменили мою жизнь. В конце концов, я сдался и решил поехать в город. Оставив машину в месте, где можно было не платить за стоянку и не получить при этом штрафа, я отправился по своим делам. Набегавшись по городу, я заглянул к приятелю Генри. Не нужно много усилий, чтобы уговорить Генри пойти выпить, и уже скоро мы сидели в маленьком тихом баре под названием «У Гая», где и провели несколько часов, пока не подошло время возвращаться домой. На улице как из ведра лил дождь, что было очень необычно для этого времени года, не говоря уже о том, что такие ливни редко бывают в Калгари. Зная, что промокну до нитки, я всё же перебегал от одного навеса к другому – это был один из странных, не имеющих смысла поступков, которые мы порой совершаем. Уже стемнело, и из–за дождя было трудно что–либо разглядеть вокруг. Я стоял под небольшим навесом, пытаясь сориентироваться. Осмотревшись, понял, что стою на маленькой веранде, похожей на веранду жилого дома. В его окне мигала лампочками вывеска «Бар Нины». Я подумал, что не помню, чтобы видел этот бар раньше. Всё строение было около четырёх с половиной метров шириной и казалось втиснувшимся между двумя огромными домами. Я вошёл внутрь. В баре были два посетителя и бармен. Справа была небольшая барная стойка длиной около трёх метров, у неё сидела блондинка с длинными вьющимися волосами и разговаривала с барменом. Слева было несколько столиков, и за одним из них сидел мужчина в шляпе. Я прошёл к бару и сел через один табурет от блондинки. Она повернулась ко мне и спросила: – На улице всё ещё льёт? – Пуще прежнего, – ответил я и почувствовал, как мурашки пробежали вверх по позвоночнику. – Что будем пить? – спросил бармен. – Шотландское виски со льдом, – ответил я. Я посмотрел на свои мокрые брюки и подумал, что нужно было зайти куда–нибудь в другое место и выпить горячего какао. Посмотрев вокруг, я спросил себя, зачем вообще зашёл сюда? Это заведение было каким–то странным. – Налей ему хорошего виски, Денни, – сказала блондинка, прерывая мои мысли. – О'кей, – отозвался бармен. Я неуверенно улыбнулся, подумав о том, что это обойдётся мне в копеечку. – Не волнуйтесь, это за счёт заведения, – сказала блондинка, как будто услыхав мои мысли. – Спасибо, – ответил я, приятно удивившись. Быстро взглянув на неё, я подумал, что на пальцах одной руки могу пересчитать все случаи, когда я слышал такое заявление. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, насколько она красива. Длинные светлые волосы вились мягко, как шёлк. Застеснявшись, я отвёл взгляд и занял его продолжением осмотра помещения, странного, но одновременно домашнего и безопасного. Бармен поставил передо мной стакан с виски. Льда в стакане не было. Я уже было открыл рот, чтобы что–то сказать, но заметил, что он всё ещё не выпускает стакан из руки. – У нас нет какао, но я могу подогреть вам виски, – сказал он быстро. – Горячий виски, не слыхал о таком! – я взглянул на него из–под бровей. – Неплохая вещь, попробуйте, – посоветовала блондинка. – Почему бы и нет? – согласился я, так как люблю пробовать всё новое. Вода капала с моих мокрых волос на лицо. Я собрался спросить, где туалет, как бармен протянул мне полотенце. – Спасибо. Я вытер лицо и волосы и, кладя полотенце, заметил боковым зрением, что блондинка пересела на табурет рядом со мной. Это заставило меня немного занервничать. Я не посмотрел на неё, а стал рассматривать подогревающего мой виски бармена и ждать, когда он подаст мне напиток. В баре стояла напряжённая тишина, не было ни музыки, ни звуков радио, что было очень необычно. «Похоже, впереди ещё одна странная ночь», – подумал я про себя. Бармен поставил передо мной виски и отступил, ожидая моей реакции. Я поднял стакан, хорошо осознавая, что четыре глаза глядят на меня, и сделал глоток. – Вот это да, оно испаряется, ещё не дойдя до желудка, но довольно вкусно, спасибо. Мы встретились глазами в тот момент, когда она улыбнулась, – это была моя ошибка. Её глаза были подобны океану, отражающему луну и звёздное небо. Я растерялся и отвёл взгляд. Бармен Денни стоял в нескольких метрах, моя стаканы. Я тихо сидел, глядя перед собой, и грел руки о стакан горячего виски. В тишине ум вернулся к мыслям о книге. Может, пойти на курсы писателей? Или, лучше, вообще оставить эту затею? Последняя мысль принесла мне временное облегчение. – Кстати, меня зовут Ниной. Я чуть не пролил свой виски. Бывает, что я глубоко ухожу в свои мысли, и тогда меня нужно медленно возвращать в бренный мир. – Простите, я не нарочно испугала вас, – Нина протянула свою руку. – Ничего. Меня зовут Клаусом. – Приятно познакомиться, Клаус! А этого симпатичного джентльмена за стойкой зовут Денни. – Привет, – кивнул я ему головой. – Почему вы хмуритесь? – поинтересовалась Нина. – Не знал, что я хмурюсь. – Проблемы с девушкой? – Нет. – Я отпил тёплого виски. – Лучше расскажи, она всё равно не отстанет, – улыбнулся из–за стойки Денни. – Ну, это длинная история, – сказал я, качая головой. Нина наклонилась вперёд и посмотрела на меня одним из тех, «у нас впереди целая ночь», взглядов. Занервничав, я сделал большой глоток из стакана. – Денни, принеси Клаусу ещё стакан виски, – попросила Нина. – Вообще–то, мне пора домой! – произнёс я вслух, в то время как другая часть меня сказала: «Да, ещё один, пожалуйста!» Одна из фраз явно исходила от нетрезвого человека. Денни не обратил внимания на то, что я сказал, и стал наливать мне следующий стакан. – Ну же, Клаус, сними груз с сердца, расскажи нам всё как есть, – потребовала Нина, почти вплотную придвигая своё лицо к моему и явно заставляя меня встретиться с ней глазами. Часть меня сказала: «Подними глаза, ты, трус». – Клаус!.. – громко произнесла Нина. Я почувствовал удар кулака по руке, который прервал мои мысли. – Что? – я был немного раздражён тем, что незнакомка ударила меня. – Давай, выкладывай, что там у тебя! – скомандовала она. Посмотрев в её глаза, я задумался, сколько же шпаг были выхвачены из ножен, чтобы драться за эти глаза? Мои губы начали говорить, опережая мысли. Как я этого не люблю! – Я пытаюсь написать книгу о недавних событиях, но не имею ни малейшего представления о том, как писать, ни даже о том, с чего начать. Увяз в этом с головой, – сказал я, зарекаясь заглядывать в эти глаза. – И о чём книга? – спросила Нина. Денни в этот момент поставил передо мной следующий стакан. – Она об ангелах, то есть больше о любви. Пожалуй, о жизни, смысле жизни. Всё–таки, больше о любви… – я жалел, что не зашёл в какое–нибудь другое заведение. – О, это интересно! И что же это за недавние события? – Нина была явно очень настойчива. Я покачал головой. – Знаешь, это длинная и очень странная история. Денни засмеялся. – Странно будет, если ты выберешься отсюда, не рассказав Нине своей истории. Я снова отрицательно покачал головой. – Даже не знаю, с чего начать. Я задумался на минуту. В общем–то, мне не терпелось рассказать кому–нибудь свою историю. И сейчас – прекрасная возможность сделать это, принимая во внимание, что с этими людьми мы встретились в первый и последний раз. Но с чего же начать? – Начни с самого начала, – прервала мои размышления Нина. Денни опёрся о стойку и приготовился слушать. Он явно наслаждался происходящим. – Предупреждаю, это очень странная история, – сделал я последнюю попытку. – Мы всё внимание, – Нина сияла от своей победы. «Вижу», – подумал я про себя, а вслух произнёс: – Ладно, дайте мне минутку, чтобы собраться с мыслями. Истина  Что такое воображение, действительность, истина? Действительность – это воображаемое нами? Или то, что мы воображаем, становится Действительностью? Тогда что такое истина? Глава 2 – Бывает ли у истории начало или конец? Где она начинается и где заканчивается? Начинается ли она в начале путешествия или в конце?.. Я остановился посмотреть, следят ли за моей мыслью слушатели. – Или история начинается в момент принятия решения, приведшего к её началу? А может, тогда, когда отправляемся в путешествие, или же когда берёмся паковать вещи, или когда строим планы? А когда она заканчивается? Если история изменила нас, оканчивается ли она, когда мы перестаём о ней вспоминать? Что в ней значимо? Принятые решения? Пройденные пути? История – это точка пересечения четырёх дорог. Посмотрим правде в глаза – не существует ни начала, ни конца… Если вам понадобится отвязаться от какого–нибудь человека, выдайте ему такую тираду, и его как ветром сдует. Я смотрел на них обоих и сдерживал улыбку от предвкушения сцены сдувания их ветром. – Я полностью согласен, – сказал Денни. Нина кивнула головой в знак согласия и добавила: – Да, это как истина. Ведь что такое истина? Порой она может быть очень загадочной, – ветер явно не сдул её. – Что ты имеешь в виду? – спросил я, удивляясь, что у нас может получиться разговор. – Например, – начала она, – десять человек стали свидетелями аварии. Существует десять версий происшедшего, но наверняка мы знаем лишь то, что разбилось несколько машин. Возникает вопрос, когда же произошла авария? Началась ли она, когда одна из машин потеряла управление, или ещё тогда, когда водители сели в машины? Говорят, что мысли создают реальность, и если так, то где тогда истинное начало этой аварии? Мы с Денни согласно кивнули головами. – А эти обои? – заговорил Денни. – Мы видим их, но есть ли это истина? Мы видим разноцветные полосы на бумаге, но нам не видно изготовивших их людей. Чего они боялись и о чём мечтали. Не видим деревьев, которые пошли на эту бумагу, людей, строивших эти стены, чтобы прокормить семьи, не видим работодателя, который надеялся заработать достаточно денег, чтобы заплатить за всё это. Мы видим только цветные полосы на бумаге. Но это не вся истина. В последовавшей тишине я сделал глоток виски. Почему–то мне вспомнился сон, который не снился со времени, когда я был маленьким мальчиком. Я как раз думал об этом, когда меня прервала Нина: – Опять нахмурился, – она подтолкнула меня локтём. Должно быть, я чувствовал себя в безопасности, так как снова заговорил, раньше, чем сообразил, что делаю: – Я вспоминал сон из своего детства. В нём мир был одним большим садом, города утопают в садах, все счастливы, играют, сажают деревья, цветы и кусты и собирают фрукты. Олени, зайцы, лисы бегают вокруг, и люди играют с ними. Никто никого не боится, и люди не бьют друг друга, а проявляют заботу. – Я развёл руками. – Всего лишь глупый сон, можно подумать, что подобное может когда–либо случиться. Мы слишком увлечены разрушением да тем, чтобы заработать больше соседа… – Как знать! – произнёс Денни, доставая из–под стойки бара необычную зелёную бутылку без этикетки, но с пробкой в горлышке. – Берёг для особого случая, – его глаза странно блеснули. Я кинул взгляд на бутылку. – Откуда она у тебя, уж не с пиратского ли корабля? Денни поставил три стакана в ряд и улыбнулся. – Почти. – Выглядит довольно старой, – заметил я. Денни начал вынимать пробку. – Так и есть, – включилась Нина. – Очень старая! – И что же в ней? Нина и Денни переглянулись, и он начал разливать. Я пожал плечами. – А что за особый случай? Не знаю, от виски или от компании, но я чувствовал себя расковано и в безопасности, хоть они и не отвечали на мои вопросы. Содержимого бутылки едва хватило чтобы до половины наполнить три стакана. Пустую бутылку Денни убрал назад под стойку и раздал нам стаканы с густой жидкостью темно–кровавого цвета. Я понюхал – пахло сладким, но без спирта. – В ней нет спирта, – сказала Нина. Я улыбнулся. – За что будем пить? – За то, чтобы мечты были красивыми и сбывались! – подняла стакан Нина. – За мечты! – подхватил пиратским голосом Денни. Напиток был удивительным. Мои вкусовые рецепторы встрепенулись от густого насыщенного вкуса неведомых ягод. Глоток, ещё один, и я улетел в какой–то удивительный мир. Каждая клеточка тела пробудилась к жизни, наслаждение переполняло меня, и когда Нина сказала: «Лучше пить медленно», было уже слишком поздно, последняя капля стекла мне в рот, и хотелось ещё. Я поставил пустой стакан на стойку, что вызвало смех, – они сделали лишь по одному глотку. Видно, я так по–особенному взглянул на стакан Нины, что она отодвинула его подальше. Не оставалось ничего, как рассмеяться вместе с ними. Голова была чиста, как звон колокола. А я был полон энергии. – Вот это да! Прекрасный напиток, покупаю ящик… Они всё ещё смеялись. – Чувствую, что могу запросто стреножить динозавра! Должно быть, на лице у меня была улыбка, которой позавидовал бы любой клоун. Нина положила руку мне на ладонь и попросила: – Ну, теперь, когда ты знаешь, что мы не будем над тобой смеяться, пожалуйста, расскажи нам историю про ангелов и про любовь. – Хорошо, – ответил я, – добром на добро. – Начни с начала и ничего не пропускай, – добавила Нина. – Дайте только сориентироваться. – Я пододвинул пустой стакан из–под виски к Денни, чтобы он освежил его. Устройство мира  Наш мир – это большая миска супа, вращающаяся в пространстве. И очень жаль, если морковь и горошины не любят друг друга, потому что им предстоит очень часто видеться. И никто не покинет этой миски, пока мы все не станем нежными и мягкими. Вот так! Глава 3 Пока Денни наливал виски, я собрался с мыслями. Доставая сигареты из кармана куртки, сохнущей на спинке барного табурета, я посмотрел, сидит ли всё ещё за своим столиком тот джентльмен. Он был на своём месте и, похоже, не сдвинулся ни на дюйм. Довольно странно, ведь его не обслуживали ни разу за тот час, что я здесь находился. Денни поставил передо мной стакан с выпивкой. Я сделал затяжку. – Итак, Клаус… – начал Денни с улыбкой на лице. – Я правильно произношу твоё имя? – Достаточно правильно, – я помешал кубики льда в стакане. – Я предположил, что в этот раз ты захочешь холодного виски, – Денни всё ещё улыбался. – Твои инстинкты не подвели, спасибо! – Я улыбнулся в ответ. – Так что, вернёмся к твоей истории? – Итак, большую часть своей жизни, кроме, конечно, последних нескольких лет, я прожил очень несчастливо. Почему–то глубоко внутри меня всегда жила грусть. Другими словами, я совсем не чувствовал счастья – что бы ни происходило, хорошее или плохое, счастье не приходило, и с этим ничего нельзя было поделать. Чтобы вы поняли, о чём я говорю, вам нужно знать всю историю, но в то же время её нельзя рассказать, не рассказав вначале этой части, – я покачал головой. Денни обошёл стойку, взял табурет, отнёс к своему месту и сел на него. – Клаус, я вижу проявления твоих чувств, но не слышу рассказа о них, – сказала Нина. – Одни лишь воспоминания о тех днях навевают на меня печаль, – тихо ответил я. – Разве окружающие не замечали твоей печали? – сочувствующе спросила Нина, очевидно, помогая мне продолжить. – В общем–то, эта часть не важна, – ответил я. – Что же до счастья, каких только способов достижения его я ни перепробовал за много лет! Я даже наблюдал за другими людьми, чтобы понять, что приносит им счастье, а затем повторял эти действия. Например, я заметил, что, влюбившись или купив новую машину, люди становятся счастливыми – по крайней мере, на какое–то время. И хоть список того, что приносит людям счастье, оказался довольно длинным, я перепробовал практически всё. Это может показаться странным, но в моём случае ничто из этого списка не работало. Наоборот, порой моё несчастье ещё более усиливалось, потому что я не получал ожидаемого результата. Например, пошёл я как–то покупать новую машину, ожидая, что стану счастливым. Купил её, просидел в ней два или три часа, ожидая, когда же нахлынет поток счастья и радости, но ничего не произошло! Я не стал счастливее, чем до покупки машины. Хотя у других – всё иначе. Несмотря на неудачи, я не оставлял попыток. Я много искал, прочитал сотни книг о медитации, силе ума, управлении разумом, позитивном мышлении, книг о любви, книг о жизни, различные книги о помощи себе, но ничто не помогало. Что–то отсутствовало во мне самом. Кроме того, я заметил, что в таком положении нахожусь не только я, но и многие другие. Однако знание того, что я не одинок, не помогало. С одной стороны, я был серьёзно настроен решить эту проблему, а с другой стороны – ощущал безнадёжность и много раз разочаровывался. Ещё я посещал разные курсы и группы психологической помощи. К неожиданному результату привело моё обращение за помощью к психотерапевту. Это был период затянувшейся депрессии, и я полагал, что со мной что–то не так. Три недели я изливал свою душу, после чего мне сказали, что со мной всё в порядке, я не сумасшедший (что было приятно услышать), на сеансы приходить больше не нужно, а достаточно лишь начать заниматься тем, что приносит радость. К сожалению, найти это занятие было не так просто. Я замолчал, чтобы прикурить новую сигарету, как вдруг заметил, что Денни широко улыбается. – Что тебя рассмешило в моём рассказе? – Я никогда раньше не встречал человека, который бы просидел в машине три часа, ожидая прихода счастья. Салютую твоей настойчивости! – улыбаясь, Денни отдал мне честь рукой и широко улыбнулся. – Получается, твоей движущей силой было отсутствие счастья? – спросила Нина. – Точно. Вместо погони за деньгами, славой, любовью, карьерой и другими благами, на добывание которых люди обычно тратят всю жизнь, я лишь страстно искал счастья. Если сказать по–иному, я желал освободиться от боли и грусти, порождённых отсутствием счастья. Наблюдая за завитками сигаретного дыма, я глубоко задумался о том, что делает с человеком отсутствие счастья. Кроме того, я решал, стоит ли мне рассказывать им определённую информацию, как вдруг Нина прервала мои размышления: – Было бы удивительно, если бы ты ни разу не захотел покончить со всем этим! Я взглянул на неё. Увидев сверкнувшие в её глазах искорки, я подумал, что вселенная ничего не оставляет на волю случая и явно собрала для этой игры лучших игроков. Видно, вселенная знает меня лучше, чем я предполагал. Я встал и спросил, где туалет. Мне нужно было собраться с мыслями. Денни указал на маленькую обитую деревянными планками дверь в конце бара. В небольшом, не больше обычного сельского нужника, туалете без окон и, определённо, без всякой возможности, будь у кого–нибудь на то желание, улизнуть я стоял и думал обо всём рассказанном до сих пор. Раз уж дошёл до этого места в игре, решил я, буду играть дальше. В конце концов, терять мне нечего. Жизнь  Иногда жизнь подобна бесконечной игре в покер. В которой, как только мы начинаем выигрывать, вселенная бросает нас в новые обстоятельства, чтобы мы убедились, что всё может быть ещё лучше! Итак, игра продолжается. Глава 4 Я вышел из туалета и прошёл к своему табурету, держась подальше от джентльмена, который по–прежнему сидел за своим столиком. Когда играете со вселенной, важно придерживаться одного правила: следует не только играть с уважением, но и демонстрировать его. Не то чтобы вселенная обидится на нас, но она вполне может сдать вам новую карту, потому что вселенная ещё любит и учить. И вам же будет лучше, если вселенной не придётся учить вас уважению к игре. Поверьте тому, кто через это прошёл. Я опустился на свой табурет и одним глотком допил виски. Прикурив новую сигарету, я проверил, хватит ли мне сигарет на обещающую быть долгой ночь. Денни наливал апельсиновый сок в два стакана и, повернувшись ко мне, спросил, хочу ли я сока. Я сказал, что хочу. Видимо, они с Ниной уже допили свои порции снадобья из зелёной бутылки. Денни поставил по стакану с соком передо мной и Ниной и сел на свой табурет. На минуту воцарилась тишина. – Пожалуй, расскажу вам обо всём, – начал я не совсем уверенно. – Три раза я решал покончить со всем. Это были больше ментальные решения, чем физические действия, но их хватило, чтобы вызвать настоящее потрясение. Рассказать об этом или пропустим эту часть? – А в ней есть что–то интересное? – поинтересовался Денни. – Более, чем достаточно! – с сарказмом ответил я. – Жизнь походила на песню с плясками. – О, тогда интересно! – Нина подмигнула Денни, и они усмехнулись. Я не обратил на это внимания. – Итак, первый раз это случилось довольно давно. Казалось, у меня было всё, что должно сделать человека счастливым, но, тем не менее, я был несчастлив. Депрессия была вызвана тем, что несколько месяцев, потраченные на чтение книг и попытки стать счастливым, ни к чему не привели – мне становилось лишь хуже. Каплей, переполнившей чашу, стала одна ночь. Я читал книгу, автор которой описывал свою встречу с замечательным учителем. Меня разозлило, что к этому человеку просто пришёл чудесный учитель и научил всему, что он хотел знать, – вот так вот просто взял и пришёл, в то время как я должен бороться со своими проблемами в одиночку! Ещё меня разозлило, что, описывая, чему он научился, автор не даёт инструкций, как этого достигнуть. Какой смысл писать об этих чудесах, если не давать инструкций? Бессмысленная трата бумаги и моего времени! Наклонившись к Нине, я прошептал: – Запас моего терпения в то время уже подходил к концу. Я покачал головой. – Очень ясно помню всё, что произошло. Казалось, вселенная забыла про меня! От злости я швырнул книгой о стену и мысленно закричал, что если сейчас же не получу помощь, то прямо завтра утром отправлюсь в горы и съеду с обрыва в пропасть. По моему телу растекалась ярость. Быть может, позже я бы и передумал, но на тот момент решение было твёрдым. Пока я здесь, вселенная может игнорировать меня. Но пусть попробует так поступать, когда я окажусь перед ней! Всё началось минут через пять. Обострённые чувства ощутили появление чего–то огромного, втискивающегося в мою квартиру и не вмещавшегося в неё. Я ничего не видел и не слышал, но чувствовал происходящее всем существом, иначе не могу описать это ощущение. Вы не представляете, как я перепугался! По–моему, я никогда ещё не был так напуган, я чуть не написал в кровать. Я жил тогда в небольшой просторной квартире, где со своей кровати мог видеть коридор, часть кухни и большую часть гостиной. По всей квартире был включен свет – не люблю темноты, и, как только темнеет, мне начинает казаться, что из–за спины кто–то наблюдает за мной. Сколько себя помню, боюсь темноты, потому и держу освещение включенным. Ещё я не люблю тёмных углов – никогда не знаешь, что там может быть… Итак, через нескольких секунд все лампочки в доме начали мигать. Свет включался и выключался – почти как музыка, а я буквально трясся от страха. Я ощущал, как формируется какое–то присутствие, и вдруг услышал громкий и жёсткий голос где–то внутри головы: «Советую ещё раз подумать!..» После чего всё кончилось. Свет перестал мигать, и невидимое присутствие покинуло квартиру. Я был так напуган, что пролежал в кровати до самого утра, несмотря на то, что сильно хотел в туалет. А следующую ночь провёл в другом месте. К моему удивлению, по всему дому пошли необычные разговоры. Так, я слышал, как спустя несколько дней двое жильцов в комнате для стирки обсуждали свои странные ощущения. По всей видимости, другие жильцы также ощутили нечто, чему не могли дать объяснения. Этого случая было достаточно, чтобы я почти на два года бросил ныть о своих несчастьях. Но позже острота воспоминаний стала стираться. Я остановился, чтобы выпить апельсинового сока и закурить очередную сигарету. – Что, по–твоему, к тебе приходило? – спросила Нина. Я покачал головой. – Не знаю и не очень–то стремлюсь узнать. Очевидно, что я сильно кого–то достал, и он был явно не в духе. Время шло, но ситуация не улучшалась, а, наоборот, ухудшалась, и мне становилось всё труднее и труднее притворяться. Огромное количество энергии уходило на то, чтобы держать на лице улыбку и притворяться довольным. К тому же, первый случай, действительно, поверг меня в ужас, но, как ни странно, подготовил. И теперь я собирался не лежать и дрожать от страха, а драться. В конце концов, я имею право на счастье! Кроме того, депрессия забирала у меня ясность мышления. Ну, и, наконец – я просил о помощи и не получил её, – я задумался на минуту над сказанным. – Вообще–то, не совсем так, – произнёс я, усмехнувшись. – Тебе всё–таки помогли? – спросила Нина. – Да. Я выиграл поездку в Мексику, и там познакомился с человеком, который, возможно, мог бы мне помочь, но я оказался не готов к поставленным им условиям, можно сказать, провалил всё дело. С другой стороны, пойди я на сотрудничество с ним, моя жизнь пошла бы по другому пути, и я бы никогда не научился выигрывать в лотерее. В каком–то смысле, уже одно это стоило того. К тому же история, которую я собираюсь вам рассказать, возможно, никогда бы не произошла, а это было бы большой потерей. – Минутку, ты утверждаешь, что умеешь выигрывать в лотерее? – спросил Денни, своей позой с руками, сложенными на груди, утверждая невозможность этого. – Да, но об этом позже. – И ты выигрывал больше одного раза? – спросил Денни. Его глаза округлились. – Да. Я расскажу об этом позже, – я отодвинул свой табурет от барной стойки и встал, чтобы немного размяться. – И что, ты получил по заднице во второй раз? – улыбнулась Нина. – Не совсем так. Вообще–то, даже наоборот. У вас что, нет музыки? – спросил я, пытаясь переменить тему. – Здесь слишком тихо! Денни встал и подошёл к маленькому магнитофону, стоявшему на одной из полок. Он вставил кассету и покрутил громкость. Не знаю, что это была за музыка, – что–то в стиле «нью эйдж», – но она прекрасно заполнила тишину. Дом  Дом, где в следующий раз отдохнёт моя душа. Перекрёсток жизни, Где посажу семена доверия, Выращу урожай любви, И задумаюсь, по какому пойти пути, Перед тем, как вернуться домой, К следующему перекрёстку жизни Где посажу семена… Глава 5 Я немного размял кости и снова присел, собираясь послушать музыку, но Денни взволнованно забарабанил пальцами по стойке бара и бросил на меня полный нетерпения взгляд. Я понял намёк. – Следующий эпизод произошёл примерно два года спустя. К моему эмоциональному состоянию добавились потеря работы и приближение первого банкротства. Но это было ещё не всё. Единственным результатом моей упорной работы в группе взаимной психологической поддержки стало лишь появление нескольких приятелей и возможности иногда поплакаться. В общем–то, я снял часть груза с души, но счастье всё равно не приходило. – Ты пробовал за эти два года ещё что–нибудь, кроме группы поддержки? – поинтересовалась Нина. – Я много чего перепробовал, но было ощущение, что нечто неизвестное как будто мешает мне найти счастье. Теперь–то ясно, в чём дело было, но тогда это просто сводило с ума. Все замолчали, и мои мысли унеслись в прошлое. – Помню, что был сильно расстроен, – начал злиться по–настоящему, на всю вселенную. Моя злость концентрировалась на том присутствии, что приходило ко мне в квартиру. Какое оно имело право пугать меня до полусмерти, а вместо помощи лишь сказать, что мне нужно подумать ещё раз? Ну, как ещё нужно подумать? Я был готов к драке! И ещё, я тогда очень устал, устал от жизни. Ничего не получалось, а то, к чему притрагивался, рассыпалось в пыль. Жизнь без счастья превратилась в нескончаемую ночь. Сильная боль в груди стала постоянной. Почти невозможно описать словами все ощущения и эмоции того времени. Я не мог понять, почему было недоступным состояние внутреннего счастья, которое должно быть очень естественным. Хотелось лезть на стены. К тому же, не получая желаемого, я становлюсь несносным. Особенно когда я прилагаю серьёзные усилия к достижению цели. Должен сказать, что были и счастливые моменты. Но я не был удовлетворён объёмом счастья, мне хотелось много большего, понимаете? Нина посмотрела на меня. – Да, думаю, что понимаю. – Ты действительно считал, что можешь победить что–то, во много раз превосходящее тебя? – спросил Денни. Я покачал головой и ответил: – Порой принять вызов важнее, чем победить. Хотя, признаю, выбранная мною форма была явно несовершенной. Я полагал, что жизни нечего мне предложить, и хотел кардинально сменить обстановку. Удивительно, что люди согласны сражаться за камни, грязь и тому подобное, но только не за любовь и радость. А это единственное, за что стоит бороться. Всё остальное – не более, чем временное. Денни утвердительно кивнул головой. – Было около часа ночи. Я решил, что утром отправлюсь в горы и всё обставлю так, чтобы было похоже на несчастный случай. И удивительно – после принятия этого решения пришло новое для меня ощущение умиротворённости. Я лежал в кровати и чувствовал покой. Подобное чувство я испытывал впервые. Наверное, я задремал и попал в состояние полусна–полубодрствования. И в этом, подобном трансу, состоянии пришло похожее на явь видение. Я как будто находился в художественной галерее, в самом центре просторного зала. Глядя по сторонам, я обнаружил, что большая часть висящих на стенах картин – мои. И тут началось самое интересное: я услышал звук открывающейся двери и, повернувшись, увидел стройную высокую женщину с прямыми белыми волосами до плеч, молочно–белой кожей и большими глазами. Я не заметил, как мы оказались друг перед другом. Единственный способ, которым я могу описать её невероятную красоту, это сказать, что она была красивее, чем её внешность. Мы стояли лицом к лицу не дальше, чем в полуметре друг от друга. Она спросила: «Тебя зовут Клаусом?» Казалось, миллиарды клеток моего тела ожили, каждая со своим сознанием, и стали внимать ей. Это было совершенно невероятное ощущение, одно из самых замечательных в моей жизни. Каждая клетка была личностью, участвующей в моей жизни. Они были малыми существами, трудящимися вместе над созданием этого физического тела, позволяющего мне жить и получать опыт физического существования. Было впечатление, что все мои действия влияют на них и имеют для них значение… Короче, я попытался ответить на её вопрос и не смог. Слишком много всего происходило в моём теле, и я лишь кивнул головой. Она протянула мне руку, и на какую–то долю секунды её ладонь оказалась в моей. Она произнесла: «Я хочу, чтобы ты ещё побыл там. Немного позже ты всё поймёшь». Её голос прозвучал пением тысячи ангелов, все клетки моего тела были само внимание. Ошеломляюще! К сожалению, после её слов всё окончилось, и я проснулся в своей кровати. Ещё в течение нескольких месяцев меня преследовало это видение, и я не раз делал попытки вернуться туда, но безуспешно. Ничего не выходило. – Что же такого было в этом видении, что оно тебя преследовало? – спросила Нина. – Я надеялся встретить эту женщину в реальной жизни. Глупо, но это давало искорку надежды. И одна эта надежда помогала мне жить в течение почти трёх лет. Трёх долгих лет. Видимо, таков был план. Похоже, вселенная решила применить искушение, раз испуг больше не мог заставить меня жить в этом мире. И, как видите, расчёт оправдался, во всяком случае, на некоторое время. – А может, всему виной химический дисбаланс в твоём организме? Ты не задумывался об этом? – спросил Денни. – Да, я прошёл и по этому пути, испробовав нескольких докторов, но, в конце концов, решил, что уж лучше страдать, чем жить на таблетках. К тому же большинство из них даёт серьёзные побочные действия, и ещё я опасался, что, начав принимать лекарства, потом не смогу испытывать счастье без них. Также была надежда когда–нибудь найти ответ. А вообще, лекарства – это только временное решение, они не устраняют причину проблемы. Я считаю, что любовь и счастье не должны зависеть от обстоятельств, от опыта или от моего физического тела. Последний рубеж  Неужели мы такие упрямые? Даже не сомневайтесь! Битва со всей вселенной – Тысячи воинов, стальные клинки наголо, Пять сотен тяжёлых коней – И ты встанешь против них с соломенным кинжалом в руке! Я был воином вечность и один день. Мне неизвестна вся мудрость, Но одно я знаю наверняка: Сегодня прольётся кровь. Это будет, друг, твоя кровь, Но, также, и моя. Ибо я буду честно биться. Поэтому, прошу тебя, Подумай, Хороший ли это день, чтобы умереть?Глава 6 – Прошло почти три года. Дело было ранним вечером, я вышел поужинать в ресторан, но был настолько подавлен и расстроен, что есть не смог. Со слезами в глазах, измождённый, я сел в машину и тупо поехал по шоссе в горы. Мысль о том, что через час или два всё закончится, приносила облегчение. – В этом–то и проблема – самоубийство считают выходом, но оно лишь начинает заново весь процесс, – заметила Нина. – Согласен. Но, когда ты зашёл настолько далеко, все теряет значение, остаётся лишь желание выйти из этой темноты, хоть ненадолго. Я бы всё отдал за то, чтобы побыть неделю счастливым. Вот в каком я был состоянии! Нина сочувственно кивнула. – Похоже, где–то по пути ты передумал, иначе не сидел бы сегодня с нами, – сказал Денни. Мне показалось забавным, что его верхняя губа подрагивала. – Вовсе нет. На самом деле, произошло следующее. Примерно в тридцати минутах езды от Калгари стояла заправочная станция. У меня в баке было достаточно бензина, но по какой–то непонятной причине, как только я проехал эту станцию, машина начала чихать и дёргаться, как когда кто–то быстро включает и выключает зажигание. Скорость упала до пяти миль в час. Датчик топлива показывал, что горючего достаточно, да и машина была новой! Я решил вернуться на заправочную станцию проверить электронное зажигание. Но как только я начал приближаться к станции, мотор заработал нормально. Я решил, что нет смысла ремонтироваться – ведь машина мне нужна лишь на одну поездку. Потому – разворачиваюсь и снова еду в горы. До места, где можно было развернуться, пришлось проехать около мили. Настроение было такое поганое, что я бы не отказался от затеянного, даже в случае, если бы пришлось толкать машину руками. После разворота я направился в горы. Но, доехав до заправочной станции, машина опять начала дёргаться и чихать. Мои попытки переключать передачи, включать и выключать зажигание и фары не помогли – чихание продолжалось. Когда показалось место, где можно было развернуться, машина уже ехала с таким трудом, что я едва завершил манёвр. А путь до станции занял минут десять или пятнадцать. Несколько раз двигатель глох, а затем снова запускался. Но, как только машина поравнялась с заправочной станцией, мотор ожил и начал работать ровно. Поэтому я проехал мимо заправки и направился к развороту, который был в миле от неё. Машина всё ещё работала хорошо. Я развернулся и снова поехал по направлению к горам. Несносная машина продолжала работать нормально, пока не миновала заправку, после чего произошло то же, что и раньше: двигатель начал чихать и попеременно выключаться и включаться. Раздражение росло, и я решил ехать, как есть, но чем дальше удалялся от заправки, тем хуже работал двигатель. В конце концов, мне осталось лишь одно – снова развернуться. И, естественно, что, поравнявшись с заправкой, мотор снова ожил и заработал нормально, мурлыкая, как котёнок. – Почему же ты не заехал на заправку, чтобы механик проверил машину? – спросил Денни. – Было уже девять или десять вечера, и я не думал, что в такое время там будет механик. К тому же она прекрасно работала на противоположной стороне трассы, и почему–то я знал, что с машиной всё в порядке. В этот раз я не собирался позволить вселенной так просто меня остановить! – Ну, ты и упрямец, – прокомментировала Нина, покачав головой. – Возможно, но я был зол и собирался заявить вселенной, что с меня хватит. – Дай я угадаю – ты так и ездил взад–вперёд, пока машина не развалилась на части, – улыбнулся Денни, как будто знал ответ наперёд. – Вроде того. Я ездил по кругу до девяти или десяти часов утра. Мои слушатели разразились смехом. Мне ничего не оставалось, как только присоединиться к ним. Сейчас, оглядываясь назад, этот эпизод кажется безумством. Наверное, так оно и было. – Так ты всё–таки сдался? – воскликнула Нина, аккуратно вытирая слёзы со щёк. – Нет, не сдался, просто сильно устал и заехал на заправку что–нибудь перекусить и выпить кофе, после чего собирался продолжить. К тому же нужно было залить бензину. Хорошо ещё, что у них работал круглосуточный ресторан. Короче, я въехал на заправку и попросил залить полный бак. Помню, что работник странно на меня посмотрел, но я не уделил этому особого внимания. Запарковав машину, я вошёл в ресторан. Там было очень тихо, за стойкой бара сидели несколько пожилых дальнобойщиков. Я выбрал место за одним из столиков, разделённых невысокими перегородками. Наверное, к этому времени я находился почти в бредовом состоянии. И, должно быть, выглядел ужасно – измождённое лицо, красные белки глаз, следы слёз на щеках. Подошла официантка с кувшином кофе в руках, заботливо и весело посмотрела на меня и спросила, не я ли тот малый, что всю ночь ездил взад–вперёд? Нина с Денни всё ещё хохотали. Потянувшись за сигаретой, я нахмурился так сурово, как только мог, но от этого они засмеялись ещё громче. – Смейтесь, смейтесь. Когда–нибудь роли переменятся, и тогда посмотрим, что в этом смешного. – Какова, по–твоему, вероятность того, что подобная ситуация могла произойти? – Денни взглянул на Нину. Выбросив руки вверх, она ответила: – Наверное, один на миллион. – Короче говоря, я ответил официантке, что моя машина не хочет ехать в горы, а едет только назад в Калгари. Я едва мог говорить, во рту пересохло, и я не чувствовал губ. Вдобавок я слишком устал, чтобы стыдиться. Она спросила, куда я направлялся, и я, не моргнув глазом, ответил: «Сброситься с обрыва!» Она постояла, глядя на меня, а потом неожиданно расхохоталась. Наконец, успокоившись, она наклонилась ко мне и произнесла: «До тебя что, туго доходит? Так или иначе, я принесу тебе завтрак, потому что тебе ещё долго жить в этом мире». Она налила мне чашку кофе и направилась в кухню. Можно было ожидать услышать из кухни громкий смех, но этого не произошло. Я понял, что она никому не рассказала. Она не расспрашивала меня, по какой причине я решил сброситься в пропасть, но после ещё нескольких слов, а также бесплатных завтрака и кофе я сел в машину и направился домой. К этому времени Денни с Ниной хохотали так громко, что это начало действовать мне на нервы, потому я извинился и вышел в туалет. Я не обиделся на них, просто было немного (а может, и очень) стыдно. Сейчас эта заправочная станция не работает, там не осталось ничего, кроме пустого здания. Я всё ещё иногда езжу туда, чтобы поразмышлять, сколько ещё таких, как я, останавливалось там. Так что теперь я всё ещё здесь и рад этому. Что касается обещания, что всё, в конце концов, станет мне понятно, оно сбылось. Но что касается совета подумать хорошенько ещё раз, то он меня всё ещё раздражает. А вам, добрая и великодушная официантка, БОЛЬШОЕ СПАСИБО!!! Требуется  Ангел–Хранитель, один. Должен обладать невероятным, невообразимым, и совершенно непостижимым терпением. Резюме и лотерейный билет присылать по адресу, почтовый ящик 40081, Клаусу. Глава 7 Когда я вернулся из туалета, Нина и Денни уже пришли в себя, но всё ещё улыбались. Денни поинтересовался, не хочу ли я ещё апельсинового сока. – Мы не собирались смеяться над тобой, – извиняющимся тоном произнесла Нина. – Но согласись, что та часть рассказа, где до тебя долго доходит, довольно смешна, – добавил Денни. – Наверное, вы правы, – я кивнул головой в знак согласия. – И что, это всё? – спросила Нина. – Нет, история только начинается. И теперь она станет совершенно ненормальной. Денни опустился на табурет. – Ну что же, ночь только начинается, и если ты готов рассказывать, мы готовы слушать. На какое–то мгновение его губа снова задрожала. Я наклонился к Нине и, улыбаясь, спросил: – Почему у Денни время от времени дрожит губа? Нина рассмеялась. – Это случается, когда он что–то утаивает. Из него не получится хороший игрок в покер. Что же мог утаивать Денни? Может, приближался крутой поворот в игре? Что–то меня настораживало. Обычно я держу глаза и уши открытыми, чтобы не пропустить необычные детали, и это был явно один из таких случаев. Мои наручные часы всё ещё не работали. Сквозь стёклышко были видны капельки воды. Я было собрался спросить, который час, но потом не стал этого делать – в конце концов, мне было некуда торопиться. – Ну вот, – начал я, вспоминая, на чём остановился, – примерно в течение двух лет я переезжал из дома в дом, и вначале дела шли неплохо, но сердце моё было недовольно. Счастья всё ещё не было, и большую часть последних шести месяцев я провёл в попытках достичь счастья или большего счастья. Относитесь к этому, как хотите, мне всё равно. Я знаю, что вы уже слышали это от меня несколько раз, но так и было на самом деле. Я перестал менять дома и проводил всё время в попытках найти решение своей постоянной проблемы. Но деньги заканчивались, и, в конце концов, пришлось на время отступить и попробовать устроиться на работу. Довольно быстро удалось найти хорошо оплачиваемое место. А спустя ещё несколько дней за подходящую цену нашёлся и новый дом, в который я и переехал. Решил жить, как все остальные, то есть ходить на работу, платить по счетам, откладывать на старость. Со мной жил сын, и я старался служить ему хорошим примером. Мысль, что так проживу до самой смерти, ужасно подавляла, но другого пути я для себя не видел. Примерно через пять месяцев после устройства на работу однажды утром мне объявили, что я уволен. Было сказано, что причина в медленном развитии бизнеса и необходимости урезать расходы. Но настоящей причиной было не это: все видели, что я несчастлив. Я больше не мог этого скрывать, энергии не хватало на то, чтобы постоянно держать на лице улыбку. Уверен, все полагали, что мне не нравилось там работать. Это стало шоком. Я был не столько расстроен, сколько не знал, что делать дальше. Неделю просидел дома, занимаясь лишь тем, что каждый день выгуливал собаку. Ещё оставались кое–какие деньги, но очень немного, а ежемесячная плата за дом была довольно высокой. Дом, хоть и небольшой, находился в хорошем районе. Экономика была не на высоте, и хорошо оплачиваемых работ было не так уж много. Даже найди я сразу же посредственную работу, было ясно, что всё равно этот дом мне не по карману. Помню, как сидел в парке и глядел, как мой пёс Руди играет с другими собаками, как вдруг что–то щёлкнуло во мне. Почему–то я решил сделать ещё одну попытку достигнуть счастья – возможно, ранее я пропустил что–то в прочитанных книгах или неправильно выполнил инструкции. Потому, вернувшись с прогулки, я вскочил в машину и помчался в библиотеку. По дороге одна часть меня твердила о напрасной трате времени, но другая часть с величайшим энтузиазмом встрепенулась к жизни. К тому же я помнил, что на время поисков внутреннего счастья становился счастливым. Спустя какое–то время, когда не удавалось добиться ничего большего, чем временное счастье, наступала депрессия. В этот же раз у меня было твёрдое ощущение, что всё получится. Нужно только найти то нечто, что осталось незамеченным раньше. – Господи, сколько это будет продолжаться? – прервал меня Денни. – Уже всё, – успокоил его я, – отсюда всё начало резко меняться. – Слава Богу, а то у меня самого начинается депрессия. Когда уже будет про лотерею? – Очень скоро. Итак, я взял целую стопку книг обо всём, что считал заслуживающим внимания: о медитации, духовности, визуализации, управлении умом, позитивном мышлении, любви и тому подобном, даже несколько книг по лозоходству, которые, в общем–то, не были нужны. Но они попались мне на глаза и поехали ко мне домой вместе со всеми остальными. Затем я провёл несколько недель, читая книги, делая заметки и как можно лучше выполняя прочитанные инструкции. По существу, проснувшись, я сразу начинал читать, а заканчивал, когда шёл спать. Перерывы я делал только для того, чтобы поесть, вывести Руди в парк и для того, чтобы выполнять инструкции из книг. – Ты достиг каких–нибудь результатов? – спросила Нина. – Никаких, – ответил я, – за исключением того, что почувствовал себя лучше от самих усилий, по крайней мере, лучше, чем обычно. Вообще–то я не ожидал результатов. Во мне горело желание сделать ещё одну попытку. Само то, что я прилагал усилия, давало мне надежду и в каком–то смысле успокаивало. Существует разница между надеждой на что–то и предположением, что нечто произойдёт. Но мы ещё поговорим об этом позже. Итак, тут–то и начались перемены. Я уже стал нервничать и решил сделать перерыв. Позвонил приятелю узнать, дома ли он. Он, как всегда, был дома, потому я захватил пива и отправился к нему в гости. В то время финансовое положение моего друга было не лучше моего. Он не работал, и денег у него было не густо. Большую часть времени он проводил, просматривая спортивные передачи и играя в спортивную лотерею, что у него не очень–то получалось. Я посмотрел на его проигравшие билеты и с сарказмом заметил, что с не меньшим успехом он мог бы угадывать победителей, бросая дротики в стену. Рассмеявшись, он согласился с моей оценкой. Для меня же самого азартные игры всегда были бросанием денег на ветер в надежде, что назад прилетит в два раза больше. Шансов, что такое произойдёт, немного. В прошлом я играл в покер, но больше для развлечения – с максимальным выигрышем или проигрышем в пятьдесять долларов. Пока я рассматривал лотерейные билеты своего друга, мне в голову пришла идея. Недавно на глаза попались несколько книг и телепередача на тему лозоходства. В передаче человек искал минералы с помощью лозы, помогал шахтёру найти новые залежи минералов в старой заброшенной шахте. Как ни удивительно, они добились хороших результатов. Этот человек, использовавший принципы лозоходства, пользовался обыкновенной верёвкой с грузом на конце. Он принимал вращение влево за «да», в вправо – за «нет». До меня дошло, что использование верёвки – это не более, чем один из способов общения сознания с подсознанием! Я поделился с приятелем предположением, что, используя подсознание, можно заглянуть в будущее и посмотреть, какая из двух команд выиграет. Он ответил, что у меня не все дома, и что будущее предсказать невозможно. И привёл около двадцати причин, почему это не должно получиться и не получится. Очевидно, он был ещё более твердолобый, чем я. Но, чем больше я размышлял, тем больше мне нравилась эта идея. Ко времени, когда я добрался домой, почти что всё сложилось в моей голове. Я понял, что необходимо найти такое состояние ума, при котором сознание и подсознание встречаются и работают вместе, как единое целое, а не существуют раздельно. Звучит просто, и, действительно, оказалось не сложно, хоть и понадобилось некоторое время, чтобы этого добиться. К тому же я получил намного больше, чем рассчитывал. – А что такого важного в подсознании? – спросил Денни. – Похоже, подсознание имеет доступ к огромным объёмам информации. Кроме того, все подсознания объединены в единую сеть, но самое важное – это то, что подсознание также соединено с душой – тем большим, что мы есть на самом деле. Немало времени ушло на разработку всего плана и его деталей. Пришлось снова сходить за книгами в библиотеку. Я занимался этим примерно в течение недели или двух, пробуя разные вещи. В общем, я собрал всю информацию, какую мог найти, перемешал её, а потом выбрал необходимое. Получалось, что необходимо было войти в состояние очень глубокой медитации, в состояние транса. Между сознанием и подсознанием есть тонкая завеса, её мне нужно было перейти. Самой большой проблемой было найти, на чём концентрироваться. Сначала я пробовал концентрироваться на результатах игры, но это лишь вводило меня в состояние, похожее на сон, и результаты, которые я видел в уме, были неправильными. Затем я концентрировался на подсознании, это приносило смешанные результаты. Не то, к чему я стремился. Избавлю вас от рассказа о деталях всего, через что пришлось пройти на пути к конечному выводу. Главная идея состояла в том, что мы есть нечто большее, чем просто сознание и подсознание. Потому мне нужно соединиться со всем, что есть я. И вместо того, чтобы говорить «всё, что я есть» или «высшее Я», я решил назвать это словом душа. Я был уверен, что подключение к этой большей части себя стало ключевым моментом, после которого всё заработало. Да так хорошо заработало, что через шесть недель я выиграл более ста тридцати раз. – И о какой сумме идёт речь? – прервал меня Денни. Я отпил сока и посмотрел на него. Нетрудно было заметить долларовые значки в его глазах. – Общая сумма составила чуть меньше двух тысяч долларов, главным образом потому, что ставки были невелики, – я не собирался выбрасывать на ветер последние оставшиеся у меня деньги. Также я решил, что лучше оставаться незамеченным – раз уж метод работает, то спешить некуда. К тому же, в тот момент деньги казались второстепенным фактором, я чувствовал, что совершил считавшееся невозможным, и буквально парил над землёй от радости. – А как же насчёт счастья? – поинтересовалась Нина. – На какое–то время вопрос счастья отошёл на второй план. Ведь намного легче быть несчастным, если сидишь под пальмой на тёплом песке и созерцаешь набегающие волны. Хоть я ещё не сидел под пальмой, это становилось достижимым. Пожалуй, я даже был счастлив в то время. На занятия уходили многие часы, но мне это очень нравилось. Даже сейчас я трачу на подобные медитации несчётное количество времени, открывая, что ещё можно сделать при помощи ума. Можно сказать, что я нашёл своё призвание. И, хоть всё это мне нравится, и я чувствую себя счастливым, занимаясь этим, но не отсюда приходит моё счастье, и не в этом была причина моего несчастья. Но мы скоро подойдём к этому. – Если уж впадать в депрессию, то лучше с комфортом, – заметил Денни. – Что–то явно начало происходить. Внутри меня проклёвывалось счастье, и это имело отношение к тому, как я пользовался своим умом. Но в то время единственным, что я отметил, было обретение покоя. – Логично, – добавила Нина. – Чтобы создать счастье, внутренний покой необходим. – Согласен. Кроме того, я был занят делом, мне было интересно и не заботило ничто иное. А к тому же… – Не важно! – перебил Денни. – Мне нужна точная инструкция. Я увидел в руке у Денни ручку, а на стойке перед ним открытый блокнот. Его глаза стали как блюдца, а губа дрожала ещё сильнее, чем раньше. – Полагаю, будет лучше, если я сперва расскажу всю историю. – Я тоже предпочту сначала дослушать до конца рассказ Клауса, – поддержала меня Нина. – А я хочу получить инструкции сейчас. Потом ты, скорее всего, забудешь, – настаивал Денни. – Может, и забуду, – рассмеялся я, – но ты, наверняка, напомнишь. Нина пожала плечами и произнесла: – Решение за тобой. Ситуация была чересчур странной. Непонятно, играл Денни в игру или говорил серьёзно? Ведь есть два типа игроков: те, что играют на стороне вселенной, и те, что просто принимают участие в игре. Главное отличие в том, что первые находятся очень близко к дилеру (дилер – участник, который сдаёт карты, сам оставаясь вне игры; – примеч. перев. ). Они знают, в общих чертах, направление развития игры и работают в этом направлении. Они знают, у кого какие карты. Остальные, к которым принадлежу и я, просто играют в игру. Я полагал, что Нина и Денни играли на стороне вселенной, но, судя по этой ситуации, таким игроком была лишь Нина. Наверное, Денни просто играл в игру так же, как и я. Порой кажется, что вселенная создаёт игру по ходу её развития. Уже не один раз я сталкивался с необходимостью принять решение, включать ли в книгу эти инструкции и стоит ли вообще рассказывать об этом кому–либо? Похоже, я вновь оказался на этом перекрёстке. Странно, что вселенная оставляет мне такое важное решение. Но оставляет ли? Я решил, что дам Денни инструкции, но сначала прочитаю ему небольшую лекцию. По правде говоря, этим я страховал самого себя. – О'кей, Денни, я дам тебе инструкции, но знай, что эти знания можно использовать в различных целях, и если ты станешь их использовать в азартных играх, то берёшь на себя ответственность за всё, что может произойти. Если ты и без этого собирался потратить на лотерейный билет пару долларов, тогда, действительно, можно постараться максимально повысить твои шансы. Но если ты собираешься истратить на эти цели деньги, отложенные для покупки продуктов, то скажу тебе сразу, что проиграешь, и объясню почему… – Я со всем согласен, никаких претензий, – Денни был как ребёнок, получивший новую игрушку. Я отпил апельсинового сока и подумал про себя, что точно слышал эти слова раньше. Мечты Говорят, добиться можно всего, Что способен вообразить. Но вспомню ли я, проснувшись, сон, Который вижу сейчас столь ясно? Глава 8 – Сразу же скажу о факторе нужды. Если играешь в покер на последние двадцать долларов, и тебе крайне необходимо выиграть, то с тем же успехом можешь оставить деньги на столе и уйти. Заполучить то, в чём сильно нуждаешься, – очень непросто. Именно это имеют в виду, говоря, что не следует привязываться к результату. Денни отодвинул блокнот и удивлённо посмотрел на меня. – Тебе ведь тоже были нужны деньги, в чём же разница? – Вообще–то, в то время мне было почти всё равно. Выиграю – хорошо, не выиграю – что из того? Кроме того, я учитывал фактор нужды, о котором узнал много лет назад из личного опыта. Понимаете, есть огромная разница между желанием и нуждой. Сильно желая, человек придумывает способы осуществить желаемое. Но в состоянии отчаянной нужды ум засоряется мыслями о последствиях неудачи. Это не продуктивно, так же как и попытка идти или вести машину, не глядя в направлении движения. Нужно фокусировать ум на том, чего хочешь добиться, а не на последствиях неудачи. – Получается, нужно, чтобы действие было мне в удовольствие, как будто это моё хобби? – переспросил Денни. – Отлично, прекрасное начало. Когда на тебя ничто не давит, можно сосредоточиться на цели. Если сделать ставку большой, то возникнет привязанность к результату, однако при ставке в два–три доллара результат не будет иметь значения. Тем более если всё равно собирался сыграть. – Денни, ты уверен, что понимаешь, о чём говорит Клаус? – тихим голосом спросила Нина. – Прекрасно понимаю, никаких проблем. Что делать дальше? – Найди тихое место, где тебя никто не побеспокоит. Затем ляг или же сядь в удобное кресло. Я предпочитаю лежать, чтобы не волноваться о том, что может упасть голова. Единственный недостаток лежачего положения – это необходимость дополнительных усилий для сохранения состояния бодрствования. Устроившись поудобнее, позволь себе полностью расслабиться и дай телу уснуть. Но не уму. Нужно позволить телу уснуть до состояния, когда ты его не чувствуешь и ничего не слышишь. Не настаиваю на том, чтобы ничего слышать, но это будет важно в конце. – Нужно что–то представлять, чтобы ум оставался бодрствующим? – спросил Денни. – Нет! Если начнёшь что–либо представлять, то попадёшь в состояние дремоты, после чего уснёшь. К тому же, если начнёшь что–то визуализировать, то всё увиденное может быть лишь плодом воображения. – Что же мне делать с умом, чтобы не уснуть? – В этом весь фокус – надо сфокусироваться на душе. Душой я зову большую часть себя, или «всё, что я есть», чем бы это для тебя ни было. Загвоздка в том, что ты не можешь её визуализировать. Лучшим, к чему я пришёл, является представлять себе, что я слушаю свою душу. Я пытаюсь услышать нечто очень тихое – душу. Отвлекись на момент и попробуй услышать, что происходит за стенами этого бара. Денни закрыл глаза и замер, затаив дыхание. – Нет, дыхание задерживать нельзя. Продолжай делать умом то, что делаешь, но дыши. Денни открыл глаза. – По–моему, получилось. Ум был сфокусирован, но ничего не делал. Он был абсолютно пуст! – Всё правильно. Нужно удерживать этот фокус и не думать ни о чём другом. Это легко делать в течение нескольких секунд, но потом ум начинает вносить различные мысли и образы. Ни в коем случае не вовлекайся в них, а поймав себя на этом – возвращай ум к концентрации на душе. Если прозеваешь момент вовлечения, то попадёшь в дремотное состояние, за которым следует сон. При сосредоточении важно оставаться расслабленным. Нельзя делать усилий, потому что они разрушат состояние расслабления, и медитация закончится головной болью. Получается, что нужно быть ментально, физически и эмоционально расслабленным, но в то же время – сфокусированным. Звучит сложно, но на самом деле это очень естественно. – Почему нельзя просто визуализировать результаты в мозгу? – поинтересовалась Нина. – Я как раз собирался об этом спросить! – присоединился Денни. – Точно не знаю почему. Знаю только, что если начать визуализацию на столь ранней стадии, то увиденное будет не правильным ответом, а частью сна. У меня ещё нет ответов на все вопросы, но я обнаружил, что нужно пройти за состояние сна, чтобы получить доступ к высшему уму. Это развилка, на которой можно свернуть влево или вправо. Налево – состояние сна, направо – состояние высшего ума. Вначале будет трудно удержаться от поворота влево, ведь это путь, по которому мы привыкли ходить. Большинство людей не часто пользуются дорогой направо, ведущей к высшему уму или душе. Туда, влево, ведёт наезженная колея. – Логично. Похоже, понимаю. Но почему ты полагаешь, что душа будет мне помогать? – с сомнением спросил Денни. – Интересный вопрос, который не приходил мне в голову. Я себе представляю, что дотягиваюсь и становлюсь этой большей частью самого себя, получая этим самым все доступные ей ресурсы. Зачем пользоваться старым арифмометром, когда есть большой быстрый компьютер? Если нужно принять важное решение, к чему пользоваться маленьким сознательным умом, если доступны все невероятные ресурсы? Посмотри на это так. Каждый раз, принимая решение, ты в какой–то мере предсказываешь будущее. Возьмём простой пример приготовления ужина. Во сколько все соберутся? Много времени займёт готовка? Сознательный ум производит медленные несложные вычисления, но та, большая часть ума, назовем её подсознанием, имеет в своём распоряжении больше информации и обладает памятью обо всём, что ты видел, слышал, нюхал, чувствовал или переживал. Потому она может производить вычисления значительно быстрее и точнее, чем сознательный ум. К примеру, подсознание хранит фотографическую память обо всём, что видели твои глаза. Многое, на что ты не обращал внимания, тем не менее, записалось в подсознании. И самое удивительное, что все подсознания неким образом соединены, подобно компьютерам в сети. Каждый из узлов сети может получать доступ к любой необходимой ему информации. Ученые продолжают спорить, но знание об этом существует на протяжении тысячелетий. Теперь о высшем уме – о том, что я называю душой, живущей вне временных и физических ограничений. Я остановился на минуту, чтобы дать Денни возможность задать вопрос, потому что он крутился на месте, как ребёнок, которому не терпится в туалет. Он облегчённо вздохнул и спросил: – А почему ты фокусируешься на душе, если говоришь, что подсознание имеет столько информации в своём распоряжении? – Опять же, Денни, я не знаю ответов на все вопросы. За эти годы я прочёл множество книг – по строчкам и между строк. Ни в одной из книг нет информации о сосредоточении на душе. Предполагаю, что многие пытались использовать как визуализацию, так и фокусировку на подсознании, но у них ничего не получилось. Могу лишь строить предположения, почему эти два пути не работают. Но если бы я тратил своё время на то, чтобы разобраться в причинах этого, то ни к чему бы не пришёл. Я полагаю, что мы являемся чем–то большим, чем просто сознательный и бессознательный ум. Думаю, очень немногие пробовали использовать душу, если вообще такие найдутся. – И почему, по–твоему? – спросила Нина. – У меня больше теорий, чем ответов. Но, возможно, многое объясняется суевериями и страхом. Полагаю, что в большей степени страхом – даже мой друг, абсолютно не религиозный, боялся фокусироваться на душе, считая, что этим он может нарушать какой–то космический закон. Полагаю, что эти знания держались в глубокой тайне и передавались только немногим мастерам. – Почему ты считаешь, что это держалось в тайне? – поинтересовалась Нина. – Хороший вопрос, меня это тоже немного беспокоит, – добавил Денни. – Наверное, причина в страхе. – Чего же боялись эти мастера? – спросила Нина. Денни кивал головой, показывая, что и он присоединяется к вопросу Нины. – Наверное, тьмы. Обладание знанием не обязательно даёт свободу от страха, и оно не даёт сил достойно встретить всё, посылаемое жизнью. – Не похоже, чтобы ты обладал огромными познаниями. Почему же ты не боишься играть с тем, что было спрятано на протяжении столетий? Я рассмеялся над его вопросом. – А что вселенная может мне сделать? Я уже несколько раз пытался уйти из жизни. Так что остаётся только бессмертие. Которое лишь даст больше времени для новых приключений. К тому же, теперь у меня есть кое–что, в тысячу раз более сильное, чем что угодно тёмное и негативное. Но почему твоей большей части быть недовольной, что ты устанавливаешь с нею контакт? Пряталось не это, а то, что мы можем сделать и чего достичь, когда устанавливаем контакт с большей частью себя. И я достиг кое–чего большего, чем спортивная лотерея. – Что же это? – воскликнул Денни, откладывая ручку. Его губа снова дрожала. Я улыбнулся про себя. – Тебе было предложено сначала дослушать рассказ до конца. Но ты настоял на инструкциях, потому придётся подождать, пока я не закончу с ними. Но сначала налей мне, пожалуйста, ещё стакан апельсинового сока, и я схожу в туалет. Затем я закончу давать инструкции, которых ты так сильно хотел. Я всё ещё улыбался про себя по дороге в туалет. Вспомнилась фраза, которую часто говорил мне мой друг Джон: – Всегда придерживай туза в рукаве, даже если никогда его не вынешь. Это придаёт ощущение спокойствия в любой ситуации. Страх  Страх сделать попытку В конце концов Прольёт слёзы Любви. Очень надеюсь, что в этом я прав… Глава 9 В невероятно маленьком туалете были лишь умывальник и кабинка с дверцей. Пройдя в кабинку, я закрыл за собой дверь. Голова была занята мыслями. Может, не следовало упоминать о лотерее? Может, стоило сохранить это в секрете? Но ведь эта информация позволяет сделать столько всего полезного. Тут я услышал, как открылась дверь туалета, а затем раздались шаги. Дверь закрылась, и послышался пожилой мужской голос. – Не бойся рассказывать всё, что знаешь. Остальное предоставь мне. – Вот как, а ты–то кто такой? – ответил я с сарказмом, думая, что это Денни подшучивает надо мной. Я открыл дверь кабинки, ожидая увидеть его перед собой. Но там никого не было! Я быстро вышел в бар и обежал его взглядом. В зале сидели лишь Денни с Ниной и джентльмен за столиком. Старик не смог бы так быстро вернуться к своему месту, к тому же было похоже, что он не двигается вообще. Денни с Ниной уставились на меня, не понимая, почему я всё ещё стою у двери в туалет. Я прошёл к своему табурету и сел. – Пока я был в туалете, ещё кто–нибудь туда заходил? Мои слушатели посмотрели на меня, друг на друга и покачали головами. – Та жидкость из зелёной бутылки, случайно, не вызывает галлюцинаций? – задал я следующий вопрос. – У меня нет, – Денни покачал головой. – А у тебя, Нина? – Я в порядке, – она пожала плачами. – Наверное, дело в виски, после него и розового слона, порой, увидишь. А что ты увидел? – поинтересовался Денни. – Послышалось что–то. Пустяк. Ладно, вернёмся к инструкциям. – Хорошая мысль, – поддержал моё предложение Денни. – При выполнении этой медитации ты можешь услышать произносимые кем–то слова, музыку и другие звуки. Перед глазами могут появиться картинки. Позволь этому происходить, но сам не вовлекайся. Всё это – лишь отголоски в твоём уме. Их появление означает, что цель путешествия близка. Я отпил апельсинового сока, чтобы дать Денни всё записать. – Что это за звуки и образы? – задала вопрос Нина. – У меня на этот счёт такая теория: ум, особенно подсознательный ум, никогда не останавливается. И, я думаю, что на этом этапе происходит вхождение в контакт с подсознательным умом. Потому очень важно продолжать двигаться, позволить себе заплыть ещё глубже и продолжать фокусироваться на душе, невзирая на то, что видишь и слышишь. Денни поднял голову от тетрадки и спросил: – А как я пойму, что дошёл до души? – Хороший вопрос. Это похоже на определённое состояние, степень которого будет каждый раз углубляться. Когда ты соединишься с душой, то сразу это поймёшь. Ты можешь почувствовать покой, а также то, что стал больше. Ум станет очень ясным. Ни с чем не сравнимое состояние. Ты как будто ещё полнее сливаешься со вселенной и, одновременно, отделяешься от повседневных хлопот. Не могу объяснить по–другому. К тому же у каждого, полагаю, будут свои особые ощущения. Похоже, Денни записывал каждое слово. Я снова сделал паузу, чтобы он не отставал. – И как же Денни узнает результаты игр? – спросила Нина. – Мы подходим к самому интересному. В этом месте нужно сделать выбор, потому что тут можно заняться и другими увлекательными делами, о которых я вам расскажу позже. Но если ты решил узнать результаты спортивных соревнований, рассмотрим этот случай. Всё, рассказанное до сих пор, необходимо выполнять один к одному, оставаясь сфокусированным и не отклоняясь в сторону. Но когда достигаешь души, появляется больше гибкости, и то, о чём я сейчас расскажу, можно изменять. – Я готов! – улыбнулся Денни. – О'кей, на этом этапе можно начинать визуализацию. Я представляю, что переношусь в будущее и помещаю себя возле магазина на углу. Представляю, что захожу в магазин, иду к стойке с лотерейными билетами и смотрю на листок с результатами игр. Изначально я представлял, что еду в поезде, и каждый город, мимо которого проезжает поезд, это один день из будущего. Доехав до нужного дня, я выходил из вагона, шёл к газетной стойке и узнавал результаты. Но я обнаружил, что, порой, использовал своё воображение слишком глубоко и создавал поезд чересчур реальным. Вместо этого нужно было лишь создать ощущение того, что я еду в поезде. – А как мне разобраться, не придумываю ли я всё, что вижу? – спросил Денни. – Кое–что будет результатом твоего воображения, без этого не обойтись. Лучшее найденное мною решение – это представлять нужную мне обстановку, магазин или поезд, очень поверхностно, так, чтобы они не становились моей действительностью, а оставались лишь инструментом для работы со временем. Однако, когда придёт время смотреть на результаты, их нужно визуализировать очень чётко, но без использования воображения, или используя его как можно меньше. Также не следует рассматривать результаты долго. Неплохо получалось, когда я просил душу поместить ответы в мой ум, чтобы я видел их, как на экране. Поиграй с разными способами и выясни, что тебе подходит. В случае, если ответы будут неверны, это не значит, что душа ошибается. Ошибка где–то в том, как ты слушаешь и смотришь. – Сколько времени у тебя ушло на то, чтобы добиться результата? – спросила Нина. – Примерно десять дней. – Ну, совсем неплохо, – прокомментировал Денни. – Однако, не забывай, что в то время я не работал и целыми днями занимался лишь медитацией. Есть ещё некоторые мелочи, которые тебе нужно знать. Не все полученные ответы будут правильными – по различным причинам. Будущее не высечено в камне и может измениться в любой момент. Поэтому я старался получить результаты шести–десяти разных игр. Позднее я просматривал их, сравнивая с тем, какие ответы я дал бы сам. Затем выбирал две или три игры и делал на них ставки. Иногда, если я чувствовал, что день удачный, и информация поступает очень чётко, то ставил на большее количество игр. Ставки делал небольшие и использовал разные комбинации. Скажем, у меня было десять игр, и я мог доставить на три или четыре комбинации («экспресс») по три–четыре игры в каждой. В случае одной ошибки выигрыши всё равно перекроют проигрыши. – Не так уж сложно, хоть и придётся немного поработать. Это всё, или есть ещё что–то? – спросил Денни. – Всё! Разве что ещё одно дополнение. Принимай во внимание, что новичкам везёт! – Что это значит? – Сам увидишь. – Это не… – Я поняла! – Нина перебила Денни и выпрямилась на табурете. – О, Боже, это же… Я чуть было не прошла мимо! Ты понял, Денни? – Сейчас же замолчи! – поспешил я остановить её. – Если человек не видит этого сам, значит, он не готов. Об этом не говорят вслух. – Молчу, как рыба, – улыбнулась Нина. – Совсем не смешно, – Денни соскочил с табурета и стал собирать свои записи. Я улыбался так широко, что почти ощущал ушами уголки губ. Денни поднял взгляд от своих записей, посмотрел на меня и произнёс наполовину серьёзно: – Кем ты себя считаешь, дилером? Пытаясь убрать улыбку с лица, я подумал, что, хоть и не дилер, но знаю, когда держу на руках больше одной карты. Видите ли, когда играешь со вселенной правильно, то есть по–доброму, уважительно и с любовью, вселенная продолжает сдавать тебе карты. Я слышал, что если получить всю колоду, то тебе может быть позволено самому сдать несколько карт. Что же до меня, то это чересчур большая ответственность, и, по–моему, чтобы получить так много карт, человек должен посвятить себя работе по изменению мира. Мне кажется, что у таких людей, как Мать Тереза, могло бы быть даже несколько колод. Сложно сказать наверняка… Однако, я знаю, что даже три–четыре карты позволят многого достичь. Внутренний ребёнок  Когда–нибудь обращали внимание, Что в каждом Взрослом Живёт ребёнок, Который брыкается, Пытаясь выбраться наружу? Может, стоит их выпустить, Пока они не разнесли всё вокруг? Глава 10 Денни не находил себе места из–за нашего с Ниной маленького секрета. Но я сказал ему, что по ходу рассказа будет ещё много подсказок, и он успокоился. В общем–то, это никакой не секрет, а одна из тех мыслей, которая при выражении через слово принимает в голове у слушателя определённую форму, после чего становится не тем, чем была. Есть во вселенной мысли, которые разрушаются, когда их выражают словами. Получается, что вы сообщаете собеседнику нечто совершенно бесполезное. Он облачит вашу мысль в форму и позже, когда встретит эту информацию в настоящем виде, снова автоматически поместит её в прежнюю форму. Таким образом, для него эта информация будет утрачена. – Перед тем, как продолжить рассказ, – сказал я, посмотрев на Денни, – мне, наверное, стоит сообщить то, чего не упомянул раньше. – Вот так сюрприз, – саркастически улыбнулся Денни. – Эта информация особенно важна для тех, кому трудно удерживать фокус внимания на душе. На протяжении ряда лет я ознакомился с множеством книг по восточной медитации. Многие из них предлагают концентрироваться на различных областях мозга, но ни в одной из книг не упоминается мозговой столб. Как будто все боятся спускаться в тёмный подвал – даже при включенном свете – ведь там остаётся много неосвещённых углов, в которых могут прятаться страшные чудовища. У этой проблемы есть простое решение – поместить источник света в самый тёмный угол. Этот же принцип можно использовать для работы с мозгом. Почему–то Нине эта мысль показалась очень забавной. – Фокусируя внимание на душе, ты стремишься к тому, что некоторые йоги называют высшим умом. Но иная часть твоего ума постарается привнести посторонние мысли. Мне постоянно приходилось с этим бороться. Чтобы найти ответ на вопрос, какая часть мозга ответственна за помехи, я рассмотрел все его части, упоминающиеся в книгах по медитации. Люблю находить странные, не укладывающиеся в систему элементы, которые могут выглядеть обычно или даже слишком обычно. – Что ты имеешь в виду? – спросила Нина с любопытством. – Посмотри на учения йогов и духовных учителей с Востока. Задав им вопрос, ты получишь короткий ответ. Но, излагая мысли на бумаге, они сочиняют не тонкие брошюры, а толстенные книги. Довольно непоследовательно, правда? – Полагаешь, это о чём–то говорит? – спросил Денни. Я кивнул головой. – Само существование чего–то уже говорит о многом. А как объяснить одинаковый стиль их письма, хоть все они относятся к разным расам и живут в разных странах? Я много размышлял над тем, как они умудряются исписать сотни страниц и при этом почти ничего не сообщить. А как быть с тем, что они снова и снова пишут об одном и том же, меняя лишь угол зрения и подход к вопросу? Посмотрим правде в глаза – все они пишут, используя какой–то код. И если все они знают, что это за код, то его не так уж сложно разгадать. Когда человек пишет десять книг, ничего не сообщая, это довольно примечательно. Видимо, он пишет между строк. Вот почему я обращаю внимание на то, на что они советуют не тратить времени, и копаю в тех местах, о которых они умалчивают… Если у вас есть клад, и вы хотите о нём рассказать, но так, чтобы не сообщить тем, кто не готов следовать за вами, ни где он спрятан, ни, тем более, как его достать, тогда вы должны как следует запутать следы. Итак, я обнаружил, что невозможно достичь души, той, большей части себя, пока ваш ум тарахтит, как квочка, снёсшая яйцо. А ключом к этому является единственное, что они обходили стороной, – мозговой столб. Отключи его – и задача решена! Я плавал на волнах гордости за своё открытие, пока через минуту не понял, что похож на сидящего на заборе петуха, который выхваляется перед курами. Уж, действительно, «курам на смех»! – Ты можешь по праву гордиться тем, что самостоятельно разгадал этот секрет, – Нина нежно загнала занозу ещё глубже. – Действительно, как–то, попробовав медитировать, я столкнулся с препятствием. Мне мешали мысли, которые постоянно лезли в голову. Как их убрать? – выручая меня, включился в разговор Денни. – Проще простого. Для начала нужно полностью расслабиться и успокоиться. Затем, всего на минуту, визуализируешь, как луч света из души сквозь макушку светит на мозговой столб, наполняя всё вокруг ярким светом. После этого ты помнишь о нём, не визуализируя. Ты же не наблюдаешь целый день за кровельщиком, чинящим крышу на твоём доме, – ты занимаешься другими делами, однако помнишь, что кровельщик работает на крыше. Короче говоря, оставляешь там свет, но не фокусируешься на нём. Теперь области мозгового столба будет чем заниматься. Не знаю точно, за что она отвечает, но метод работает, и это всё, что имеет значение в данный момент. – Денни, расскажи Клаусу о чудовищах из подвала, – переменила тему Нина. Денни покачал головой, на лице его отразился испуг. Нина наклонилась ко мне и сообщила: – Здесь есть подвал, но Денни туда ни за что не пойдёт, он говорит, что там прячутся чудовища. Хочешь сам взглянуть? – Пожалуй, нет. Если Денни говорит, что в подвале чудовища, мне этого достаточно. Нина рассмеялась. – Все вы, мужчины, одинаковы – много шумите, но стоит прийти серому волку, как вас днём с огнём не найдёшь. Я решил пропустить её реплику, и попытался вспомнить, о чём говорил перед тем, как мы отвлеклись. Секрет вселенной  Ключ – мысль, доверие. Замок – действие, любовь. Дверь – результат, радость. Игра продолжается. Глава 11 – В течение шести недель, что я интенсивно занимался спортивной лотереей, начали происходить необычные явления. Я объяснял их повышением своей чувствительности, так как не находил им других причин. Не желая вовлекаться во взаимодействие с некоторыми из явлений, я их игнорировал. Всё началось с малого. Появилось ощущение, что за мной наблюдают. Это случалось в основном ночью, поэтому я стал спать, не выключая освещения. Вечерами начало происходить другое необычное явление. В гостиной, где я спокойно сидел в кресле, пёс Руди вдруг поднимал голову и, навострив уши, пристально рассматривал центр комнаты, как будто что–то там видел. Это повторялось множество раз в течение нескольких недель. Я ничего не видел и не слышал, но порой явно ощущал чей–то взгляд. Самым удивительным было то, что если Руди решал покинуть гостиную, он обходил место в центре комнаты, на которое пялился, хотя обычно прошёл бы напрямик. Потом предметы стали перемещаться с места на место. Я клал чашку или книгу в одном месте, а позже находил их в другом. Хотелось объяснять это моей невнимательностью, но я чувствовал, что проблема не во мне. У меня простая жизнь и немного вещей, но те, что есть, всегда знают своё место. А как–то произошла такая история. После обеда я, забыв включить обогрев комнаты, лёг на кровать, чтобы в медитации посмотреть результаты соревнований. Но при глубоком погружении в медитацию моё тело сильно охлаждается. И вот, уже начав расслабляться, я ощутил, что замерзаю, – но подниматься и начинать всё сначала очень сильно не хотелось. Вдруг я услышал, что обогреватель включился, и подумал, что, видно, всё–таки включал его. Продолжаю медитировать. Ко времени окончания медитации в доме стало уже очень жарко. Я решил выставить терморегулятор на более низкую температуру. Но, оказалось, что, хоть температура в комнате и была двадцать семь градусов, тумблер терморегулятора был выставлен всего на двадцать один градус. А в момент, когда я подошёл к прибору, обогрев отключился. В те же шесть недель мне приснилось несколько странных снов. В двух из них я разговаривал с ангелом, но позже не мог припомнить ни всего сна, ни предмета разговора. Несколько раз снилось, что я дерусь на шпагах, но подробностей в памяти не осталось. Обычно подобные вещи привлекают моё внимание, но тогда я не стал отвлекаться, чтобы остаться сфокусированным на получении правильных результатов спортивных игр. Начались новые странности. Ближе к последней неделе мне стало трудно видеть результаты во время медитации. Я видел лист бумаги, но не мог рассмотреть самих результатов, как будто кто–то прикрывал это место пальцем. Я перемещал своё восприятие с одной части листа на другую, а тёмное пятно передвигалось следом. Результат всё ещё получался, но теперь это занимало невероятное количество времени и требовало большой концентрации. Я полагал, что мне мешают собственные сомнения, – такое случалось и раньше. С каждым днём становилось всё труднее. Я прилагал всё больше усилий, чтобы не дать подобной мелочи разрушить достигнутое. Полагая, что в последние недели разленился и не фокусировался достаточно глубоко, в каждой медитации я старался погрузиться всё глубже и глубже. Шумопоглощающие наушники, используемые на стройке для работы с шумным оборудованием, и чёрная повязка на глаза значительно подняли мою способность концентрироваться. Теперь ничто не отвлекало моего внимания. Я пользуюсь ими и сейчас – они прекрасно охраняют медитирующего от резких звуков, таких как хлопки дверей. Шестое ноября. В этот день прорвало плотину. Конечно, я не был слепцом и чувствовал приближение чего–то большого, но такого представить себе не мог. У Денни на лице отразилось сильное волнение. – Кстати, я забыл вам рассказать один важный кусок. А в нём содержится, может быть, ключ ко всей моей истории. – Ты что, ненормальный?! – воскликнул Денни. – Собираешься держать нас в подвешенном состоянии? Нина рассмеялась. – Денни, налей Клаусу лучшего напитка, чтобы его губы не уставали двигаться. – Мне нужна всего минута времени на важное отступление, – сообщил я, отлично понимая, насколько Денни раздражён. Видимо, он отнёс мои предыдущие слова к лотерее и решил, что у него ничего не получится. Денни слез с табурета, швырнул несколько кусков льда в стакан, схватил бутылку и налил так, как никогда не наливал ни один бармен. Нина рассмеялась. Денни поставил передо мной стакан, а рядом с ним открытую бутылку. – Сделано. Теперь неплохо бы увидеть движущиеся губы! – Он снова опустился на табурет. Я подумал, что не понимаю, какую игру затеяла вселенная, но разберусь в этом до окончания ночи. Обернувшись, я увидел, что старик всё ещё сидит за своим столиком, не сдвинувшись ни на дюйм. Странно, его даже не пытались обслужить. Я решил не задавать вопросов, а оставить всё как есть и посмотреть, что произойдёт. Я повернулся к Нине. – Было ужасно интересно, как дальше сложится моя жизнь, и спустя три недели после первого успеха в спортивной лотерее я решил заглянуть в будущее. Ведь если я способен добывать спортивные результаты, то могу и на себя посмотреть. После трёх или четырёх попыток у меня получилось. Оказалось, что в медитации на будущее полное изображение появляется не сразу. Сначала я увидел похожего на меня человека, сидевшего на пластмассовом стуле на лужайке рядом с ямой для костра. Затем появились деревья, трава, и показалось, что дело происходит в лесу. Но затем в метрах пяти или десяти за спиной у того меня появился небольшой домик. Я заметил, что я–будущий смотрит на меня, а рядом с ним, тоже на пластмассовом стуле, сидит ангел. Я попытался очистить картинку от плодов своего воображения. В этот момент я в будущем указал в мою сторону пальцем и, обращаясь к Ангелу, сказал: «Наконец–то! Неужели он добрался сюда?» – после чего они оба громко рассмеялись. Меня мгновенно выкинуло из медитации в состояние бодрствования. Я сел в кровати и принялся размышлять об увиденном. Я решил, что дал слишком много свободы воображению, и что надо будет ещё как–то сделать другую попытку. Но так никогда к этому и не вернулся. Джокер, или Карта Шута Я называю её Картой Шута (джокер – по–английски шут. примеч. перев. ), хоть это совсем не шуточная вещь. Есть одна игра, играть в которую с Джокером на руках у меня никогда не было желания. Я разобрался в ней ещё в довольно юном возрасте и тогда же понял, что держу в руках одну из таких карт. Обладание ею может вызывать много проблем, особенно если не знаете, что держите в руках. Мне довелось встречаться со многими обладателями такой карты, и я вдоволь насмотрелся на порождаемые ею сложности. Главная проблема человека с Джокером на руках – это отсутствие выбора. Если вселенная указывает путь, ничего иного не остаётся. Вы не можете выкинуть эту карту, не можете убежать или спрятаться. Способа борьбы с ней не существует. Видимо, выбор есть, но делает его ваше высшее «я» или душа. И когда решение принято, изменить его невозможно. У разных людей эта карта может проявляться по–разному, но всегда получается, что она играет вами, а не вы ею. Наверняка вы задаёте себе вопрос, как она это делает? Объясню так: если у вас на руках Джокер, то тем или иным способом вас направят в этой жизни к чему–то замечательному. К сожалению, более точно сформулировать не могу. Много лет назад я спросил у очень одарённой женщины: «Что происходит? Я пытаюсь идти в определённом направлении, но вселенная толкает меня в другую сторону. Как с этим бороться?» Она ответила: «У тебя на руках карта, и, зная это, ты всё равно решил противиться. Ты проиграешь, и никто не сможет тебе помочь». Это взбесило меня, и я сказал, что буду упорно драться до победы. Но, уходя, услышал её слова: «Ты всё равно проиграешь». Найдётся совсем немного людей с Джокером на руках, которые не сопротивлялись бы тому, что он несёт. Почему же это происходит? – спросите вы себя. Почему? Потому что Карта Шута, против всех законов логики, толкает вас во что–то совершенно непонятное. Но это не всё: карта – не географическая, а игральная, и путь перед вами виден лишь на шаг вперёд. Она испытает пределы вашей веры, а потом перейдёт их. Почему? Объяснение займёт слишком много времени, к тому же я не уверен в правильности своей теории. Но дам вам намёк – прочитайте эту книгу и присмотритесь, как в ней разворачиваются события. Вы ясно увидите, что книга и есть моя карта, и её действие отнюдь не закончилось. Как узнать, есть ли у вас на руках Джокер? Вот несколько признаков. Первый.  У вас может присутствовать ощущение, что необходимо заняться в жизни чем–то более полезным, что есть что–то более важное, чем проживать день за днём, но вы понятия не имеете, что же это. Второй.  Вы чувствуете срочную необходимость что–то сделать, но не представляете, что. Третий.  Вы ощущаете, что различными путями вас подталкивают в определённом направлении, а если пытаетесь идти в другую сторону, то жизнь превращается в кромешный ад. Четвёртый.  Возможно, вы чувствуете, что постоянно находитесь в поисках чего–то или что–то сильно желаете, но не знаете, что именно. Теперь на минутку отвлекитесь и успокойтесь. Подумайте, нет ли у вас на руках Джокера? Избавьте себя от агонии борьбы с этой картой. Я прошёл через это и боролся как только мог – безрезультатно. P.S. Карта Шута может быть также и «замедленного действия» – когда она у вас есть, но ещё не заработала в полную силу. В этом случае эффект всё равно ощущается человеком, у которого она на руках. Дилер, читатели – все участвуют в игре.Глава 12 – Пожалуйста, поймите, это – важно, – произнёс я, глядя на Нину и Денни, – шестого ноября вся моя жизнь перевернулась вверх ногами. Потому, хоть я и помню практически всё, о некоторых событиях могу рассказать не в том порядке, в котором они происходили. – Он тормозит, или мне только кажется? – Денни посмотрел на Нину. – Тормозит и по–крупному, – ответила она. – Вовсе нет, – вмешался я, – просто расставляю точки над «i». He хочу, чтобы что–то осталось непонятым. Денни и Нина притихли и сидели, пристально глядя на меня. Казалось, они пытались вызвать во мне чувство вины. Как будто это могло им помочь! Вдруг странная дрожь прошла вверх по моему позвоночнику и как будто вылетела через макушку головы. Появилось странное чувство, что я чересчур испытываю свою удачу. – О'кей, вот как всё происходило. Обычно рано утром я иду в магазин, чтобы посмотреть результаты вчерашних игр и взять список сегодняшних. Но в тот день я спал дольше обычного из–за беспокойной ночи. Кроме того, что–то внутри было не на месте, и не очень хотелось заниматься лотереей. После обеда я вывел Руди на прогулку, а по дороге из парка мы остановились у магазина, и я взял распечатку с результатами игр. Ещё оставалось достаточно времени, ставки нужно было сделать до пяти или шести часов вечера. Долгая прогулка обычно способствует хорошей медитации. Потому по возвращении домой я пошёл в спальню и лёг. Обычно список игр я держу в руке и просматриваю его прямо перед тем, как закрыть глаза. Справа невдалеке кладу записную книжку и ручку, чтобы записывать результаты, не вставая. Чёрная повязка защищает глаза от света, а наушники не позволяют резким звукам потревожить слух. Итак, я лежал на кровати, медленно расслабляясь и всё глубже погружаясь в медитацию. Нужно заметить, что из–за сложностей, проявлявшихся на протяжении последних двух недель, этот процесс занимал, по крайней мере, два часа. Я как раз подходил к точке, где тело становится бесчувственным, как услышал, будто кто–то прочищает горло. Предположив, что это Руди, я продолжил медитировать, но через пару минут под кроватью раздался глухой стук или щелчок. Такие громкие звуки обычно возвращают меня в состояние бодрствования, а это значит, что надо начинать всё сначала. В этот раз я решил, что это стукнул деревянный кронштейн, на котором лежал матрас. Иногда, когда бывает трудно расслабиться, я считаю от ста до единицы, и обычно это помогает, даже когда ум того не желает. Я начал медленно считать и после нескольких цифр услышал чей–то очень тихий голос, считающий вместе со мной. Я остановился и прислушался, но ничего не услышал. Начинаю считать снова, но после одного или двух чисел снова слышу этот голос. Предположив, что это плод разыгравшегося воображения, решаю не считать, а ждать момента, когда тело заснёт само. И вот, как раз на грани, за которой тело отключается, в точке, где слух и физические ощущения пропадают, что–то ударяет по кровати так сильно, что по ней проходит волна. Может, это приятель зашёл ко мне в гости и так пробует разбудить меня? Приподнимаю повязку и открываю глаза. Не верю своим глазам – то, что я вижу, совсем не мой друг! Сердце, кажется, готово разорвать грудную клетку. Передо мной стоит ангел! Большой, ростом, по крайней мере, фунтов семь (около двух метров десяти сантиметров). Отряхиваясь, он говорит что–то вроде: «Ты что, никогда не пылесосишь под кроватью? У тебя большие проблемы с пылью, дружище». Я всё ещё в наушниках и не должен его слышать, но отчётливо слышу в голове всё, что он говорит. На мгновение прервавшись, я взял ещё одну сигарету из пачки. Нина и Денни как будто застыли во времени. По лицу Денни можно было предположить, что он думает, что ангел собирается содрать с меня живого полосу кожу. Я прикурил сигарету и продолжил рассказ. – Это были не те слова, что ожидаешь услышать от ангела. Тела я не чувствовал, но сердце и ум мчались со скоростью миллиарда миль в час. Не знаю, как долго мы пялились друг на друга. При этом он ещё и улыбался. Не думаю, что я улыбался в ответ. В голове проносились разные мысли. «Этого не может быть! Он пришёл, чтобы напугать меня до смерти, – наверное, нельзя было пользоваться йогическими штучками для игры в лотерею! Вселенная потеряла терпение по отношению ко мне? А вдруг она послала этого ангела, чтобы меня исправить?» Тело начало дрожать. Мне приходилось пугаться и раньше, но так, как в этот раз, – никогда. Я подумал, не выпрыгнуть ли из окна, но сообразил, что ничего не получится. Вдобавок он стоял слишком близко к двери, чтобы можно было пробежать мимо. Я слышал, как часть меня кричала: «Сматывайся поскорее!» – «Подыграю ему, – сказал я себе. – Язык поможет мне выйти из этой ситуации. Скажу «привет» и не буду терять голову». С трудом удалось выдавить из себя одно слово – я сказал: «Привет!» Он наклонился ко мне. «Вот это да! Посмотрите–ка, он разговаривает. Приятель, расслабься, а то твои глаза вылетят из орбит». Я уже было начал свыкаться с новой ситуаций, как тут он наклонился в мою сторону и громко гавкнул: «Гав!» – Во мне что–то перемкнуло, – сообщил я, наблюдая за оцепеневшими лицами Нины и Денни. «Ну вот, теперь, когда к тебе вернулось дыхание, почему бы нам не поговорить по душам?» – с улыбкой предложил ангел. – Тут уж я не выдержал – испуганный, вскочил и прыгнул на него. Если слова не помогают, буду драться! Но пролетаю прямо сквозь него – и угодил прямо головой в стену. Я прервался, чтобы сделать глоток скотча и несколько затяжек. Каждый раз, когда вспоминаю об этом эпизоде, сердце начинает бешено биться в груди. Денни покачал головой. – Ты что, ненормальный, бросаться на ангела?! Нина зашлась смехом, и нам двоим не оставалось ничего другого, как последовать её примеру. О друзьях–деревьях Вспоминаю времена, когда был меньше ростом, младше годами и бегал быстрее. Когда шпага моя была проворней. Одной из любимых игр было драться на шпагах с деревьями. Кто–то подумает, что деревья – не такие уж грозные противники, и будет не прав. Нужно только правильно выбрать. В каждом лесу найдётся около полудюжины подходящих деревьев. Тут всё имеет значение. Некоторые из них предпочитают гибкие шпаги, и вам придётся точно рассчитывать свой удар, потому что удар в ответ может быть нанесён с удвоенной силой. С другой стороны, получить укол гибкой шпагой не так больно, как рубящий удар жёсткой саблей. В самом разгаре битвы ваше оружие может быть разрублено им пополам. Вот тогда вы влипли. Остаётся лишь спасаться бегством в надежде, что другое дерево даст вам свою шпагу. Если вы, конечно, ещё не шатаетесь между стволами с клинком, торчащим из спины. До сего дня, гуляя по лесу, я вспоминаю свои боевые кличи. И слышу зов: «Дружище, выходи на поединок!» Тут же просыпается сердце, в голову бьёт адреналин, движения ускоряются. Но я слышу лишь тишину, когда обнимаю деревья и отдаю им любовь. Да, много раз получал я при этом уколы в спину и ношу эти шрамы с честью и достоинством. Бросьте мне вызов, и, клянусь жизнью, я обниму вас так, что из ваших пор потечёт сама любовь. Моим друзьям деревьям, с любовью. Глава 13 Моё счастливое число – Никогда не слышал, чтобы кто–то лез в драку с Ангелом! Если попал в беду, зачем усугублять положение? – спросил Денни, качая головой и вытирая слёзы смеха. Я пожал плечами. – Не знаю, что на меня нашло. Видно, перепугался до смерти. Помню, что запаниковал и сорвался, когда громко и отчётливо услышал его «Гав!», несмотря на то, что был в наушниках. – Что же было дальше? – вернула меня к рассказу Нина. – Я ударился головой о стену и отключился. А очнувшись, обнаружил себя сидящим в кресле в гостиной. Напротив на диване расположился полупрозрачный ангел – сквозь него были видны предметы. Удивительно, но у меня на лбу не было ни шишки, ни ссадины. Голова тоже не болела. Я чувствовал себя, как после долгого сна. Или как при параличе: ум спокоен, тело расслаблено. Странно, ведь я несомненно ударялся головой о стену, потому что слышал тот неописуемый звук, что обычно раздаётся за момент до отключения сознания при ударе. Часы показывали почти восемнадцать тридцать. Значит прошло четыре часа с четырнадцати тридцати, когда я лёг и начал работу над ставками. Я посмотрел на ангела и спросил: – Ты кто? – Разве это не очевидно? – ответил он вопросом на вопрос. Я пялился на него, но парализованный мозг не справлялся с этой задачей. В голову пришла мысль, что, возможно, я сплю. – Давай подскажу, – улыбнулся он. Почему–то его улыбка показалась мне знакомой. – Смотри, кры–ы–ылья, – он расправил одно их своих крыльев, чтобы мне было лучше видно. – Вот перья. И смотри, я свечусь и могу включать и выключать свет. До этого я не замечал, что свет был включен. Ошеломлённый, я сидел, уставившись на него. – Подожди, не отгадывай. Видишь, вот мой нимб, и это ещё не всё. Я могу парить, могу стать совсем маленьким или очень большим. Ладно, даю тебе три попытки. Ангел продолжал сидеть на диване, а я собирался с мыслями. В его облике было что–то очень знакомое. Наконец, я прямо спросил: – Откуда я тебя знаю? Казалось, я думаю и произношу слова, как в замедленном кино. – Не в бровь, а в глаз! Хотя, в твоём случае, скорее, головой в стену, – со смехом ответил ангел. В моей голове воссиял свет. На секунду что–то неясное всплыло в мозгу. Я ткнул пальцем в его сторону и произнёс: – Сники. – Сказавший, что удар головой о стену не приносит пользы, явно никогда не встречался с тобой. Мы имеем дело с настоящей гениальностью, мой друг! Я не успел ничего ответить, потому что в этот момент в мозгу открылась заслонка. Голова закружилась, воспоминания понеслись сплошным потоком, как будто кто–то загружал в меня целую жизнь. Я едва успел дойти до туалета, прежде чем меня вырвало. Не знаю, сколько я там находился, но когда вышел, ангел уже исчез. Что, наверное, было неплохо, так как в голове у меня пылал пожар. Я добрался до постели и уже через несколько минут спал мёртвым сном. – Почему же нахлынули воспоминания, да так, что тебя вырвало? – спросил Денни. – Этот вопрос всё ещё открыт для обсуждения. Возможно, к концу рассказа вы сможете мне на него ответить. – А кем или чем был этот Сники? – задала вопрос Нина. – Вообще–то, Сники – это имя ангела. Пока так и будем его звать, но обратите внимание, как развернутся события ближе к концу рассказа. – Если ты никогда не видел этого ангела раньше, откуда тебе знать, как его зовут? – спросил Денни. – К тому же, что за имя такое – Сники? Мои слушатели рассмеялись. Это хорошо, подумал я, ведь им будет нелегко сложить всю картину воедино, понять её смысл и при этом не тронуться рассудком. – Что касается имени, всё скоро станет ясным из моего рассказа. С другой стороны, всё представляется не тем, что есть на самом деле. Что касается второго вопроса, Денни, я не смогу на него честно ответить, пока не закончу весь рассказ. Если, конечно, ответ на него вообще существует. – Ответ всегда есть, – сказал Денни. Я покачал головой. – Ты можешь верить в это сколь угодно долго, но всё в этом мире представляется не тем, чем есть на самом деле. – Мне абсолютно очевидно, что либо ты окунулся в это с головой, либо у тебя огромные проблемы, – сказала Нина. – Я бы поставил деньги на оба утверждения, – рассмеялся Денни. Я затянулся сигаретой. – Посмотрим. Иногда становится страшно, но меня это не останавливает. Во всяком случае, надолго. Продаётся  Ангел–Хранитель, один. С извращённым чувством юмора, как есть, без гарантии, назад не принимается. Чек или денежный перевод посылать по адресу: почтовый ящик такой–то… Глава 14 Денни захлопнул свою записную книжку. – Полагаю, нет смысла сохранять эти записи, – он разочарованно вздохнул. – Почему ты так считаешь? – Разве не очевидно? Ведь ангел запретил тебе этим заниматься? – Нет. Кроме того, я ещё не закончил рассказ. – Зачем же тогда приходил ангел? – спросила Нина. – Запаситесь терпением, дойдём и до этого. И кто сказал, что это был ангел? – Ты говорил, – ответил Денни. – Я лишь сказал, что он был похож на ангела. А мне кажется подозрительным всё слишком безупречное. Я никогда не видал ангела, но если он выглядит так, как будто играет главную роль в голливудском фильме, это вызывает у меня подозрение. Денни слегка успокоился, но всё ещё выглядел запутавшимся. – Если он не ангел, то кто? – спросила Нина. – Я не утверждал и того, что он не ангел. Не стройте догадок, если хотите понять тайны вселенной, – это лишь запутывает. Собирайте новые фрагменты мозаики – факты, храните их и ждите, пока другие части головоломки не станут на свои места. Постижение вселенной больше походит на охоту, чем на угадывание. Вы добываете фрагменты информации, а не строите догадки о том, какими они могли бы быть. Порой вы разбираете на части то, что уже известно, с целью увидеть фрагменты поодиночке, а потом снова собрать их вместе, чтобы увидеть полную картину. Поступая таким образом, вы не строите догадки, а рассматриваете большую часть истины фрагмент за фрагментом. – Хорошо, как же нам разобрать на части всё, что ты рассказал до сих пор? – задала вопрос Нина. – Вот как. Что мы имеем? Несчастье, желание, успех, страх, неудача, созерцание, будущее, нечто, похожее на ангела, и так далее. Теперь приглядитесь к каждому фрагменту. Я дал им подумать над сказанным. – Единственная картина, которую я вижу, – это та, которую ты нам описал, больше ничего нет, – произнёс Денни. – Если не строить догадок, то это всё. Я взглянул на Нину, но и она отрицательно покачала головой. – Затруднение в том, что вы не добавляете свои главные фрагменты, – сказал я. – А что такое главные фрагменты? – спросил Денни. – Всё во вселенной является не более чем тенью своей противоположности, то есть самолёт не будет самолётом без неба. Истина постоянно изменяется и расширяется, вот почему не существует такой вещи, как истина в последней инстанции. – Я всёе ещё не понимаю, – пожал плечами Денни. – Хорошо, всё является ни чем иным, как тенью своей противоположности. Тогда возьми фрагмент, который мы называем несчастьем, и разложи его на противоположности. Теперь у тебя два фрагмента, несчастье и… – Радость, – ответила Нина, – а для желания это удовлетворение. Теперь я вижу, картина выросла. – Я не понимаю, – сказал Денни расстроенным тоном. Нина посмотрела на меня. – Можно мне? – Пожалуйста, – удивительно, что она схватили мысль так быстро. – Денни, представь, что все эти фрагменты принадлежат одной картине, но картине без конца и без начала, на которой всё продолжает переплетаться. Но существуют определённые правила, как, к примеру, если существует какой–то фрагмент, то где–то будет его противоположность. Противоположный фрагмент может быть большим или маленьким – нам пока неизвестно, знаем только, что он где–то есть. Было видно, что от попыток понять сказанное у Денни голова пошла кругом. – Давай я объясню это иначе, – предложил я. – Пару минут назад ты сказал, что по какой–то причине эту медитацию не разрешается использовать для игры в лотерею, и почему–то решил, что это – настоящий фрагмент мозаики. Но, на самом деле, это придуманный фрагмент, ты домыслил его и затем поместил в картину. Теперь, не скажи я об этом, придуманный фрагмент стал бы частью твоей действительности. Иными словами, картина, которую рисуешь ты, будет отличаться от той, что рисую я, хоть мы и начали с одного набора фрагментов. Картина, созданная из этих фрагментов тобою, была бы для тебя подлинной, то есть правдой. Но, с другой стороны, картина, сложенная мною, тоже была бы правдой, но для меня. Итак, какая же из этих двух правд – настоящая, и как человеку максимально приблизиться к подлинной правде? – Твои слова понимаю, но полной ясности нет, – ответил Денни. – Прекрасно, нам как раз и нужно оставить общую картину немного в тумане. Тогда мозг не будет придумывать новую историю из имеющейся. На протяжении многих лет я работал над тем, чтобы понять вселенную, понять, как она работает. Но существует фундаментальная проблема – некоторые вещи ум охватить не в состоянии. Взять, к примеру, попытки понять время или идею отсутствия времени. Говорят, что на самом деле всё происходит одновременно, и такая вещь, как линейное время, начисто отсутствует. Но одно дело – говорить, а совсем иное дело – понимать, что удаётся очень немногим людям. Это как теория относительности Эйнштейна: многие читали часть теории, но не понимают её, и есть прочитавшие её и полагающие, что разобрались в ней. Но по их исследованиям вы легко увидите, что эти учёные не поняли послания Эйнштейна. Вопрос совсем не в силе ума. Нас учили, что для понимания сложных вопросов нужно иметь большой мозг или быть невероятно умным, но это неправда, и я сам служу ярким доказательством тому. Денни прыснул со смеху. – Как это может нам помочь? – спросила Нина. – Сейчас объясню. Некоторым понятиям трудно дать краткое разъяснение, но, может, следующее будет иметь для вас смысл. Много лет назад я пытался разбираться в ряде сложных вопросов, но мой мозг не мог ни справиться с соответствующими теориями, ни поместить их в подходящую систему представлений. В то время компьютеры лишь начали появляться в продаже, и как–то я разговорился с одним из их продавцов. Он сообщил, что важен не столько сам компьютер, сколько программа в нём. Потому что компьютер без программ – лишь большое пресс–папье. Меня осенило – дело не в том, что я глуп, – просто в моём мозгу не хватает программы, необходимой для понимания интересующих меня вопросов. – Значит, все дело в программе? – Да, – ответил я на её вопрос. – Звучит довольно просто, – вставил Денни. – Согласен. Но учтите, что программы для мозга отличны от компьютерных. Ум в тысячу раз сложнее компьютера, и это позволяет программам для него быть чрезвычайно простыми. Хотя общие принципы те же, что и в программировании компьютеров. Денни попросил повторить для него всё ещё один раз. – Собери все имеющиеся у тебя фрагменты и раздели каждый из них на две или три составляющие. Две или три, потому что не все вещи состоят лишь из позитивного и негативного – у некоторых кусочков информации есть и нейтральный аспект. Потом снова сложи фрагменты вместе в порядке, в котором они лучше всего сочетаются друг с другом, но не создавай, не придумывай и не угадывай других фрагментов. И, самое главное, сохрани некоторую расплывчатость. Другими словами, не принимай и не отвергай полностью фрагменты информации, которыми ты располагаешь, пусть они потрутся один о другой, как камешки под ударами морской волны. Некоторые фрагменты могут оказаться в стороне от всех, как будто они не стыкуются с другими – там их и оставим. Либо это ложная информация, либо позднее найдётся фрагмент, который соединит их с остальными. Приведу простой пример сложения фрагментов. В моём рассказе были «будущее», «ангел» и «выигрыш». Два из этих фрагментов соединяются вместе, а один остаётся в стороне. Денни на секунду задумался. Я посмотрел в сторону Нины, предчувствуя, что у неё ответ был готов. – Хорошо, – начал рассуждать Денни, – будущее и ангел стыкуются, а выигрыш остаётся в стороне. Я не знаю, почему будущее и ангел стыкуются, но чувствую, что это так. К тому же, у меня есть ещё один фрагмент. – И что же это? – поинтересовался я. – Нечто, что представляется не тем, чем есть, и принадлежит будущему и ангелу. Мне не хватает соединяющего их фрагмента, но я знаю, что они стыкуются, – ответил Денни. – Прямо в точку! Программой нужно немного попользоваться, чтобы она начала давать результат, но когда это произойдёт, твой ум будет легко находить недостающие фрагменты. Мы знаем, что всё на самом доле является не тем, чем кажется, поэтому оставим будущее и ангела немного расплывчатыми. Не отвергая и не принимая полностью того, чем они представляются. – Разве это не то же самое, что и процесс построения предположений? – спросил Денни. – Нет. Предполагая, ты пользуешься областью мозга, отвечающей за воображение. Но если лишь разглядывать имеющиеся фрагменты, то пробелы между ними начнёт заполнять подсознание. А разница между предположениями и поиском дополнительной информации, конечно же, огромна. – Получается, что мой ум знает ответы на все вопросы? – Так оно и есть. А если у подсознательной части ума какой–то информации ещё нет, то она приступит к её поиску, как только ты задаёшь вопрос. Ответ может прийти из различных источников – от души, подсознания или из множества других источников информации, связанных с подсознанием. Самое большое препятствие в том, что без специальной программы, способной обрабатывать информацию, подсознание не может передать информацию твоему сознательному уму напрямую. Сознательный ум не слишком хорошо умеет общаться с подсознательным умом. Сны являются хорошим примером передачи информации от подсознания к сознанию в форме символов – метод примитивный и грубый. Он применяется оттого, что сознание не может напрямую оперировать с информацией подсознания. В результате истолкование снов является непростым делом. Денни вытер вспотевший лоб. – Как будто ясно. Так что, между сознательным и бессознательным умом есть какой–то барьер? – Безусловно! И этот барьер необходим. Он даёт возможность сознательному уму оперировать лишь с отдельным фрагментом реальности, а не со всем происходящим вокруг. К примеру, подсознательный ум слышит все звуки в комнате, но сознательно мы слышим лишь то, на чём фокусируем внимание. Подсознание – это фильтр, отделяющий важное для нас от неважного. Вообще–то, в подсознании так много всего одновременно происходит, что, если заглянуть в него, покажется, будто вы в пчелином улье. Я посмотрел на своих слушателей. – Кстати, я могу во всём этом ошибаться. Это было бы не впервые. Непокорный  Дерзи, Не поддавайся той части себя, Что говорит. «Ты не можешь». Брось ей вызов, И добьёшься! Глава 15 Я спохватился, что снова отвлёкся от темы, и потому охотно согласился на предложение Денни вернуться к рассказу. – На чём же я отвлёкся? Ах, да, вспомнил! Итак, и проснулся на следующее утро в обычном полумёртвом состоянии. Время приближалось к полудню. Мой пёс Руди сидел рядом с кроватью и смотрел в мои глаза, не отрываясь. Он разочаровал меня – когда случаются крупные неприятности, его днём с огнём не сыщешь. – Это кобель? – кольнула Нина. Я проигнорировал. – Помню, что с трудом вылез из постели. Проходя по коридору, окинул взглядом гостиную; горизонт был чист, и я последовал в душ. Изнеможение было полным. Я пробовал проанализировать виденные ночью сны, но их было чересчур много, и, похоже, в каждом присутствовал этот ангел. Во всяком случае, во всех, части которых остались в памяти. Было ощущение, что я пережил заново десять лет детства. Во снах ангела звали Сники, и мы были с ним друзьями. Обычно сны не доставляют мне беспокойства. Я не придаю им значения, но сны последней ночи каким–то образом сплавились, перемешались с моими воспоминаниями. С тем, что было или стало к тому моменту моей памятью. Должен пояснить, что это был чрезвычайно напряжённый для меня период – всё так смешалось, что подробности вспоминаются с трудом. Так или иначе, после завтрака я собрался в магазин и взял с собой Руди, который любил кататься в машине. Дорогой в голове, как навязчивая мелодия, начала крутиться фраза: «Любовь похожа на книгу любви». Было непонятно, ни что эти слова значат, ни откуда они появились. Не обращая на них внимания, я сосредоточился на отделении снов от воспоминаний. К тому времени я уже не был уверен, что видел ангела наяву, а не во сне. В голову пришла мысль, уж не тронулся ли я умом? Может, это результат ошибки в медитациях – хоть и не приходилось слышать о чём–либо подобном, но в этой сфере никогда не скажешь наверняка. Я припарковался на свободном месте рядом со входом в магазин и скомандовал Руди сидеть в машине. Верх кабины был откинут, и ничто не смогло бы остановить его, особенно, заметь он кота. Может, кошки с собаками чего–то не поделили в прошлой жизни? Расхаживая по магазину и складывая в корзинку товары, я заметил, что люди смотрят в мою сторону. Стоило мне поднять на кого–нибудь глаза, мне улыбались, как хорошему знакомому. Я осмотрел свои штаны и рубашку, проверил отражение в стеклянной двери, но не заметил ничего необычного. Стоило мне где–нибудь задержаться, со мной тут же кто–нибудь заговаривал. Другие дотрагивались до меня, даже не вступая в разговор. Проходя мимо, кто–то мог буквально положить руку мне на плечо или на локоть. А одна женщина настолько приблизила ко мне своё тело, что кто угодно принял бы нас за пару. Я отодвинулся, но безрезультатно – она передвинулась вместе со мной. В другие дни вы можете прийти в этот супермаркет, волоча за собой дохлую лошадь, – и на вас не обратят внимания озабоченные лишь сохранением дистанции покупатели этого Мерседес–Бенцного супермаркета для молодых профессионалов верхнего сословия. Всё общение здесь обычно спрятано за солнцезащитными очками. Вокруг творилось что–то непонятное, потому я, схватив корзинку, направился к кассе, где, оказалось, ожидала ещё более странная ситуация. На меня глядели все, даже рассчитывающиеся с кассиром покупатели. Стоило мне на кого–то посмотреть, человек расплывался в улыбке, а иногда даже двигал губами, бесшумно говоря «привет», от чего я тут же отводил глаза. Моя очередь приближалась к кассе, а две женщины, между которыми я стоял, придвигались ко мне всё ближе. Вы не поверите, но та, что стояла сзади, не только дышала мне в шею, но и физически касалась меня своим телом. Так близко стоят лишь люди, находящиеся в серьёзных отношениях. – Почему же ты не отошёл от неё вперёд? – поинтересовался Денни. Нина тихо смеялась. – Я пытался, но женщина передо мной подвинулась назад, ближе ко мне. Мне стало немного страшно. Но потом очередь продвинулась, а значит, она тоже должна была сделать шаг вперёд, и в этот момент я поместил между нами корзинку, что решило часть проблемы. По крайней мере до того времени, когда корзинку пришлось поставить на стойку. К кассиру мы подошли, стоя так тесно, что нас приняли за одну компанию, и кассир спросил, считать ли нам вместе. – Что бы ты сделал, если бы одна из женщин ответила «да»? – спросила Нина, явно наслаждаясь происходящим. – Почему же ты не поговорил с ними? Испугался! – сказал Денни. – Не могу отрицать. Хотя я немногословен даже среди знакомых. Дело не в том, что я застенчив, а в том, что людям не интересны мои мысли. К тому же не люблю разговоров ни о чём, считаю их пустой тратой времени, хотя порой и наблюдаю с интересом за мастерами подобных бесед. Это вопрос точки зрения – некоторые люди, и я среди них, хотят разобрать жизнь на части и изучить её, чтобы понять Вселенную. Другие просто хотят прожить жизнь, а многие хотят всего лишь выжить. Многим не интересно разговаривать или думать о том, есть ли сознание у растений, и каким образом растения мыслят. А дельфины? Говорят, их язык сложнее нашего. Теоретически, это означает, что они обсуждают вещи более подробно, однако их жизнь представляется проще нашей. Наводит меня на мысль, что мы видим не всё, что у них происходит. – У меня идея, как насчёт того, чтобы вернуться к рассказу? – предложил Денни. – Пожалуй, – ответил я. – Хоть мне не сильно интересно рассказывать вам историю, которую я уже прожил и тысячу раз прокрутил в своём уме. А вот о дельфинах мы, действительно, могли бы прекрасно поговорить. – Трудно сказать наперёд, – ответила Нина. – Возможно, ты найдёшь в своей истории что–то, не замеченное прежде. – Возможно, ты права, – сказал я и, на минуту задумавшись над её словами, продолжил. – В общем, выйдя из продуктового магазина, я посмотрел, сидит ли всё ещё в машине Руди. Он был там, и с ним был ангел. С этого момента я стану называть его Сники, так будет проще для рассказа, по крайней мере, до того, пока не выйдет наружу правда. Что–то внутри меня перевернулось. Я не знал, что мне делать: убежать или сделать вид, что ничего не происходит. По лицу покатились слёзы, непонятно отчего. По направлению ко мне шла женщина, которая, должно быть, увидела слёзы. Подойдя, она попыталась обнять меня, но я отскочил. Она извинилась и прошла в магазин. – Вот это да! Значит, я не только выиграю в лотерею, но и стану магнитом для женщин! – воскликнул Денни, улыбке которого позавидовала бы любая лягушка. – Не совсем, Денни, – ответил я. – К тому же, что я говорил по поводу скоропалительных выводов? – Значит, я не буду притягивать девчонок? – Денни был разочарован. – Ты привлечёшь свою долю женщин, но не только женщин, а и просто людей, – ответил я со смехом. – Это не имеет ничего общего с нашими инструкциями, это имеет отношение к любви, и вскоре мы до этого дойдём. Короче, возвращаемся к рассказу. Сники повернул голову, посмотрел прямо на меня и, улыбаясь, заорал: «Ты поведёшь машину или я?» Я посмотрел на Руди, он выглядел спокойным. Уши были подняты, а это обычно хороший знак. Поэтому я сделал единственное, что мне оставалось. Впрочем, выбор был невелик – стоять у дверей и плакать, либо лезть в машину. – Я попытаюсь повторить разговор, который у нас состоялся по пути домой, – сказал я, улыбнувшись. – А пока не забыл, вот вам совет, и сохраните его на будущее: никогда не пускайте ангела за руль машины! Денни и Нина засмеялись. Я воспользовался моментом, чтобы промочить горло виски перед тем, как продолжить. – Ну, подумайте сами, – сказал я, опуская стакан. – Что вы скажете ангелу, сидящему у вас в машине? Как поступите? Кому расскажете? Кто вам поверит? Мой мозг был то ли в шоке, то ли перегружен, но всё, что мне пришло в голову, – это спросить: – Сколько желаний я могу загадать? Сники ответил что–то вроде: – Похоже, это займёт больше времени, чем я ожидал. Я что, выгляжу только что вылезшим из старого кувшина? Я ангел, а не джин. А здесь я затем, чтобы помочь вернуть в твою жизнь любовь. Помочь осуществить твои мечты. – Как трогательно, – ответил я, – но я мечтаю о деньгах. – На самом деле, ты мечтаешь иметь больше любви, радости и свободы. И полагаешь, что деньги дадут тебе всё это. Кстати, пожалуйста. – Не помню, чтобы я говорил «спасибо». – Ещё скажешь. – А какое отношение ко всему этому имеет любовь? – спросил я. – Самое прямое! – То есть? – Без любви нет жизни. Сущность жизни – в любви. Любовь – сущность тебя самого. В ней причина твоего пребывания здесь. В любви – всё. Она охватывает всё сущее, а также то, что было и будет. Помню, что подумал про себя: «Не понимаю, о чём мы говорим. Ладно, пускай болтает, пока я не соображу, как мне из этого выбраться». – Глупец! – сказал я ему. – Невозможно жить без денег, а без любви – можно. – Неужели? Покажи мне хоть что–то живое, в чём нет ни капли любви. Можно выжить на малом количестве любви, но не жить. Чувствуешь разницу? Недостаток любви наносит огромный урон, и человек, нуждающийся в любви, способен принести вред другим – и часто это делает. Люди, начинающие войны, – самый яркий пример. Наполненный любовью, ты не пошлёшь других убивать. Я остановился на красный свет и, повернувшись к Сники, спросил: «И как это всё относится ко мне?» В этот момент я увидел, что смотрю в лицо полисмену, сидящему в соседней машине. Вот уж чего никто не пожелает, так это разговаривать с невидимым ангелом, остановившись на красный свет рядом с полицейской машиной. Тем более сидя в машине с откинутым верхом. – Ну и как, заработал бесплатную поездку в психушку? – засмеялся Денни. – К счастью, нет, – но по выражению лица полисмена я понял, что ситуация была близка к тому. Я прикрыл рот рукой и сказал: – Подожди, пока доедем до дома. Я обдумывал сказанное Сники, как вдруг вспомнил, что забыл взять расписание сегодняшних игр. – Чувствуешь, что сегодня повезёт? – поинтересовался он. Отдалившись от полицейской машины, я спросил: – Как ты узнал, о чём я думаю? – Запросто. Я ведь ангел и знаю твои мысли вперёд тебя. Это одна из моих способностей. – Кстати, Денни, не утруждайся играть с ангелами в покер. Они жульничают. – Что–то мне подсказывает, что ты прав, – ответил Денни. – Ладно, о чём я думаю сейчас? – спросил я у Сники. – Ты надеешься, что я соглашусь пойти с тобой в казино. – Поразительно! – сказал я, сворачивая на дорожку к дому. Я был полон идей. Как, например, «когда не можешь победить, перемани соперника на свою сторону». – Навряд ли ты знаешь номера завтрашней лотереи… – начал я. Он не ответил. Про себя я подумал, что, наверняка, где–нибудь в его перьях припрятан билетик–другой для особого случая. – Каждый день особый, – сказал он. Я повернулся посмотреть, есть ли у него карманы, но он уже исчез. Денни выглядел очень озабоченно. – Что происходит у тебя в мозгу? – спросила у него со смехом Нина. – Пытаюсь сообразить, что задумал этот ангел. А также, считаю, что следующим фрагментом загадки является любовь. Но он явно что–то задумал, – ответил Денни. – Уж это точно. Чтение между строк На чтение между строк я наткнулся много лет назад, и это умение чрезвычайно мне пригодилось. Расскажу о нём кратко, ибо порой чем проще, тем лучше. Самый большой недостаток нашей речи в том, что невозможно найти слова для объяснения таких понятий, как вселенная, время, пространство, измерения, сознание. Но, как обычно происходит в жизни, кто–то находит путь в обход ограничений. Лучше всего я могу это объяснить таким образом: каждое произнесённое или написанное слово обладает вибрацией – и чем–то ещё, чего я не могу объяснить, потому что сам толком не знаю, что это. Тем не менее, если поставить рядом определённые слова, они создадут особую вибрацию. Каждое слово вибрирует на своей ноте, каждая пара слов, вибрируя, создаёт новое созвучие. В обычном предложении вибрация каждого слова и всего предложения не меняется, если не изменять слова. Но есть совершенно другие предложения – в них тоже звучат и слова, и всё предложение – но одной нотой. Такое предложение как будто поёт песню, повествуя историю, существующую за пределами написанного на бумаге. Я бы с удовольствием объяснил вам механизм этого процесса, но, к сожалению, не знаю его. Однако я умею читать между строк, или, точнее, знаю, как получать информацию из подсознания. Приведу пример, который должен быть вам знаком. Случалось ли вам сидеть, читая что–то, книгу или журнал, и затем, через какой–то промежуток времени, будто очнуться от похожего на сон состояния и обнаружить, что не помните содержания только что прочитанных страниц? Вы как будто были на автопилоте – одна часть сознания читала, а другая спала наяву, или что–то в этом роде. Это значит, что при чтении вы встретили одно из таких предложений, при этом ваш ум оказался в нужном состоянии, и потому подсознание сделало попытку передать заложенную в том предложении информацию. Если подсознание сообщает вам информацию в символах, тогда всё может показаться сном, в который вплетутся фрагменты окружающей реальности, и потом вам следует отделить одно от другого. Одно дело – читать между строк и совсем другое – писать этим способом. Думаю, лишь несколько человек во всём мире умеют это. А чтобы научиться такому искусству, потребуется, вероятно, целая жизнь. Я обнаружил, что наибольшая концентрация людей, умеющих это делать, – среди тибетцев. И, похоже, язык не имеет значения. Даже не умея читать на каком–то языке, вы всё равно можете читать текст на нём между строк. Чтение книги на незнакомом языке – это как раз и есть самый простой способ научиться чтению между строк. Конечно, необходима книга, написанная таким образом. Прекрасно подойдут духовные книги, написанные на тибетском. Именно таким способом я и учился этому. Сознательному уму становится скучно читать то, чего он прочесть не может, и на каком–то этапе управление переходит к подсознанию. Вероятно, вы обнаружите, что попадаете в подобное сну состояние. По окончании вам следует вспомнить виденное во сне и даже записать его, чтобы проанализировать позже. Вас чрезвычайно удивит то, что вы обнаружите. Ещё один способ обучения и тренировки – это позволить себе «уплыть» во время чтения. Лучше всего это делать при повторном чтении книги или текста. Конечно, если вы унеслись в мысли о повседневных заботах, то нужно возвратиться. Я воображаю, что беседую с другой частью себя. Полагаю, что она и есть моё подсознание. Во время чтения я позволяю себе уплывать и возвращаться. Читаю, слушаю, снова читаю и так далее. Это намного проще, чем может показаться из моего рассказа. На прилавках книжных магазинов найдётся много книг, в которых информация написана между строк. Интересно, что хотя люди не умеют писать между строк, это всё равно происходит, особенно с писателями, занимающимися ченнелингом или медитацией. Особенно, если они медитируют как раз перед тем, как взяться за перо. Также я заметил, что в любой книге, переведённой с тибетского на английский кем–либо, достигшим достаточного мастерства в медитации, информация, написанная между строк, переходит в новый язык. Считаю это потрясающим явлением! Прекрасным примером могут служить любые книги, написанные Алисой Бейли. Там столько информации между строк, что на прочтение одной книги может запросто уйти четыре–пять месяцев. Также, среди многих других, можете обратить внимание на книги, написанные Сетом (Seth), Санайа Роман (Sanaya Roman), Ричардом Бахом. В каждой книге содержится разный объём информации между строк, хотя похоже, что за последние несколько лет с тысяча девятьсот девяносто пятого по тысяча девятьсот девяносто восьмой и позднее этот объём всё увеличивается. В следующий раз, когда получите от кого–то письмо, можете попробовать считать содержащуюся между его строк информацию. Иногда люди пишут об одном, а думают о другом. По какой–то причине их мысли проявляются в том, что я называю «между строк». Как полагаете, эта информация сделает чтение более интересным? Я не случайно поместил рассказ о чтении между строк именно в этом месте. Я мог бы сообщить о причине этого, но тогда будет не так интересно. Глава 16 – Вернёмся же к рассказу, иначе разговоры займут у нас всю ночь. Следующие несколько дней, не помню точно, сколько, я разбирался со своими детскими воспоминаниями и отделял их от снов, но, к удивлению, они оказались неразделимы. Имея прекрасную память, я почти ничего не забываю. Тем труднее было примириться с тем, что я забыл несколько лет жизни, в особенности – всплывшие теперь события. Ребёнком я не имел друзей и почти всё время проводил с этим ангелом. Меня недолюбливали и даже презирали – и неудивительно, ведь я проводил столько времени в разговорах с никому не видимым существом. Я задержался, припоминая былое. – С одной стороны, я надеялся, что больше не увижу этого ангела. Но с другой стороны, впервые за долгое время я чувствовал одиночество и потому даже ждал его возвращения. Я сделал глоток из стакана. – Видите ли, трудно объяснить, какое влияние подобная история оказывает на человека. Особенно когда о ней никому не расскажешь. Хотя сейчас это уже не имеет значения. Нина протянула руки к моей спине и, сделав несколько массирующих движений, заметила: – Сегодня ночью ты не один. – Так оно и есть… – улыбнулся я. – Уверен, что это было в пятницу после обеда. Сидя у окна в любимом кресле, я просматривал список спортивных ставок на ближайшие выходные и размышлял, не провести ли мне ещё одну медитацию. В конце концов, никто мне этого не запрещал. В то же время я несколько сомневался в том, что на самом деле видел ангела. И конце концов, если видишь несуществующего ангела, это может означать, что ты тронулся разумом и, очевидно, не можешь вынести трезвого суждения по поводу достоверности происходящего. Как раз во время обдумывания этой мысли моё внимание привлекла вспышка света. Я осторожно выглянул в окно, чтобы не быть замеченным в случае, если это был отблеск фар машины исполнителя, взыскивающего платежи. – Разве ты ещё не оплатил все счета выигранными деньгами? – спросил Денни. – Да где там, в то время мне требовалось намного больше денег для достижения финансового равновесия. Я уж было хотел увеличить ставки, но, как вы сами видите, события приобрели бурный характер. Однако вернёмся к рассказу. В окно не было видно ни машины, ни людей. Облегчённо вздохнув, я обернулся к своим билетам и чуть не выпрыгнул из кресла. Сники преспокойно сидел на диване. – Ага, значит, трудимся над ставками, выглядываем из окна, прячемся от взыскивающих платежи исполнителей. Какую запутанную сеть мы плетём, – сказал Сники, используя одну из моих любимых фраз. Я отреагировал тем, что велел ему больше не подкрадываться ко мне таким образом. В моём доме даже галлюцинация должна стучаться. – Я попробовал предупредить тебя, но ты оказался слишком занят наблюдением за окном, – ответил он. – Никто не совершенен. Некоторое время мы сидели, уставившись друг на друга. Он наверняка знал, что я пытаюсь сформулировать вопросы. У меня была их целая сотня, но ни один не формулировался. Ум был пуст. Наконец, мне удалось родить один вопрос. – Как мне знать, настоящий ли ты? – Доверяй! – А если у меня галлюцинации? – спросил я, не понимая, насколько глупо выяснять, не сошёл ли ты с ума, спрашивая у галлюцинации, не галлюцинация ли она. И Нина, и Денни засмеялись, явно давая понять, что я прав. – Очевидно, что сейчас ты не находишься в шоке. Потому задай себе вопрос, что приходит вслед за шоком? – предложил Сники. Я немного подумал. – За шоком приходят неверие и отрицание. Как раз в это время в гостиную вошел Руди, посмотрел на Сники, прошёл к месту, где я сидел, лёг рядом и уставился на Сники. – Хорошо, если ты настоящий, то почему всего несколько дней назад я ничего о тебе не помнил? – спросил я. – Нет, ты помнил, – ответил он. – Но считал это выдумкой, потому что не мог поверить в то, что не вписывалось в созданный тобою мир. Я ничего не ответил и, наверное, выглядел озадаченным – сказанное им было похоже на правду, хоть я и не был согласен с ним на все сто. – Ты был очень мал, и с тобой произошло много неприятных событий. Когда дети, и люди вообще, проходят через трудные периоды, они подавляют некоторые воспоминания, чтобы продолжать функционировать нормально. Это вопрос самосохранения. Я знал, что в этом он прав, но сам всё ещё не был убеждён. Сники продолжал настаивать. – К несчастью, воспоминания хранятся целыми сериями, – сказал он. – Если одно воспоминание подавлено, то подавляются и другие, которые могут о нём напомнить. Я стал для тебя механизмом напоминания – увидев меня, ты оказался перед фактом, что я должен существовать в действительности. Теперь твой ум будет работать над объяснением увиденного, а чтобы проделать это, он будет искать воспоминания, и одно воспоминание потянет за собой другие, как в эффекте падения костяшек домино. – Извини, что перебиваю, – подал голос Денни, – так ты дружил в детстве с ангелом или нет? – Вопрос на миллион долларов. У меня есть по этому поводу свои предположения, но давайте подождём и посмотрим, совпадут ли ваши ответы с моими. – Что–то здесь не совсем сходится, но я пока не могу этого выделить, – заявила Нина. Денни, соглашаясь, кивнул головой. Я отпил виски и продолжил: – Я по–прежнему не мог сформулировать ни одного вопроса. Теперь это кажется странным. Затем мне в голому пришла мысль, и я спросил: – Подумать только! Где же тебя носило, когда я был по уши в дерьме? Вот уж когда бы мне пригодились и твоя помощь, и компания. Знаешь, как непросто было пережить те времена? – Во мне начала закипать ярость. Руди перелёг в более спокойное место. – Насколько я помню, ты был непреклонен в том, чтобы я ушёл. Дай–ка мне освежить твою память. По–моему, ты сказал – и, пожалуйста, исправь меня, если я ошибаюсь… – начал он. – Ладно, помню, – перебил я. – Я сказал, чтобы ты ушёл, потому что более не хотел иметь никаких дел с любовью. Я говорил, что люди жестоки, и все считают меня сумасшедшим, и обвинял тебя в том, что не имею друзей. Говорил, что люди бесчувственны, и из–за тебя гонят меня прочь. Я сказал, что ты впустую тратишь моё время, рассказывая мне о том, что никого не интересует. Сказав это, я замолчал от нахлынувших чувств. Ребёнком я начал ненавидеть этот мир и людей в нём. Выживание! Выживание было наивысшей ценностью, важнее любви и важнее радости. Выживание – это единственное, что имеет значение, сказал я себе. Продержусь, пока не стану больше и сильнее, а затем дам сдачи. Вот о чём я думал в возрасте примерно восьми лет. – Надо было помогать мне тогда, а не появляться сейчас, когда всё и так идёт хорошо. – Ты никогда не оставался один, – ответил он. – Никто никогда не остаётся один, даже если и думает, что он одинок. Спроси себя, сколько необъяснимых событий происходили с тобой в самые нужные моменты? Посмотрев на потолок, я задумался, столько же всего может пойти наперекосяк в течение всего одной жизни. Он исчез, как только я отвернулся, и кстати – мне необходимо было время, чтобы всё обдумать. Я потянулся за сигаретами и попросил у Денни ещё апельсинового сока. – Странно, – я посмотрел на Нину, – сейчас, когда я вам это рассказываю, чувства поднимаются наружу, как будто всё произошло лишь вчера. Тебе не кажется это странным? Нина покачала головой и тихо сказала: – Нет. Перед тем, как я продолжил рассказ, мы провели некоторое время в тишине. Объятия  Из всех, кого я знаю, лишь деревья Любят подобные объятия. Знаете, Очень сильно. Действительно сильно. Я имею в виду очень–очень сильно. Нет, не просто сильно, а очень–очень–очень–очень сильно, Так, что уши краснеют. Вот это объятия. Только деревьям нравится так обниматься и мне. Глава 17 Денни спрыгнул с табурета и налил мне стакан апельсинового сока, бросив туда немного колотого льда. – Полагаешь, что этично играть в лотерею по твоему методу? – задала вопрос Нина. – Не вижу в этом ничего предосудительного, – покачал головой Денни. – Не является ли это желанием получить нечто на халяву? – настояла Нина. – В какой–то мере, так оно и есть. Но, с другой стороны, ты вкладываешь в угадывание личные усилия, а не бросаешь деньги на ветер в надежде на удачу. Используешь свой разум и все имеющиеся способности. К тому же ты ничего не отбираешь у других, ведь выигрывают все, у кого есть правильный ответ. – Хороший ответ, – произнёс Денни. – А что, если ты решишь написать о своём методе, и так много людей решат им воспользоваться, что очень скоро не останется ни одной лотереи? – Понимаю, о чём ты, и сообщу, что этот процесс уже идёт. – Что ты имеешь в виду? – спросила Нина. – Ты что–то уже сделал? Глаза Денни стали, как два арбуза. – Примерно полгода назад я решил написать книгу и рассказать обо всём происшедшем. Но, не умея писать книг, надиктовал свой рассказ на диктофон – так, как я рассказываю его вам. Он занял четыре кассеты, почти шесть часов. Я сделал копии и часть их продал, чтобы посмотреть, будет ли это кому–нибудь интересно. Похоже, что несколько человек по максимуму использовали мою информацию – я слышал, что у комиссии по спортивной лотерее возникли проблемы со сведением баланса из–за постоянных выигрышей одной группы людей. Сначала комиссия уменьшила вероятность выигрыша, предполагая, что это сломает систему этой группы, но этого не произошло. Теперь они ограничили величину ставки игрока. Мне сорока на хвосте принесла, что комиссия по лотерее изо всех сил выясняет, что за системой пользуются эти люди, но дело в том, что никакой системы нет. – Сколько же кассет ты продал? – спросила Нина. – Около дюжины. – Если одна дюжина дала такой эффект, то что же будет, когда ты напишешь книгу, которую прочитают тысячи людей? – Трудно сказать. Быть может, комиссии по лотерее придётся закрыться или придумать способ усложнения игры. Тут – как в шахматах: какой смысл играть, если не пользоваться умом? Правительство в собственных интересах узаконило азартные игры, и если оно не в силах справиться с последствиями своего решения, то ему лучше всего держаться подальше от этой области. У них не было проблем с тем, чтобы грести лопатой заработанные тяжким трудом людей миллионы долларов. Меня не волнует, хотят они возвращать эти деньги или нет. Закрытие лотерей не станет концом света. К тому же моя история не о деньгах и лотерее. Она о любви и о том, что можно сделать, используя любовь и свой ум. – Но если лотереи прикроют, то этому незачем учиться, – заметил Денни. – Совсем не так, у этого таланта существует невероятное количество применений. Глупо и узколобо считать его применимым лишь для игры в лотерею. Есть множество невероятных чудесных занятий, в которых можно использовать этот метод. С его помощью каждый может изменять мир и помогать огромному числу людей. Перечень применений бесконечен и включает даже использование на работе и в бизнесе. Не стоит утаивать подобную информацию лишь для поддержания существования лотерей. Я начал свой рассказ с лотереи лишь потому, что именно с неё начинал, и лишь затем постепенно пришёл к остальному, о чём вы тоже узнаете, как только позволите мне вернуться к рассказу. – Давайте так и поступим! – с энтузиазмом предложил Денни. Нина наклонилась ко мне и спросила: – Ты всё ещё делаешь ставки на спорт? – Нет. Хотя мне, наверное, не следует отвечать «нет». Время от времени могу поставить пару долларов для развлечения. Редко не выигрываю, но уже очень давно не использую лотерею для заработка денег. Деньги не были моей главной целью, хотя, признаюсь, на какое–то время я свернул с пути. Моей целью было добиться счастья, и в таком виде, чтобы оно не зависело от внешних обстоятельств – денег, вещей, взаимоотношений с людьми. Счастлив сообщить, что после сорок одного года я, наконец–то, достиг своей цели. Ничто не может с этим сравниться! Однако, я работаю над новым проектом и с помощью лотереи проверяю, как идут дела. Но это уже другая история. – Как же ты пришёл к счастью? – спросила Мина. – Об этом – в оставшейся части моего рассказа. Секрет  Вчера я спросил своего пса: В чём для тебя секрет жизни? Он отвечал: Гонись за тем, что бежит. Я спросил: А если никто не бежит? Он отвечал: Лишь подожди… Глава 18 – Воскресенье – мой любимый день недели, — продолжил я. — За окнами тишина, и сборщики просроченных платежей не подстерегают за каждым углом. Прекрасное время для поездки в супермаркет за продуктами. Мы с Руди отважились снова сходить в давешний супермаркет. Я оставил Руди сидеть в машине и подумал, когда входил в магазин, что буду спасаться бегством при первых же тревожных признаках. Не привлекая ничьего внимания, я неспешно ходил по магазину, всё вновь было как обычно. Вот облегчение–то! И так вот хожу тут и там, выбираю товары, как вдруг с полки канцелярских товаров прямо в мою красную корзинку падает записная книжка. Вам придётся согласиться, что вероятность подобного события достаточно мала. Так или иначе, я взял записную книжку и перевернул несколько страниц. «А что, если Сники долго не появится? – думаю. – Так, того глядишь, ещё всё позабуду». Первый день нашего общения уже помнился с трудом и был более похож на сон. Я вернул записную книжку на полку, по, придя домой, сразу же приступил к записям. Итак, сижу в своём любимом кресле у окна в гостиной, делаю заметки, как вдруг слышу: – Рад, что ты подумал о записях. Не было нужды оборачиваться, чтобы понять, кто говорил. – Господи, вот если б ты не подкрадывался так неожиданно! Почему ты не стучишься? – Ты не отзываешься на стук в парадную дверь, – ответил Сники. – Хорошо, стучись в заднюю. – Ты и её не открываешь. – Ты прав. В таком случае, пусть перед твоим появлением вспыхивает свет. – Можно устроить. На этот раз я подготовился и заранее записал свои вопросы. Потому перевернул страницу блокнота и спросил: – Что случилось позавчера в магазине? Окружающие вели себя очень странно. – Выражаясь по–простому, ты светился, – улыбнулся он. – Что? – Хорошо, позволь спросить тебя, что происходит, когда человек влюбляется? – Он светится. – И? – Хорошо, дай подумать, – я был уверен, что знаю ответ. В конце концов, я видел это достаточно много раз. – Во–первых, вокруг влюбившегося человека появляется сияние, – сказал я. – Он становится более привлекательным, особенно для противоположного пола. Люди тянутся к влюблённым. – Вот именно. Взгляни на это так: у влюблённых приоткрывается сердце, и из него буквально излучается любовь. Вот откуда берётся сияние. То же случилось и с тобой. На определённое время твоё сердце открылось и стало излучать любовь – но в столь большом объёме, с которым ты никогда раньше не сталкивался. – Довольно опасная вещь, будем надеяться, что это не повторится, – я покачал головой. Сники покачал головой в свою очередь. – Только представь, сколько бы всего ты смог сделать, если бы научился открывать сердце, Клаус! – Да… А представь, чего бы я сделал с миллионом долларов, Сники! – Помнишь себя в шесть лет? – спросил он. Я пожал плечами. – Ты хотел всё знать про любовь. И чтобы все были счастливы. Хотел изменить мир, сделать что–то выдающееся. Ты мог стать посреди поля и, как маленькое солнце, светящееся любовью, посылать любовь цветам и бабочкам. Вспоминаешь? – Нет. Мне было всего шесть, и я ещё не понимал, на какой планете нахожусь. А сейчас мне кажется, что ты подводишь к чему–то, что я делать не хочу. – Чего же именно ты не хочешь делать? Я немного подумал. – Не имею ни малейшего понятия. – Ну, а что ты хочешь делать? «У меня уже начинает болеть голова, когда я слышу этот вопрос. Тысячу раз я прокручивал его в уме, и каждый раз, когда мне удаётся найти занятие, сулящее удовлетворение, интерес к нему вдруг пропадает», – я чувствовал, что Сники слышит мои мысли. – Даже не знаю, – ответил я. – Как будто чего–то не хватает, и я не в состоянии определить, чего именно. Порой я думаю, что дело в скуке, но это не так. Это как… Вот оно, моя жизнь похожа на краску, в которой нет цвета. – Давай вернёмся в то время, когда тебе было шесть–семь лет. Припомни, было ли то, чем ты занимался, бесцветным? Я постарался припомнить. Достал сигарету и, когда прикуривал её, заметил краешком глаза, что Сники исчез. Я прервался, чтобы сделать глоток апельсинового сока. – Что же ты делал, когда был младше? Похоже, тогда ты был счастлив, – спросила Нина. – Нельзя сказать, что всё было распрекрасно. Большую часть времени я едва выносил происходящее. Но были и занятия, которые я любил… То, чем никогда не насытишься. Каждый день, сгорая от желания скорее добраться до любимого дела, я не мог дождаться, когда выйду за двери дома. В сон я погружался лишь тогда, когда не мог долее удерживать глаза открытыми. Всё это я припомнил, когда Сники исчез. В детстве что–то было во мне иначе. Сон был лишь помехой, но в последующей жизни он стал спасением, а о многих из прежних занятий пришлось забыть. Но размышления не приблизили к пониманию, что же во мне изменилось. Что бы это ни было, с какого–то времени оно исчезло из моей жизни. – Ты всё ещё не знаешь, чего именно не хватает? – спросила Нина. – Сейчас уже знаю. Но, когда Сники впервые появился, я понятия об этом не имел. Я полагал, что он тут из–за моих выигрышей в спортивной лотерее. Но потом я начал соображать, что он тут по другой причине, отчего почувствовал себя значительно комфортней в его присутствии. Теперь мне не нужно было быть настороже относительно него. Что же до того, что отсутствовало во мне или в моей жизни, потерпите ещё немного, обо всём этом будет сказано в моём рассказе. Денни вздохнул с облегчением. – В таком случае, причина его появления не имеет отношения к лотерее, верно? – спросил он. – Правильно, – ответил я, – но она имеет отношение к самому методу. Я улыбнулся, видя, как опустились его плечи. Нина тоже нашла это забавным. Я – пёс, и вот моя жизнь  Я сплю, Вижу сны, Погоняю пару кошек – И день прошёл. Что за славная жизнь! Может, завтра я встречу белку… О, завтра! Большая жирная медленно бегущая белка…Глава 19 Я взглянул на Нину с Денни и спросил: – Приходилось ли вам задумываться, сколько времени и усилий уходит на обслуживание физического тела? – Они удивлённо посмотрели на меня. Я покачал головой. – Дальше было вот что. Несколько дней после последнего появления Сники я не делал ставок, в основном потому, что не был уверен в правильности понимания происходящего. Я даже допускал возможность того, что у меня «поехала крыша». Утешала лишь способность критически относиться к своему состоянию – из этого следовало, что со мной всё в порядке. Я принимал ванну, слушая через наушники «ZZ Top», и размышлял о сложностях жизни. Сами посудите, сколько усилий необходимо вложить в ежедневное обслуживание физического тела. Просто невероятно! Мы просыпаемся утром и первым делом сливаем избыток жидкости. Затем моем, скребём и причёсываем тело. После распыляем, намазываем и втираем в него какие–то вещества. Но это не всё. Нужно одеть на него вещи, а их перед этим постирать, высушить, погладить и сложить. Можно было бы ожидать, что этого достаточно, не так ли? Не тут–то было – лишь верхушка айсберга. Теперь тело надо дозаправить. И не чем–то столь простым, как охапка сена, о, нет, – нам надо взболтать, процедить, смешать, поджарить и, наконец, запихать получившееся в отверстие в голове. И не забыть пережевать. Да, вот это – эффективность! Но, кроме этого, мы нуждаемся в помещении для хранения тела, особенно в ночное время, чтобы во время сна ничто его не съело и, конечно же, чтобы сохранить его сухим, случись быть дождю. Итак, мы снимаем, покупаем или строим укрытие. Но для этого необходимо отвести своё тело в некоторое место и принудить его что–то делать, а затем некто даст вам бумагу, которую вы отдадите кому–то другому. Понимаете, жилище особенно важно, так как, если вам некуда поместить своё тело, вы оказываетесь в очень невыгодном положении. Далее, чтобы добраться до того места, где вам дают бумагу в обмен на то, что вы принуждаете тело делать вещи, которые оно делать не желает, вам нужно, похожее на оболочку, устройство для перемещения тел. Эту оболочку надо кормить из шланга, а также мыть, натирать воском, чинить и давать ей приют. О, в этом так много смысла, не правда ли? Итак, вам надо произвести дополнительное строительство и обмен бумагами. Всё представится ещё более неестественным, если заметить, что всегда есть что–то, что пытается есть ваше тело или спариваться с ним. Оставьте своё тело в парке и увидите, что произойдёт: насекомые попытаются сосать вашу кровь, собаки попробуют слизать вам лицо, а в следующее мгновение вы ощутите, что кто–то начнёт тереться своим телом о ваше. Попробуй, разберись! К этому времени Денни с Ниной уже громко хохотали, им явно всё это казалось смешным. Я же в те дни, к несчастью, воспринимал эту горькую правду значительно серьёзней. Прикурив следующую сигарету, я терпеливо подождал, пока Денни с Ниной успокоятся, чтобы можно было продолжить. – Я всё ещё лежал в ванной. Глаза были закрыты, но сквозь веки я как будто увидел вспышку света. Открыв глаза, чтобы посмотреть, в чём дело, я увидал сидящего на унитазе Сники, держащего в руках бумажный кораблик и бритву. От взгляда на эту бритву сердце моё забилось быстрей. Бритва была старой конструкции, того типа, что открывается наверху, как дверцы бомбового люка на бомбардировщике Б–52. Обе вещи в руках Сники напоминали мне о чём–то, и я ждал, когда всплывут связанные с ними воспоминания. – Теперь я понимаю, почему ты потерял часть своего чувства юмора при таких–то взглядах на жизнь, – сказал Сники. – При каких таких? – спросил я, косясь одним глазом на бритву, а другим – на дверь. – При таких, как то, о чём ты только что думал. – Ну, просто себе мысли, делов–то, – сказал я. – По–моему, это больше, чем просто мысли, – он озабоченно посмотрел на меня. – Понимаешь, убери из жизни любовь – и всё становится механическим, холодным и неживым. Многие из наших действий, действительно, повторяются каждый день, но если в них присутствует любовь, то всё приобретает романтический оттенок. Возьмём, к примеру, твою ванну. В общем–то, у неё есть одна главная функция, но добавь немного пузырей, игрушки, которые, как я нижу, у тебя есть, может быть, ещё свечу и приятную беседу, или даже какую–то музыку, и получим совершенно новое переживание. – Что это за кораблик и бритва? – Ты помнишь! Кто–то сложил тебе точно такой же бумажный кораблик, когда ты не хотел иди в ванную. Как всё меняется! Я вижу, теперь у тебя есть кораблики из пластика. Но тогда, стоило тебе лишь увидеть бумажный кораблик, ты мигом взлетал вверх по ступеням в ванную. – Да, вспоминаю. – А бритву помнишь? – спросил Сники, широко улыбаясь и указывая на меня бритвой. – Да, – воспоминание уже всплыло у меня в уме. – Это сложно забыть, принимая во внимание, что я сижу на шраме от неё. – А помнишь, как я предупреждал тебя не играть с этой бритвой? – Ты вечно указывал мне не делать того или другого, – ответил я. – Так к чему ты клонишь? – Невозможно доказать тебе, что я настоящий, а ты не сошёл с ума, потому что всё можно рассматривать как продукт воображения. Решение не в том, чтобы я что–то доказал тебе, а в том, чтобы ты поверил себе, и это само по себе – огромное достижение. Итак, подумай, чего недоставало в твоей жизни все эти годы? Я поднял голову. – Почему бы тебе просто не сказать мне? – но он уже исчез, оставив после себя бумажный кораблик. Взяв кораблик в руки, я заметил, что на его борту написано: «Несколько лет назад ты вообразил, что занимаешься определённым делом. Помни, мысли творят действительность. Бремя доказательства лежит на сомневающемся». Я надел наушники, бросил кораблик в воду и играл с ним, пока тот не утонул. Всплыло множество воспоминаний. Но я не имел ни малейшего понятия, что же такого я вообразил себе два года назад, что сейчас стало действительностью. Я знал, что в этот момент хотела спросить Нина. Головоломка  Вы готовы? Это Сознательное Творение? (Я не обещал, что будет просто.) Глава 20 Я собирался уже продолжить рассказ, как вдруг заметил, что Денни усердно трёт лоб, уставившись в свой блокнот. Нина тоже обратила внимание на его поведение и, пока я прикуривал сигарету, поинтересовалась, в чём дело. Денни что–то промычал, не ответив на вопрос. Я знал, что происходит в его голове. – В чём дело, Денни? – спросил я. – Столкнулся с противоречивыми убеждениями? Денни посмотрел на меня. – Что ты имеешь в виду? – Перестань, у тебя же на лице написано. Уже не знаешь, чему верить. Не уверен, получится ли затея с лотереей. Правильно? – Пожалуй, так, – ответил он. – Я не говорю, что ты врёшь. Может, у тебя и получается – но это не означает, что выйдет и у меня. – Денни, если бы в эту минуту сюда явились десять ангелов прямиком от Бога и сказали, что ты сможешь выиграть в лотерею, ты бы им поверил? – спросил я. – Конечно, – глаза Денни заблестели. – А если бы появился только один ангел, толстый и с пивной отрыжкой – в таком случае у тебя получилось бы? Нина хихикнула. – Ну, возможно. – Почему для тебя имеет значение количество ангелов? – Не знаю. Наверное, когда ангелов много, легче поверить, – Денни покачал головой. – Не понимаю, к чему ты клонишь? – Итог в том, что ты прав – ты не выиграешь, – ответил я. Денни был шокирован, Нина тоже. Несколько секунд мне казалось, что Денни не выдержит создавшегося напряжения. – У тебя ничего не получится потому, что ты не веришь в успех. Расскажи, почему тебе представляется, что ты не можешь выиграть. Денни на мгновение задумался. – Наверное, это было бы слишком просто. Из всех миллионов людей, живущих на земле, кто–нибудь должен был додуматься до этого раньше. – С точки зрения логики, это утверждение имеет смысл, и на каком–то этапе жизни я сам верил в подобную чепуху. Позже я понял, что такие мысли являются проявлением моего ограничивающего убеждения, оправдывающего своё существование. Кроме того, я не единственный, добившийся успеха в лотерее, просто все остальные помалкивают об этом. Странно, но как только ты что–нибудь открываешь, вдруг откуда ни возьмись появляются другие люди, пришедшие к тому же. – Убеждения – это запертые двери, или ключи, открывающие любую дверь, – добавила Нина. – Верно, – продолжил я, – в настоящий момент твои убеждения – это запертые двери. Если бы нам удалось убедить тебя в невозможности научиться кататься на лыжах, если бы ты в это поверил, то потом ни за что не научился бы. Всё так и случилось бы, несмотря ни на какие обстоятельства. – Да, но если что–то доказано, то это истина, и мы должны в неё верить. – Нет! – покачал я головой. Денни с грохотом опустил свой пустой стакан на барную стойку передо мной. – Этот стакан круглый, и я в это верю! Я швырнул стакан на пол за стойкой, где он разлетелся на тысячу осколков. – Нет, лишь бока стакана были круглыми, но дно – плоское, а сверху он был полый. Но сейчас он не является ничем из перечисленного, – сказал я, понимая, что пример не очень хорош. – Я не могу доказать тебе, что убеждения воздействуют на всё, что ты можешь или не можешь сделать. Много лет назад я посещал всякие курсы, одним из которых был курс медитации, другой – о силе ума, третий – об использовании подсознания. На всех трёх курсах рано или поздно кто–то спрашивал: «Могу ли я применить эти знания, чтобы выиграть в лотерею или на бирже ценных бумаг?» Каждый раз ответом было «нет», в той или другой форме. По правде говоря, какое–то время я и сам верил в эту глупость. Но потом у меня возникло подозрение: тебе рассказывают, что ты способен совершать всевозможные невероятные вещи, – но только не выиграть в лотерею. Похоже, что все уводят тебя в сторону от этой темы. Это становится особенно занимательным, когда видишь, что отговаривавший тебя человек покупает лотерейный билет. Получается, они утверждают, что можно купить лотерейный билет, но нельзя использовать все доступные ресурсы, чтобы придать этому листку бумаги какую–нибудь ценность. Выигрыш в лотерею стал моим наименьшим достижением, но самым большим шагом вперёд, потому что наконец сквозь мой толстый лоб дошло, что я не беспомощная забытая Богом песчинка. Что я способен добиться чего угодно – если только верю, что могу это сделать. Кроме того, я раскрою вам этой ночью ещё один секрет, который будет полезнее любой лотереи. Если им воспользоваться, вам не понадобятся никакие лотереи. Я помог Денни подмести с пола осколки и продолжил рассказ. Только я лёг в постель и закрыл глаза, как вдруг заметил вспышку света. Ясно, кто это был. Чуть–чуть повернув голову и приоткрыв один глаз, я рассмотрел Сники, сидящего на краю постели. – Почему ты не пришёл перед тем, как я лёг спать? – спросил я его. – Я решил, что тебе будет приятно послушать перед сном сказку, как в детстве. – Помню твои сказки на ночь. Если мне не изменяет память, они были скорее похожи на лекции. Было ясно, что он что–то задумал, я чувствовал это. – От них ты всегда быстро засыпал и видел хорошие сны, верно? Я посмотрел на Нину и Денни. – Кстати, вы заметили некую странность в манере Сники говорить? Они покачали головами. – Ну что вы, он говорит абсолютно так же, как говорю я. Пользуется теми же словами, и у него та же манера речи. Не кажется ли это вам странным? – Я считала, это оттого, что ты так рассказываешь, – ответила Нина. – Совсем нет. Можете, на всякий случай, отметить это для себя. Ладно, вернёмся к месту, где я остановился. Я согласился слушать сказку Сники и закрыл глаза. – Жил–был маленький мальчик, единственным другом которого был ангел. Всё своё время они проводили вместе, играя, смеясь, фехтуя, лазая по деревьям и обсуждая, как сделать мир лучше, как наполнить его любовью и радостью. Много дней они проводили в поисках сокровищ на мусорной свалке. Конечно же, Ангел всегда находил лучшее сокровище. Много времени они проводили и на озере, планам в маленькой вёсельной лодке, часами разговаривая там, где их никто не слышал. Они качались на больших волнах, оставляемых катерами, и хохотали. Мальчик был там счастлив. Но однажды он сказал своему другу ангелу, чтобы тот уходил и никогда не возвращался. Мальчик сказал: «Из–за тебя все меня ненавидят и считают тупым и сумасшедшим». Это был очень грустный день для них обоих. Но мальчик не подозревал, что, прогнав ангела, он также повернулся спиной к любви. Отсутствие притока любви в физическое тело и неверие в неё приводило к появлению боли, которая лишь усиливалась с годами. Мальчик, теперь уже мужчина, перепробовал множество способов, чтобы исправить то, что в нём было не в порядке, но не догадывался, что умирает от нехватки любви. И сколько бы любви ни посылал ему ангел, она не попадала внутрь, потому что сердце мальчика было закрыто. Сники остановился на мгновение. – На самом деле ангел никогда не покидал мальчика, он просто сделался невидимым, потому что знал, что в один прекрасный день мальчик передумает. Действительно, годы спустя так и произошло, Снова вместе, они решили написать книгу о Жизни, Полной Любви (англ. «a book about Living on Love» – примеч. перев. ). – Прямо уж размечтался. Не собираюсь никому ничего рассказывать, – я попытался не обращать на него внимания и уплыть в сон. Запомнилось лишь едва расслышанное сквозь сон: – Однажды мальчик, теперь мужчина, выиграл в лотерею, и на эти деньги купил красивый дом в лесу, в котором проводил большую часть своего времени за тем, что писал о любви и о жизни. Однажды, прогуливаясь по лесу, он увидел девушку, говорящую с деревьями. Говорят, что с тех пор говорящий с ангелом мальчик и говорящая с деревьями девочка счастливо жили–поживали и добра наживали. – Оставь. Сколько я выиграл?.. – спросил я, не уверен – мысленно или вслух. Видимо, он придвинулся ближе. Я был на грани сна, когда услышал его громко и чётко: – Dreams create believers and believers create (Мечты творят верящих, а верящие творят. – Примеч. перев. ). Обрати внимание на палатку и пятна на спине девочки. Очевидно, она знает тебя как облупленного, иначе не прибегала бы к столь очевидным вещам. Нина смеялась так, что её голова чуть не отвалилась от шеи. Денни последовал её примеру, и от смеха у него из глаз покатились слёзы. Даже я немного посмеялся, хоть мне это не показалось сильно смешным. Я не понимал, что именно рассмешило Нину. Возможно, она знала что–то, неизвестное мне. Время от времени Нина на несколько секунд овладевала собой, но затем снова взрывалась смехом, и так продолжалось довольно долго. Я не мог сдержаться от смеха, глядя на неё. – Все вы, мужчины, одинаковы, – сказала она, утирая слёзы. У меня самого от смеха болел живот. – Даже запнувшись, вы не разглядите палки под ногами, – произнесла она снисходительно. – Представь, что когда–то, до того, как родиться, вы с ней решили встретиться в этой жизни. Чтобы это непременно дошло до тебя сквозь твой толстый лоб, она решила прицепить табличку на спину, чтобы ты ни в коем случае не прошёл мимо. Нина всё ещё широко улыбалась. Ища, как бы достойно ей ответить, я посмотрел на Денни. Денни поднял глаза на Нину. – Почему всё зависит от него? Если она будет смотреть в оба, то и сама сможет его найти, – мне понравился этот ответ, и я кивнул головой. – Вы, мужчины, настолько слепы, что не увидите свою женщину, даже споткнувшись о неё, – Нина снова рассмеялась. Было не похоже, что она собирается скоро остановиться, так что мы с Денни решили пока поговорить между собой. – Ты её случайно ещё не нашёл? – спросил он достаточно громко, чтобы я расслышал его за Нининым смехом. Она услыхала вопрос и рассмеялась ещё громче. – Думаю, что нашёл. Есть ещё, правда, вопросы, проработанные не до конца. – То есть ты её видел, но ещё не познакомился? – спросил Денни. – Что–то вроде того. Вот уже два года, как Сники рассказал мне перед сном эту сказку. В тот момент мне это было неинтересно, но позже я много думал о значении его рассказа. У Денни на лице было озабоченное выражение, Нина к этому моменту уже успокоилась, но всё ещё улыбалась от уха до уха. – Итак, мы подошли к разговору о девочках! – Она явно получала удовольствие от происходящего. – Дело не в этом. Не знаю, как точнее объяснить, но будущее, настоящее и прошлое никогда не являются окончательными – в любое время их можно изменить. Знаю, это звучит странно и кажется невозможным, но ближе к концу моей истории есть один удачный пример. А сейчас, всего на минуту, допустите, что возможно изменить жизненный путь, по которому мы идём. Многое зависит от того, во что мы полностью верим. Возьмём, например, выигрыш Денни лотерею. Это может быть, а может и не быть на его жизненном пути. В данный момент этот выбор сделан в пользу негатива, но если он поверит в возможность выигрыша, то переключится в другую вероятность – тогда может играть в спортивную лотерею, как я ему показал, и выигрывать. – Какое отношение это имеет к той женщине? – Поначалу я не обратил внимания на слова Сники, но потом стал о них размышлять и в каком–то смысле начал им верить – наверное, потому, что мне так хотелось. Я стал искать в разных вероятностях и нашёл её. Затем я нашёл её здесь, в физической вероятности или физическом опыте, в котором сейчас живу. Вообще–то, она оказалась намного ближе, чем я ожидал. Но некоторые вопросы ещё остаются без ответа. Например, для того, чтобы изначально найти её, я путешествовал не в будущее, а в настоящее и в вероятностные действительности настоящего, что я объясню позже. Дело в том, что я путешествовал туда несколько раз, и иногда она там была, а иногда нет. Но была ли она там изначально, или была помещена в ту вероятность только после того, как Сники сделал своё предположение, а я принял и поверил в него, что и создаёт физический опыт, который мы переживаем? Ведь убеждения напрямую связаны с нашим физическим опытом. Нина покачала головой, а Денни спросил: – Это всё чертовски запутано, но я до сих пор не понимаю, какое отношение это имеет к тому, подойдёшь ли ты к ней, чтобы заговорить? – Всё намного сложнее, – я покачал головой. – Предположение Сники могло ещё не быть действительностью в то время, когда он его сделал. Он мог просто кинуть в меня той действительностью. Но то, что это стало частью моей физической действительности или опыта, абсолютно не означает, что это и её опыт. Нина коснулась своей щеки пальцем. – Возможно, ты прав! Два упрямых толстолобых человека в одном месте и в одно время могут создать определённые трудности. Особенно если она такая же трусиха, как и ты. – Так как ты нашёл её в реальной жизни? – спросил Денни. – Вообще–то, я был с ней знаком более двадцати лет. Проблема в том, что я обладаю противоречивой информацией, что может быть просто извращённым желанием Сники заставить меня уделить больше внимания изучению времени и вероятных событий. Одни мысли об этом вызывают у меня головную боль. Можно мне ещё скотча? – спросил я. – Конечно, нет проблем, – Денни усмехнулся чему–то своему. На одну битву больше, чем следовало  Я был воином Всё время, сколько себя помню. Я стоял на своём, Сражался со Вселенной, Богом, Страной И с драконами внутри. Я так в этом преуспел, Что временами даже ранил себя. И когда последний воин во мне, Со слезами на глазах, Кладёт свою шпагу, Я спрашиваю: «Что же теперь?» Глава 21 На следующее утро я проснулся в хорошем настроении, что обычно и происходит после снов о выигрышах. Лёжа в постели и размышляя, чем сегодня заняться, я заметил исходящее из коридора мягкое свечение. Была слабая надежда, что это лучи рассвета, ни её разрушала пасмурная погода за окном. Порой уже по началу дня можно судить о том, насколько он будет напряжённым. Я выскользнул из кровати и, пошатываясь, пошёл по коридору. Сники ожидал меня на кухне. – Ну, как, выспался? – спросил он. – Полагаю, что да, – ответил я, протирая глаза. – Может, сообщишь об этом своему лицу? Не похоже, чтобы оно знало об этом. – Очень смешно, – я открыл холодильник, чтобы посмотреть, не осталось ли там яиц. – Итак, как хочешь начать сегодняшний день? – спросил Сники. – Хочу начать с завтрака. Потому отвали. Мне нужно время, чтобы плавно вернуться в этот мир. – Дружище, общаться с тобою утром – всё равно что хватать медведя за губы! Я не отвечал. На кухню вошёл Руди, только что через собачью дверку вернувшийся с улицы, и оба они занялись своими делами, пока я готовил завтрак. Закончив, я поставил тарелку с поджаренным куском хлеба на стол и дал Руди его полкуска хлеба. Обычно он его не ест, а лишь слизывает масло. Руди взял свой хлеб и отправился назад во двор, а я сел и приступил к завтраку. Сники пристально наблюдал за тем, как я ем. Наконец я сдался: – О'кей, я бы предпочёл, чтобы ты разговаривал, а не сидел здесь, прожигая взглядом дырки в яичнице на моей тарелке, – сказал я. – Мне было интересно, добавишь ли ты любовь в свою пищу, – объяснил он с ухмылкой на лице. Я положил вилку и, закатив глаза, спросил: – А это–то для чего? Всё равно я собираюсь эти яйца съесть, потом они переварятся и вернутся наружу. Кроме того, я понятия не имею, о чём ты говоришь. – Любовь, посланная в пищу в процессе приготовления или непосредственно перед едой, впитывается пищей и во многих отношениях изменяет её, увеличивая уровень жизненной энергии в еде и даже улучшая её вкус. Клетки твоего тела впитывают эту любовь, когда ты ешь такую пищу. Кроме того, наполненная любовью еда обладает многими целебными свойствами. Она легко усваивается, даёт больше энергии, успокаивает, но прежде всего, любовь поступает непосредственно в твоё физическое тело. Примерно в то время, когда он это говорил, ко мне пришла мысль. А что, если это он имеет отношение к моим проблемам с получением правильных результатов игр, из–за чего, в свою очередь, у меня наблюдались перебои с выигрышами в спортивной лотерее? Пожалуй, стоит, на всякий случай, подыграть ему. – Сники, я понятия не имею, как это делать, – ответил я, – и мне никогда не доводилось читать или слышать о посылании любви в пищу. – Лишь потому, что люди ещё не осознали могущества любви и не умеют ею пользоваться. Любовь – это одна из сильнейших энергий во вселенной. Ты согласен? Я кивнул головой и сказал: – Полагаю, да, но от этого ни горячо, ни холодно, ибо поблизости нет никого, кто умел бы управлять любовью. – Но ты–то здесь. На самом деле, несколько миллиардов вас, – ответил он. – Люди обладают способностью посылать любовь, огромные объёмы любви чему угодно и куда угодно. Подумай о возможностях! Давай начнём с этой яичницы. – Послушай! Я, наконец, хочу поесть, потому расскажи, что надо делать, и давай скорее с этим закончим, – ответил я, начиная раздражаться. – Похоже, что мы подошли к интересному материалу, – заметила Нина. – Да, весь рассказ – именно об этом, дальше будет ещё интереснее. – А можно ли применять любовь для выигрыша и лотерее? – Денни улыбнулся от уха до уха. – Вероятно, но я не уверен. Знаю, что её можно использовать для денег, но объясню это позже. – Что же было дальше? – спросила Нина. – О'кей, закрой глаза и следуй моим указаниям, используя воображение, – сказал Сники. – Вообще, закрывать глаза не обязательно, просто так будет легче, пока привыкаешь к ощущениям. Я закрыл глаза, расслабился и последовал его инструкциям. – Представь себе свечение в верхней половине груди возле сердца и представь, что этот свет становится всё ярче и ярче, его излучение – это любовь. Дыши медленно и глубоко, наполняя лёгкие воздухом, дыхание здесь важно. Теперь пусть у света появится приятное ровное свечение, такое, как у свечи, но значительно ярче. Пусть свечение станет ещё лучистее и начнёт окружать всё тело. Вот так, чувство или ощущение, которое ты чувствуешь в груди, – это оно; это открывается твоё сердце; хорошо, теперь представь, что ты посылаешь луч любви из этой светящейся области к своей пище на тарелке. Хорошо. Теперь, когда почувствуешь, что уже довольно, позволь этому уйти и открой глаза, возвращая себя в настоящий момент, вот так. Я открыл глаза и сказал: – Так просто? И что, это окажет какое–то воздействие? – Большее, чем ты, мой друг, можешь себе представить. Когда–нибудь появятся рестораны и кафе, специализирующиеся на пище, наполненной любовью. Такая еда сделает для тебя больше, чем любая «здоровая пища». Сники ещё продолжал лепетать, а я уже снова ел. – Эй, по–моему, стало вкуснее, как будто в еде прибавилось оттенков. Ты уверен, что это не плод моею воображения? – Абсолютно! Лишь только учёные откроют, что любовь обладает физической формой и даже имеет частицу, существующую одновременно повсюду, у них не займёт много времени сообразить, что количество любви в пище прямо связано с её жизненной энергией, её целебными и жизнеобеспечивающими качествами. И это – лишь верхушка айсберга. – Интересно, – произнёс я. – Если так же поступить с продуктами, закладываемыми на хранение, обнаружится, что они не портятся намного дольше. Когда я оторвал взгляд от своей тарелки, его уже не было. Я вымыл посуду и сел в гостиной в своё любимое кресло. – Я обязательно должна это попробовать, – Нина посмотрела на Денни. – Дай мне, пожалуйста, маленький стакан апельсинового сока. – Прекрасная идея, – Денни налил сок ей в стакан. – Ну–ка, посмотрим, – Нина пригубила сок и закрыла глаза. Мы с Денни следили за ней с ожиданием. Пока Нина посылала в сок любовь, я закурил. Нина открыла глаза и сделала глоток апельсинового сока, затем ещё один перед тем, как вернуть стакан на стойку. – Вы знаете, я думаю, получилось, – объявила Нина, – вкус стал как будто более апельсиновый, больше похоже на свежевыжатый сок. – Определённо, есть разница, – сказал я. – Я достаточно поиграл с этим за последние два года и получил очень интересные результаты. Вот несколько примеров. На следующий день после того, как Сники впервые об этом рассказал, я собирался к другу на прощальную вечеринку. Каждый должен был принести с собой какую–нибудь еду, и я решил провести небольшой эксперимент. Я пошёл в пекарню и купил печенье, потом разложил его на две одинаковые тарелки и пометил дно одной из них маркером, а затем в течение пятнадцати–двадцати минут посылал любовь лежащему на этой тарелке печенью. Я посчитал, что если маленький кусочек хорош, то большой будет ещё лучше (что не всегда правильно, когда дело касается посылания любви). Так или иначе, я принёс обе тарелки на вечеринку и поставил их рядом на столе. Было интересно, что, когда гости начали есть печенье, то начали с того, которое я наполнил любовью! Два гостя даже тянулись к этому печенью поверх второй тарелки. Съеденным оказалось всё печенье, так как оно было очень хорошим, но печенье, наполненное любовью, было съедено задолго до того, как кто–либо притронулся к печенью со второй тарелки. – Как интересно! А ещё что–нибудь пробовал? – спросила Нина. – За прошедшие годы я провёл много подобных экспериментов на вечеринках, и результат был всегда неизменным. Даже в случаях, когда я ничего не приношу с собой, стоит мне что–нибудь взять со стола и послать в это блюдо любовь, люди сразу же набрасываются на эту еду, даже не осознавая, что происходит. В ресторане я начинаю посылать любовь ещё до того, как пища окажется передо мной на столе. Я делаю это, ещё только делая заказ. Также я посылаю любовь официантке и повару, и это производит невероятный эффект. Множество раз мне приносили огромную тарелку еды, в то время, как другой клиент, сделав такой же заказ, получал лишь небольшую порцию – у меня же буквально валилось через край. Множество раз меня обслуживали даже быстрее, чем сделавших заказ раньше. Происходят всяческие невероятные события. Если же я не посылаю любви, то всё происходит как обычно, часто менее чем удовлетворительно, хоть я и не сильно требовательный. Если вы начнёте замечать эти маленькие чудеса и привыкнете к ним, вам станет их недоставать, когда любовь не была послана. Если я не делаю этого, то пище как будто чего–то недостаёт. Попробуйте сами, это не потребует от вас больших усилий. – А что, если б я посылал любовь в пищу перед тем, как подать её посетителю? – спросил Денни. – Прекрасный вопрос. Одно из свойств любви в том, что она непредсказуема, и ты никогда не знаешь наперёд, каковы будут результаты. Попробуй и сам убедишься. Уверен, ты будешь приятно удивлён, не говоря уже о том, что твой посетитель станет постоянным клиентом. – То есть я могу проделывать это и с выпивкой? – спросил Денни. – Не только можешь, а и должен. С этого момента иного я и не жду. Любовь  Очень тихо она сказала: – Я бы легко могла влюбиться в тебя. Я ответил: – Спасибо, но будешь ли ты любить все мои стороны? – Что ты имеешь в виду? – спросила она. – Раскрой сердце всему сущему, всей жизни, Всем переживаниям, всем людям и себе самой. Тогда, действительно, полюбишь. И не важно, что я сделал и чего не сделал, Что сделаю и чего не сделаю, кем буду и кем не буду, Твоё сердце всегда будет открыто. Быть может, со временем и моё сердце научится тому же. В ответ она ушла, пообещав никогда не вернуться. Но я знаю, что будет иначе, Ибо у любви есть душа–близнец по имени доверие. Порой кажется, что они раздельны, Но это – лишь иллюзия, Ибо они неразделимы. Глава 22 – Сники не показывался около четырёх–пяти дней, что дало мне возможность вернуться к ставкам и своим обычным занятиям. В течение нескольких дней нарастало разочарование – я вкладывал в угадывание огромный объём времени и усилий, но не мог добиться желаемых результатов, даже тех, которые получал раньше. И хоть теперь я знаю причины этой ситуации, в то время я не имел о них ни малейшего понятия. Проблемы несложно решать, если знаешь, что их вызывает. Но когда не можешь разглядеть причины проблемы, лежащей у тебя перед носом, то чувствуешь себя огурцом, замаринованным в банке. Ах да, я забыл ранее упомянуть о следующем. Перед своим исчезновением во время завтрака Сники попросил меня купить несколько чистых аудиокассет, чтобы записать то, чему он меня научит про любовь, и что возможно делать с её помощью. Я решил, что это будет некое упражнение с визуализацией. Итак, я сидел в своём кресле, пытаясь понять, как поправить возникшую проблему с угадыванием, как вдруг в голову пришла идея. И чем больше я о ней думал, тем красивее она казалась, и тем больше она мне нравилась. Идея была в том, чтобы сделать запись медитации с визуализацией, которая поможет заглядывать в будущее. Она облегчит уму фокусировку на результате и в то же время упростит задачу. Я думал об этом весь вечер и проработал все детали, расписав путешествие шаг за шагом. На следующее утро я встал рано и пошёл в библиотеку за кассетой со звуковыми эффектами, так как решил сделать эту запись максимально реалистичной. Окончательный вариант был готов где–то к двум или трём часам дня. Руди уже расхаживал по дому, потому я решил выгулять его перед тем, как испытать кассету в действии. К тому же расслабляться намного легче после того, как прогуляешься или сделаешь какие–нибудь упражнения. – А что конкретно ты записал на кассету? – спросил Денни. – Очень просто. Сначала для расслабления минут пять музыки. Затем описание визуализации: я стою на вокзале и жду поезд. Немного про то, как вокзал выглядит. Звуки, которые обычно слышишь на вокзале, например, разговоры, шаги и тому подобное. Потом подъезжает поезд, вы слышите его приближение и остановку. Это мой личный поезд, потому, когда я вхожу и сажусь, ко мне подходит проводник и спрашивает, куда я желаю ехать. Я отвечаю, что хочу отправиться на один день в будущее и остановиться возле магазина на углу, где выйду и куплю газету. У меня были записаны все необходимые звуки, так что, когда поезд отъезжал от станции и набирал скорость, всё это было слышно, как и стук колёс движущегося поезда. Я даже говорил в кружку, чтобы изменить голос и сделать его похожим на голос проводника поезда. Поезд едет около десяти минут и останавливается. Я выхожу, иду к стойке с газетми и выбираю завтрашний номер. Затем возвращаюсь в поезд и в течение десятиминутной поездки назад знакомлюсь с результатами игр. Всё вместе занимало примерно тридцать пять минут. Я подумал, что так будет намного интереснее, чем напрягаться, удерживая фокус внимания, и медитировать по два–три часа без перерыва. – Ну и как, сработало? – Денни поднял глаза от блокнота. – Мы как раз к этому подходим. После того, как мы с Руди вернулись с прогулки по парку, я отправился в спальню, чтобы испытать свою новую кассету. Я провёл звук от магнитофона к наушникам, которые использовал, чтобы отсечь посторонние шумы во время медитации. Кассету я включил очень тихо – так, чтобы едва слышимые звуки и слова не отвлекали моего внимания. Всё получалось замечательно, я сел в поезд и отправился в будущее. Когда поезд остановился, я вышел, купил газету и вернулся с ней в вагон. Сел, открыл спортивную секцию и стал просматривать результаты. Качество видения было не наилучшим, картинка – расплывчатой, но всё–таки я смог разобрать некоторые результаты. Меня это не беспокоило – я полагал, что после нескольких повторений видимость улучшится. Итак, я просматривал результаты в ожидании отхода поезда, как вдруг услышал крик проводника «Добро пожаловать!» В голове пронеслась мысль: «Минуточку, я не то записывал на кассету, он должен был крикнуть: «Посадка окончена!»» Потом я услышал звук шагов и подумал, что, чёрт возьми, происходит? Тут я увидел его, идущего к месту, где я сидел. Он сел напротив меня, озорная улыбка на лице. – Эй, Сники! Это частный поезд. Какого чёрта ты здесь делаешь? – спросил я и попытался стереть его из этой сцены, но воображение отказалось мне подчиниться. Ситуация начала меня раздражать. – Пытаешься стереть гостя? Не очень–то дружелюбный жест. В твоём воспитании заметны большие пробелы, – ответил он. – Это ненормально! Как ты можешь меня видеть? – продолжал я. – Как я могу тебя видеть? Ведь это должен быть ненастоящий мир! Чего тебе надо? – Я чувствовал, что моё сердце забилось сильнее. – На первый вопрос отвечаю, что ты находишься в повышенном состоянии сознания, а в нём твоё воображение намного более реально, чем ты думаешь. Сейчас ты намного ближе к настоящему себе, чем когда находишься в обычном состоянии, в так называемой физической действительности. Отвечаю на второй вопрос – мы едем в небольшое путешествие туда, где всё выглядит так, как оно есть на самом деле, и даже таким, каким ты его хочешь сделать. – Знаешь, пока ты не появился, я жил нормальной жизнью. И что означает «каким ты его хочешь сделать»? – Ничто не началось, – ответил он, – и ничто не завершилось. Я объясню это позже. Из состояния, и котором ты находишься, можно видеть и делать то, что обычно считается невозможным. Я начал подыгрывать, рассчитывая, что его информация может оказаться полезной. – И что же можно сделать в этом состоянии? – спросил я. – В этом состоянии сознания ты соединяешься с большей частью себя. Эта часть не ограничена твоими сознательными мыслями о том, что ты можешь и чего не можешь делать. Используя воображение, ты способен соединиться со своим большим «я» и его возможностями и создавать всё, что ты захочешь, включая жизнь, о которой мечтаешь. Разобравшись в этом процессе, ты сможешь использовать его даже в обычном состоянии бодрствования. Я слышал и чувствовал, что поезд замедляет ход. Он почти остановился, когда Сники сказал: – Представление начинается! – и скомандовал: – Немедленно выходи из поезда! Стоило ему это произнести, как я оказался в совсем другом месте. Я был не дома, а стоял возле очень маленького пруда, который сразу же узнал. В детстве этот пруд был огромным, или казался таким из–за моего возраста. Это было одним из моих любимых мест. Сюда почти никто не приходил. Говорили, что оно заклятое, и тут живёт чудовище. Никто из детей и носа туда не совал, даже в погоне за мной. Там я всегда был в безопасности. И там впервые встретил Сники, во всяком случае, насколько помню это сейчас. Я взглянул на Нину и Денни. – Запомните слова «насколько помню это сейчас». Они важны с точки зрения оставшейся части рассказа. С недоумением они кивнули головами. – Я стоял на месте, где всё напоминало о боях на шпагах, которые мы со Сники устраивали здесь в детстве. Вдруг я увидел, что ко мне приближается маленький мальчик и дико размахивает по сторонам палкой, как шпагой, «Не может быть, – пронеслась мысль, – это же я! Такой маленький!» Почему–то было очень странно видеть себя таким маленьким. Я глядел на него, полного жизни, скачущего и делающего выпады палкой–шпагой в сторону одного дерева за другим. Он приблизился и, направив на меня шпагу, спросил: – Где ты пропадал? Я ищу тебя весь день. Не зная, как реагировать и что отвечать, я стоял, уставившись на него. Его вид обещал неприятности, и в то же время он, казалось, весь светился. И тут я услышал голос Сники: – Он видит тебя точно так же, как ты видишь меня. Желаю приятно провести время! – Чего ты стоишь, как идиот? Дерись или сдавайся, ты, трус! – крикнул он, махая своей ужасной палкой прямо перед моим лицом. – Если ищешь боя, то ты обратился по адресу! – ответил я, увёртываясь от его дерзких выпадов. А затем отломил ветку стоящего неподалёку дерева и вступил в бой. Мы сражались между деревьями, на камнях, за кустами… Прошло неизвестно сколько времени, пока мы, наконец, не уселись на каких–то валунах. Я не представлял себе, где же мы оказались, но это было не важно. Значение имело лишь то, что мы живы и нам весело. Он взглянул на меня. – Почему люди такие глупые? – Тебя снова обзывают глупым? – спросил его я. – Да, – ответил он, сразу погрустнев. Я раздумывал, что сказать, когда губы заговорили сами. Было ощущение, что я одновременно говорю и слушаю себя. – Они не глупы. А ведут себя так от страха. – От страха перед чем? – Они боятся всего: что их не полюбят и что полюбят чересчур сильно, боятся умирать, жить, нехватки пищи, боятся, что их обидят или ограбят, – слова вылетали изо рта, и я слушал их так же, как и он. – Они боятся даже того, чего не имеют, боятся чужого превосходства, одиночества и общества других людей, страшатся насмешек и неприятия, боятся неудач, а порой даже удач. Люди боятся тех, кто не боится, ну, а больше всего – друг друга. – И что же? – спросил он с озадаченным лицом. – Страх может заставить человека совершать поступки, в которых совсем нет любви. Он даже способен свести с ума. Капля за каплей страх выдавливает из человеческой жизни любовь, оставляя лишь злость, которая затем обращается в ненависть. И всё это сводится к недостатку любви, питающей вселенную и всё, что она содержит. В отсутствии любви расцветают хаос, ненависть, злость и страх. В наполненном любовью пространстве вы встретите мир, радость, удовлетворение, доверие и изобилие. – Где же тогда вся эта любовь, и почему люди не умеют радоваться? – Они умеют, но боятся. А ещё не верят, что можно выжить, живя в радости. Они убеждены, что работа должна быть тяжёлой и соревновательной. А что до любви, то она находится внутри каждого человека и только ждёт, когда её выпустят наружу. – Они думают, что всё знают! Пусть бы играли и веселились, как мы, тогда все были бы счастливы. – Они забыли настоящую любовь, как однажды забудешь и ты. Я взглянул на Нину и Денни. – Удивительно, я помню этот разговор со Сники в моём детстве, но в то же время знаю, что участвовал в нём, будучи ангелом. Если от этого у вас не заходит ум за разум в отношении реальности времени, тогда не знаю, что бы вас могло озадачить. Нина и Денни кивнули головами. – Он подпрыгнул и, дико размахивая своей палкой в воздухе, закричал: «Нет, никогда! Что бы они ни сделали – я буду драться!» Я как раз собирался сказать: «Чем сильнее ты будешь драться, тем в большей степени сам будешь становиться таким». Но не уверен, произнёс ли я эти слова, ибо почувствовал резкий рывок и обнаружил себя лежащим на кровати в своей спальне. Онемевший и всё ещё в шоке, я слышал, что кто–то зовёт меня по имени. Это был мой приятель Джеф, чей голос раздавался из кухни. Я поднялся и встретил его в коридоре, потирая руками глаза и всё ещё наполовину пребывая в том мире. – Чем ты, чёрт подери, занимаешься? Снова спишь? – спросил он. – Да, я дремал. – Середина дня, а он спит! – Джеф покачал головой, вошёл в гостиную и устроился на диване. – Работал со ставками и уснул. Видел странны сон. Ты принёс пива? – Я сел на кровати, всё ещё пробуя сориентироваться. – Поставлю его в холодильник, – он понёс пиво в кухню. – Ты неважно выглядишь, как будто привидение увидел. Он вернулся в гостиную и подал мне банку пива. – Так недолго и свихнуться, дружище. Ты бы заканчивал со своими путешествиями во времени, – Я лишь рассмеялся вместе с ним, думая про себя: «Если бы ты только знал!» – Будешь дальше заниматься фокусами с сознанием – закончишь тем, что будешь угадывать победителей скачек в тёплой, уютной, оббитой войлоком комнате, и вся она будет твоя, – он рассмеялся. – Да, а ты будешь делать на них ставки. – Пока твои предсказания будут сбываться. И буду приносить тебе сигареты пару раз в неделю. – А как насчёт моей доли выигрышей? – Можешь не волноваться, я придержу её для тебя, – усмехнулся он. Следующие часа четыре мы пили пиво и спорили о том, возможно ли предсказать будущее. Он утверждал, что будущее ещё не произошло, а потому непредсказуемо. Я отвечал, что будущее, настоящее и прошлое едины, а время – это иллюзия; следовательно, будущее можно не только вычислить и предсказать, но и сотворить. И, будь он не столь упрям и толстолоб, он сам был бы в состоянии это увидеть. Конечно же, он полагал, что толстолобым был я. Он говорил, что мне просто везёт. Я отвечал, что такой вещи, как везение, просто не существует! Он полагал, что во вселенной правит случайность. А я утверждал, что во вселенной нет ничего случайного. Он говорил, что я полон дерьма. Можете сами догадаться, что я ответил. И так это продолжалось довольно долго – игра идёт, пока есть игроки. Детали  Тысяча разновидностей – Хоть известно Что действия могут быть Лишь двух типов – Деяния любви Или Но разновидностей Будет тысяча.Глава 23 Я достал последнюю сигарету из своей последней пачки. – Надеюсь, за стойкой у вас есть сигареты, иначе эта история останется недосказанной – к сожалению, ибо мы подошли к самому интересному. – У меня – ни одной сигареты, – сообщил Денни, пока я прикуривал. Нина открыла сумочку, лежащую на стойке бара слева от неё. Мы увидели, как правой рукой она достала оттуда нераспечатанную пачку. Когда пачка оказалась передо мной, я увидел, что это был именно тот сорт сигарет, который я курил. Денни поднял бровь. – Мой тип женщины: нежная, сильная, заботливая, таинственная и, самое главное, готовая вовремя помочь, – сказал я. – Денни, самое время начинать записывать. То, что ты услышишь в продолжении рассказа, заставит тебя забыть о лотерее. Ты холост? Он посмотрел на меня недоумённым взглядом. – Да–а. – Теперь недолго осталось ходить в холостяках. Уже страшно? – Что, если я не буду вести записи? – спросил Денни. – Поступай, как хочешь. Я тебя предупредил и повторять рассказ заново не буду. Сложившаяся ситуация возбуждала мой интерес – в основном тем, что давала мне уверенность, что я продолжу выигрывать и не буду вынужден идти на нелюбимую работу. На следующий день я побегал по делам, а затем зашёл в библиотеку за книгами и кассетами о любви. Я хотел посмотреть, существуют ли материалы о посылании любви. Ситуация становилась увлекательной, и у меня появилась уверенность, что можно продолжать выигрывать и не идти на нелюбимую работу. Вообще, я не питал неприязни к работе, просто никогда не приходилось получать от неё настоящего удовлетворения. Сейчас же я ожил и чувствовал, что впереди ещё вся жизнь. В ней я обязательно найду то, что будет приносить радость. До вечера и почитал и послушал кассеты, а затем обратился мыслями к вчерашней поездке на поезде. Сцена из детства очень чётко встала перед глазами. Я вспомнил слова Сники, что сам стану всем тем, что находил таким отвратительным в окружающих. Что забуду его и всё, чему он меня учил, что проведу большую часть жизни в поисках любви вовне, что забуду о том, что она приходит изнутри. Ещё он говорил, что в моей жизни будет крайне мало любви, и это послужит мне ценным уроком. Похоже, что так всё и пучилось, но мои многочисленные вопросы пока оставались без ответов. Я решил записать все вопросы, чтобы задать их Сники, когда он вернётся. Я исписал страницы три и всё чётче осознавал, что понятия не имею, что же со мной происходит. К одиннадцати вечера я порядочно утомился и еле дошёл до кровати. Я остановился на минуту, чтобы открыть свежую пачку сигарет, данную мне Ниной. – Что мне следует записать? – спросил Денни с ручкой в руке. – Лишь то, что относится к посыланию любви, о чём мы вскоре и начнём говорить. – Денни, расслабься. Дай ему рассказать всё по порядку, – усмехнулась Нина. – На следующее утро я проснулся посредине сна. Мне снилось, что мою кровать трясёт клоун, но, открыв глаза, я увидел, что в ногах кровати стоит Сники. Я робко посмотрел на часы, было одиннадцать тридцать. Взглянув на Сники, я поинтересовался, не он ли меня разбудил? – Я подумал, тебе следует знать, что Руди выбежал через собачью дверцу и погнался за кошкой. Я перевернулся на другой бок и закрыл глаза, чтобы спать дальше. Я уже был на грани сна, когда услышал Сники. – Он не остановился у ограды, а побежал по дороге вниз. Я взлетел с кровати и бросился натягивать на себя одежду. – Что не ты его не остановил? Я не смогу заплатить две сотни долларов залога, если его поймают. – Ты мог бы позвать его назад любовью, вместо того чтобы бегать и разыскивать, – сказал Сники. – Почему бы тебе просто не сказать мне, где он сейчас? – спросил я, начиная сердиться. – Почему бы тебе просто не послать любовь и посмотреть, что произойдёт. Кроме того, я не ангел–хранитель, и это не моя работа. – Как для ангела, ты не очень–то воспитан. И если ты не ангел–хранитель, то кто же ты тогда, чёрт возьми? – У, какие мы капризные по утрам! – Так ты мне поможешь или нет? – Давай проведём визуализацию с поездом, чтобы ты увидел Руди и позвал его домой. Не забудь послать ему любовь. На мгновение я остановился, чтобы собрать мысли. – Ты уверен, что это сработает? – Я ткнул пальнем в Сники. – Надеюсь, это не очередное проявление твоего извращённого чувства юмора. – Попробуй, что тебе терять? Я помогу войти в медитацию. Ведь это не сложнее глубокого дыхания. Я вошёл в гостиную и лёг на кушетку, думая про себя, что лучше бы этой затее получиться. – О'кей, я готов, – сказал я вслух, – но если через пятнадцать минут Руди не вернётся, я иду его искать. Я слушал указания Сники и в точности им следовал. Где–то в процессе медитации я, должно быть, уснул, а когда проснулся, Руди уже стоял у кровати, облизывая мне лицо и виляя хвостом. Не знаю, как быстро он прибежал домой, но, так или иначе, этот способ сработал. Во время медитации под руководством Сники я пообещал Руди вывести его на прогулку, если он вернётся домой. Потому, позавтракав и приняв душ, я повёл его гулять. Пока Руди играл с другими собаками в парке, и размышлял о любви и о том, откуда она берётся. Если её источник во мне, почему тогда Сники говорит, что я умираю от нехватки любви, и что нехватка любви и была причиной постоянной душевной боли? Чем дольше я размышлял, тем больше запутывался. Единственное объяснение, к которому я смог прийти, было в том, что внутри каждого человека есть огромный объём любви, но он закрыт в герметичной камере. Чтобы любовь вышла наружу, камеру надо открыть. В этом была определённая логика. Размышляя на эту тему, я внезапно сообразил, что не чувствую больше ни грусти, ни душевной боли. И поэтому чувствую себя так умиротворённо в последнее время – хотя в моём финансовом положении любой превратился бы в нервную развалину. Я не заметил, когда именно настала эта перемена. Это подобно тому, как если бы у человека с постоянными головными болями в один прекрасный день боли исчезли. Он настолько с ними свыкся, что не обратил внимания на их отсутствие. А возможно, я не заметил перемены потому, что за последнее время столько всего происходило. Кроме этого, я раздумывал в парке о словах Сники, что он не ангел–хранитель. Таким образом, вопрос, кто он такой, остаётся открытым. Каждый раз встречаясь с ним или думая о нём, я инстинктивно чувствовал, что что–то тут не так. Я бы не мог выделить не соответствия, но знал, что вижу не всю реальную картину. – Итак, Денни, отрытым остаётся вопрос, хочешь ли ты получить указания? – Я ждал его ответа. Нина кивнула головой. Денни пожал плечами и произнёс: – У меня нет собаки. – Дело не в собаках. Мой способ имеет множество различных применений. Возможно, однажды тебе понадобится найти кого–нибудь. Быть может, сына или дочку. Или же, поссорившись с другом, ты сможешь с помощью этого метода вступить с ним в общение и положить ссоре конец. Количество возможных приложений бесконечно. Нужно лишь использовать воображение. Этим методом мне даже доводилось находить потерянные вещи. Денни сидел и размышлял. Нина обратилась к нему: – Денни, как насчёт следующего раза, когда будешь искать работу? Ты мог бы воспользоваться этим, чтобы пообщаться с человеком, который будет проводить твоё собеседование. – Мне приходилось так поступать, – вставил я, – и всё получается, как по волшебству. Как только приходишь на собеседование, появляется ощущение, что вы уже встречались. Удивительно, но другой человек чувствует то же самое. Есть тут, однако, одно «но». Всё, что вы говорите человеку в этом состоянии сознания, должно быть абсолютно честно. Можно лгать губами, но не разумом, и, если вы скажете неправду, это всегда будет замечено и отрицательно аукнется. Проверено на собственной шкуре. Есть ещё одно «но». Одна моя знакомая пользовалась этим способом, чтобы навещать своего возлюбленного за границей. К несчастью, она была настолько уверена, что он может ей изменять, что после несколько визитов она действительно увидела его с другой женщиной. Сразу после этого она позвонила ему на работу. Он принял звонок прямо на строительной площадке, и это доказало, что она была не права. Необходимо отпустить свои представления о том, что вы собираетесь увидеть, чтобы воображение не строило того, чего не существует. После этого происшествия всё; шло гладко, несколько раз он даже перезванивал ей вскоре после её посещений и сообщал, что он чувствовал её присутствие. В конце концов это превратилось для них в интересную игру, и, судя по её рассказам, это их сблизило и создало внутреннюю связь, которой не было раньше, хотя они и проводят много времени вдали друг от друга. Итак, хочешь узнать об этом или нет? Решай, я не могу сидеть здесь всю ночь. – А почему ты не спрашиваешь у меня, хочу ли я услышать, как это делать? – спросила Нина, широко улыбаясь. – Потому что ты сама умеешь – я раскусил твою игру, а потому давай продолжим играть, как ни в чём не бывало, – ответил я, чувствуя определённую гордость за себя. – Если так, то говори свои указания, и не пора ли нам вернуться к рассказу? – отозвалась Нина. – Хорошо. Важно найти спокойное место и устроиться поудобней. Попробуйте раздобыть звукозащитные наушники, такие, которые используют на стройках, чтобы вас не беспокоили посторонние звуки. Дыша медленно и глубоко, войдите в состояние глубокого расслабления. Пусть это займёт некоторое время. Одновременно направляйте своё внимание на слушание вашего внутреннего я или души, или Бога, как бы вы это ни называли. Я по–прежнему полагаю, что самый быстрый способ успокоения ума – направить всё внимание на то, чтобы услышать нечто, что, возможно, вы лишь еле–еле слышите. Когда чувствуете, что готовы, представьте, что становитесь светлее. Лишь этим одним вы уже поднимаете свою вибрацию. Как музыкальные ноты, которые становятся всё выше и выше. Окружите себя шаром света, как будто вы посредине сферы, и начните подниматься вверх. Делая это, вообразите, что летите в место, куда вы хотите попасть, это займёт лишь несколько секунд. Время и расстояние ничего не значат для ума и для вашего сознания. Позвольте себе увидеть то, что вы хотели, или того, кого вы хотели увидеть. Не беспокойтесь об окружающей обстановке, если она не представляет для вас интереса. Важно посылать любовь, окружить и наполнить любовью того или то, что вы посещаете. Стоит, заодно, окружить любовью и себя самого. Теперь, если хотите, можете пообщаться, но делайте это с любовью. Не забывайте слушать сами. Быть может, вы и не услышите настоящих слов, но получите мысленное представление о том, что этот человек говорит вам. Будьте искренни и говорите всё, как есть. Что бы вы ни делали, идите из сердца, а не из эго. Если даёте обещания – будьте им верны. Когда закончите, медленно возвращайтесь назад. Перед тем, как подняться с кровати, уделите некоторое время размышлениям о том, что вы сказали или услышали. К примеру, если вы таким образом общались с человеком, то сознательно он может не знать об этом – даже, скорее всего, не будет знать, но вы говорили с его частью, поэтому его подсознание использует все возможности, чтобы донести эту информацию до его сознающего ума. К нему это может прийти в ощущениях, чувствах или через интуицию. Можете не бояться вмешаться в чужую частную жизнь, на каждой стадии развития этими областями распоряжается и о них заботится большая часть каждого из нас, в зависимости от наших взаимоотношений с этим человеком. Веселитесь и делитесь вашей любовью. Это упражнение занимает, по крайней мере, минут двадцать, но поначалу оно будет, скорее всего, длиться дольше из–за добавочного времени, необходимого для полного расслабления. Под «расслаблением» я имею в виду, что ваше тело должно спать, настолько, чтобы вы перестали его чувствовать. Вот тогда–то вы и получите наилучшие результаты. Позже, когда приобретёте некоторый опыт, можете сменить способ и, возможно, пользоваться воображаемым поездом, чтобы попасть туда, куда желаете. Но поначалу я предлагаю использовать шар света, чтобы не задействовать ваше воображение слишком активно. И помните, что вы не всегда правы, никто не бывает прав постоянно. – И это всё? – спросил Денни. – Ага, после дождичка в четверг, – ответил я. Взаимоотношения  Находясь в любовных отношениях, чувствуешь себя так, Как будто держишь Быка за рога. Но если с обеих сторон присутствуют любовь, доверие и интимность, То можно будет просто взглянуть Глаза в глаза. Пускай, непросто Вытерпеть всё это храпение И мотание головой… Но чего не сделаешь За поцелуй в губы. Глава 24 – Вернёмся к рассказу, – сказал я. – После парка мы с Руди зашли в магазин, чтобы купить сигарет и взять список игр на тот день. Направившись оттуда домой, я размышлял о своём финансовом положении. Денег доставало на продукты, бензин и сигареты, но не хватало на оплату счетов. Как бы прекрасно я себя ни чувствовал, если не оплатить накопившиеся счета, то рано или поздно в дверь постучат серьёзные неприятности, думал я. Придя домой, я решил немного изменить запись на кассете с визуализацией поездки в поезде. Теперь после того, как поезд доставит меня в будущее и газета будет просмотрена, я поеду в поезде дальше и посмотрю, куда он меня привезёт. Большинство ставок могли подождать до шести или семи часов вечера, потому у меня была ещё уйма времени. Изменив запись и наскоро перекусив, я направился в спальню. Всё шло, как по маслу. Я сошёл со своего воображаемого поезда, взял газету, вернулся в поезд и открыл газету, чтобы прочесть результаты игр в ожидании, когда поезд снова поедет. Все результаты были прекрасно видны. Просто удивительно – можно было прочесть всю газету, как будто она была куплена в настоящем мире. Проводник крикнул: «Посадка окончена!» – и поезд тронулся. Мне очень нравилось, как всё получалось, как вдруг я обнаружил, что поезд всё набирает и набирает ход. Я поискал глазами проводника, но его нигде не было. Попытался замедлить движение поезда, но не смог. Странно, подумал я, это же моё воображение, и оно должно подчиняться моей воле. И тут до меня дошло: опять проделки Сники! Вдруг поезд резко остановился. Вошёл проводник и сообщил: «Мы прибыли в место назначения». Я вышел из поезда и оказался в некоем внутреннем дворике, какие встречаются в замках или в храмах. Было очень красиво! Казалось, всё вокруг состояло из кристаллов или из чистого света и мягко светилось. Солнца видно не было, но количество яркого и, одновременно, не ослепляющего света было просто невероятным. В то же самое время всё выглядело немного расплывчато – непонятно, была ли причина в освещении или в моём зрении. Всё было очень похоже на сон, но моё сознание не спало, и я осознавал это – лучше описания не могу придумать. Стоя там, я понял, что всё вокруг наполнено любовью. Наполнено так плотно, что при вдохе она заполняла лёгкие. Её можно было трогать, чувствовать, ощущать, просто невероятно! Как будто меня окунули в жидкую любовь. Никогда раньше я не чувствовал ничего подобного. Я набивал любовью своё тело, и не просите объяснить, как это возможно. Я запихивал и запихивал её в себя, заполняясь всё больше и больше. И так увлёкся впитыванием максимально возможного объёма любви, что не заметил, как передо мной появились несколько сущностей. Я взглянул на них и на долю секунды почувствовал вину за своё свинское поведение. В ответ они послали мне ещё больший объём любви. Я почувствовал, что они любят меня целиком, абсолютно и необусловлено. Я не смог их как следует рассмотреть, но пришёл к выводу, что одним из этих троих был Сники. Потом я заметил, что за первыми тремя есть ещё одна фигура. Было впечатление, что они заслоняют меня от сущности за их спинами, светящейся необыкновенно, почти обжигающе ярко. Я посмотрел в направлении существа, в котором предполагал Сники, и в тот же момент увидел его лицо. Тогда же другая сущность встала прямо передо мной, держа в руках предмет, похожий на меч. Он вогнал этот меч мне в макушку и протолкнул его до окончания позвоночника. Боли не было, всё случилось так быстро, что я остался стоять на месте. Как только он полностью проткнул меня первым мечом, он достал второй и воткнул мне его в лоб – так, чтобы он вышел на затылке, затем проткнул ещё одним через виски и ещё одним через центр грудной клетки. Я ощущал, что открываюсь, и внутрь стало втекать ещё больше любви. Видимо, поэтому я никак не реагировал. Было ощущение, что всё в порядке. Потом я увидел, что это были совсем не мечи, а некие сделанные из света жезлы. Я стоял и позволял любви втекать в меня. Следующее, что помню, – я снова оказался в своей комнате. Первым делом записал результаты игр, на которые собирался поставить. Посмотрев на часы, увидел, что остаётся всего десять минут, чтобы успеть сделать ставки, потому направился прямиком в магазин. Просматривая результаты игр в тот вечер, я увидел, что выиграл достаточно, чтобы продержаться как минимум ещё две недели. Но, почему–то, это было неважно – так хорошо я себя чувствовал. Несколько мгновений я помолчал. – Можно было бы ещё два часа пытаться описывать, как замечательно я себя чувствовал, но нет слов, которые расскажут о чувстве заполненности любовью. Не знаю даже, с чего можно было бы начать описывать. – Вот это да! И как туда попасть? – спросил Денни. – Речь не об этом. Я хочу научить тебя самого получать доступ к любви. Целая вселенная её содержится в малюсенькой коробочке внутри каждого из нас, и всё, что нужно сделать, – это открыть эту коробочку. Это, должно быть, одна из самых охраняемых тайн – похоже, что человечество намеренно уводят в сторону от раскрытия этого секрета. Я не знаю, кто или что ответствен за то, что наша способность остаётся спрятанной от нас – способность, явно данная нам, чтобы мы пользовались ею сами и делились с другими. Обращали внимание, что фильмы ужасов, тем или иным способом, всегда пытаются убедить вас, что любовь слаба? Это так смехотворно, что даже не смешно. Всё равно что убеждать кого–то, что петарда в ваших руках лишь чуть–чуть пошумит. Давайте я расскажу вам всё до конца, и вы поймёте, что я имею в виду. Нина начала растирать мне спину. – Денни, не сделаешь нам чаю? Клаус начинает утомляться. – Неужели так заметно? Вообще–то, выпить чаю было бы неплохо. Говорят, что кратчайший путь к сердцу мужчины лежит через желудок, что в какой–то мере правда, но в моём случае хороший массаж спины срабатывает в десять раз быстрее. Любовь внутри нас  Любовь внутри нас – Это естественное ощущение. Но если мы покрываем её Страхом, Гневом, недоверием и стыдом, То ищем её в Других.Глава 25 – До следующего появления Сники прошла, по крайней мере, неделя. В течение её я несколько раз делал ставки и совершал поездки на поезде. Результаты были неплохие, хоть и не столь хорошие, как тогда, когда я только начал угадывать. Тем не менее, я выиграл достаточно, чтобы продержаться ещё некоторое время. Также совершенно неожиданно мне предложили работу – предложение, которое я решил отклонить. Сложно сказать, было ли это наилучшим решением. Но я не хотел, лишь выживания ради, заниматься тем, что не будет мне в радость. Это быстрый способ превратить жизнь в изнурительный марафон. Кроме того, зачем хватать быка за рога, если не хотите, чтобы он кидал вас из стороны в сторону. И вдобавок, впервые в жизни у меня появились такие фантастические ощущения – я ни за что не желал разрушать их. Но к концу недели я заметил, что объём любви, казалось, уменьшился. Видно, он просто понемногу расходовался. Я предпринял несколько попыток вернуться в тот храм, но каждый раз оказывался в других местах. Через неделю я вернулся к своему прежнему состоянию. Сомнений не оставалось: мои запасы любви подходили к концу. Однажды, вернувшись из очередной поездки на поезде, я открыл глаза и увидел, что в ногах кровати стоит Сники. – Привет, наконец–то ты объявился! – я занял сидячее положение. – Уж не заканчивается ли в нас любовь? – спросил он. – Давай вернёмся в то место! – Не так быстро! – улыбнулся он. – Ты сам должен наполнять себя любовью. – Почему больше нельзя получить любви из того места, где бы оно ни находилось? – Получить можно, но куда важнее понять, что необходимая тебе любовь находится внутри, и нужно лишь научиться открывать заслонку. – Не понимаю, о чём ты? – Влюбившись, ты начинаешь светиться любовью и, конечно же, испытываешь все сопутствующие ощущения. Эта любовь поступает изнутри, от того существа, которым ты в действительности являешься. В известном смысле, влюблённость в кого–то выступает спусковым механизмом, позволяющим тебе открыть сердце любви, что находится внутри тебя. Вполне возможно влюбиться безответно и полностью испытать все чувства, потому что любовь приходит изнутри. То, что ты сейчас ни в кого не влюблён, не значит, что ты не можешь быть наполненным любовью, чувствовать её, быть окружённым ею. Ты можешь посылать любовь пище, людям, окружению и чему бы то ни было потому, что в тебе есть бесконечный и неисчерпаемый источник любви, лишь ждущий, когда его откроют. Мы решили устроить тебе демонстрацию, чтобы ты своими глазами увидел, что возможно с помощью любви. Несколько минут я раздумывал над этим. Конечно же, меня ловко подвели к тому, что я заглотил не только крючок, но и леску с грузилом, но иного выбора просто не оставалось. Я прожил одну из прекраснейших недель своей жизни и был полон решимости не дать всему этому просто исчезнуть. – Ты покажешь мне, как это делать, или будешь стоять и болтать? – Рады вновь видеть вас на борту, – Сники улыбнулся от уха до уха. – Тебе не помешало бы достать чистую ленту и сделать для себя запись. Первый раз это сработает, но если хочешь получить столь же много, как неделю назад, придётся немного потренироваться. Почему мне попался ангел с гнилым чувством юмора? Так или иначе, я достал свой магнитофон и чистую кассету, и мы сделали запись. Сники указывал, что произносить, а я наговаривал это на ленту. По окончании записи Сники снова исчез. Я не стал пробовать получившееся в тот же день. На следующее утро, получив деньги по выигравшим билетам, я купил продуктов, так как было похоже, что наступила холодная погода. – Начиная с этого места будет непросто объяснить всё, что происходило, и с порядком событий я могу напутать, но уверен, что главное вы поймёте. Я прослушал запись дважды, но больше ею не пользовался – всё так легко выходило, что запись оказалась не нужна. Результат был уже с первого раза – но не то, что я чувствовал в ту особенную неделю. Я рассудил, что если небольшой кусочек хорош, то большое количество будет значительно лучше, и, видимо, мне надо как следует потренироваться. Я решил направить на тренировку все свои силы. Этим я и занимался следующие девять дней. Я занимался лишь тем, что открывал сердце и посылал любовь. В течение часа я посылал любовь, после чего делал примерно часовой перерыв и затем вновь начинал посылать любовь. Подумайте, прежде чем делать то же с моим рвением. Лучше начать медленно – тогда вы сможете постепенно познакомиться с тем, что начнет происходить. Любовь вызывает привыкание, и чем лучше я себя чувствовал, тем с большим рвением я продолжал тренировку. Я хотел увидеть, существует ли предел объёму любви, которым можно наполниться. Мне и в голову не могло прийти, что это повлияет на всё, что меня окружает. Первые несколько дней стояла прохладная погода, потому я проводил всё время в стенах дома, наполняясь любовью и излучая её. В эти несколько дней из–за погоды я не выводил Руди на ежедневную прогулку. Сам я чувствовал себя прекрасно и пребывал и покое. Глубокая внутренняя радость, казалось, выливалась из меня наружу. Всё это время я оставался один и ни с кем не общался, но одиночества не ощущалось. Было сильное чувство, что я любим, и присутствовало ощущение тесной связи с миром, рядом с которым уживалась независимость от того, что в мире происходило. Чем больше я наполнялся любовью, тем сильнее становились эти ощущения. Эмоциональные боли, связанные с прошлым, попросту исчезли. Вряд ли мне удастся адекватно передать своё состояние, не находится слов для описания той красоты, – пожал я плечами. – Через несколько дней погода стала теплее, и я стал выводить Руди на ежедневные прогулки. Тогда–то я и заметил изменения. Поначалу я не мог выделить ничего конкретного, так как было много маленьких деталей, которые лишь слегка отличались от нормы. Всё вокруг казалось ярче, живее и красочнее. Даже воздух казался полным жизни. Первые дни в парке было немного людей, выгуливающих своих собак, потому я осознал то, что начало проявляться, лишь спустя несколько дней. Поначалу я заметил, что птицы следовали за нами, казалось, куда бы мы ни направились. Не целая стая, а всего несколько птичек. Ещё я заметил, что чужие собаки, едва завидев меня, бежали навстречу и буквально прыгали мне на грудь. Ничего удивительного, если не принять во внимание, что обычно собаки интересуются лишь игрой с другими собаками и не уделяют особого внимания людям в парке. К тому же я заметил, что люди стали значительно дружественнее, чем обычно, со мной почти что флиртовали. Ситуация ещё не достигла того накала, как в супермаркете через день после первого появления Сники, но мало–помалу всё шло к тому. Я, вроде, и видел, что приближается, но не верил этому. Потому решил ничего не менять и посмотреть, что получится. С каждым днём ситуация становилась всё причудливее. Женщины начали агрессивно заигрывать со мной, в некоторых случаях даже касались меня своими телами. Создавалось ощущение, что все стены рушатся и личное пространство исчезает. Даже мужчины вели себя странно, как будто мы были старыми друзьями. Если я с кем–то заговаривал, к нам присоединялись другие, что не было бы странно, если бы всё внимание не оказывалось на мне. При разговоре со мной собеседники стали часто использовать физические прикосновения. Посмотрим правде в лицо: горожане не прикасаются к незнакомцам в парках. Обычно поддерживается определённая, принятая всеми дистанция при общении. Денни смотрел на меня с неверием. – Ты не обязан верить тому, что я говорю, Денни, но у меня нет причин говорить неправду. Ты можешь сам легко в этом убедиться, если захочешь. Дальше – больше. Мой приятель позвал меня выпить с ним после окончания его работы. Мы договорились встретиться в одном баре, и так случилось, что я оказался там минут на двадцать раньше него. Бар, в котором мы встречались, был достаточно велик, и, к тому же, это было время после работы, так что там было полно народу. Я вошёл туда и, посмотрев вокруг, не нашёл своего приятеля. Нашёл себе свободное место у стойки бара, сел и заказал выпивку. Ожидая заказ, я решил не терять времени даром, а продолжать наполняться любовью и излучать её. В течение следующих пятнадцати минут женщины стали перемещаться к тому месту, где я сидел. Я уступил свой табурет одной из них, стоящей чрезвычайно близко ко мне. Ко времени, когда в баре, наконец, появился мой приятель, я был полностью окружён женщинами. Говорю вам истинную правду – они стояли вокруг меня, как в переполненном автобусе. Если они, хотя бы, знали друг друга, я мог бы предположить, что оказался и нужном месте в нужное время, но это было не так. Увидев своего приятеля, я приложил усилия и выдавился из этого интересного положения, и мы перешли на другую, свободную сторону бара. Он заметил, откуда я вышел, и выдал несколько комментариев на тому, почему я покинул такое лакомое местечко. Следующие несколько минут мы провели, разговаривая и обмениваясь шутками. Но за несколько минут оказались окружены женщинами. Мой приятель прекрасно проводил время, и, когда я решил, наконец, что мне пора убираться оттуда, он был настолько занят, что даже не возражал против моего раннего ухода. Я тихий человек и предпочитаю небольшие компании. Такой объём внимания от окружающих был очень необычен, к тому же некоторые из этих женщин были настроены очень серьёзно. По пути домой я решил остановиться у продовольственного магазина и купить продуктов, но это вылилось в повторение того первого раза. Я был счастлив, наконец, добраться домой и сесть в своё любимое кресло без того, чтобы мне отмяли все бока. Я размышлял о том, что невозможно жить в таком состоянии всю жизнь. Этот ангел обязан был предупредить меня о побочных эффектах. Я услышал голос: – Побочные эффекты? Повернув голову, я увидал сидящего на диване Сники. – Да, побочные эффекты! – упрекнул я. – Люди были до неприличия дружелюбны. Ты был обязан предупредить меня о сопряжённом с этим риске. Видимо, он больше не мог сдерживаться и захохотал так сильно, что исчез. – Полагаю, это действительно было очень смешно, хотя мне тогда было не до смеха. Примерно через час Сники вернулся и посмотрел на меня. Его лицо расплылось в улыбке, и послышался смех в момент, когда он снова исчезал. Позже в тот вечер, по какой–то непонятной причине, я решил перебрать все неоплаченные мной счета и сложить их аккуратной стопкой. Так как мне такое поведение не было присуще, я предположил, что эта идея пришла от Сники. Ко времени, когда я был готов укладываться спать, счета были сложены стопочкой дюйма в четыре высотой (десять сантиметров). Я сделал глоток чая и, извинившись, пошёл в туалет. Что делать?  Чем бы ты хотел заняться сию минуту? Принесёт ли это Нам с тобой Ещё больше любви и радости? Тогда Забудь обо всём остальном! Глава 26 Выйдя из туалета, я заметил, что сидевший за столиком старик исчез. Я попытался вспомнить, видел ли его, когда шёл в туалет, но не смог. Я прошёл к своему месту и сел на табурет. Было похоже, что игра подходит к концу. Наверное, стоило поинтересоваться, кто он такой и куда ушёл? Но я не рассчитывал получить прямой ответ, а потому оставил эту затею. Я сделал глоток чая. – О'кей, где мы остановились? Денни перебил меня и попросил рассказать, наконец, как окружать себя любовью. – Сделаю это через минуту, – ответил я, – но сначала объясню, как пользоваться любовью, и что об этом рассказали мне. Чтобы у тебя не возникало проблем – иначе Нине придётся быть твоим телохранителем. – Я буду стоять в сторонке и наблюдать, как Денни извивается, – рассмеялась Нина. – Следующие несколько дней я не работал с любовью, а снова сосредоточил внимание на ставках. Дела шли не очень хорошо, хотя кое–какие деньги зарабатывать удавалось. Как будто что–то останавливало меня. Прошло несколько дней со времени последнего визита Сники. И однажды утром сразу после того, как я закончил завтракать, он появился вновь. Я ждал его и, как только увидел, сразу спросил: – Почему ты не предупредил, что я, как магнит, начну притягивать людей, птиц и собак? – Нужно было, чтобы ты сам убедился в силе любви. Ты бы мне не поверил, если б не испытал на себе. – И какой в этом смысл? Я даже в магазин сходить не могу. – Ну, всё не столь плохо. Работа с любовью – целое искусство. Всё зависит от того, что ты делаешь и как. – Я делал всё в точности, как ты сказал. – Попробую объяснить тебе следующим образом. В мире не хватает любви, люди отчаянно её ищут, поэтому, когда ты начинаешь излучать любовь, создаётся дисбаланс. Если бы все умели открывать сердца, ты не увидел бы ни таких результатов, ни тех действий, которым стал свидетелем. Да, люди притягивались бы друг к другу, и животные тянулись бы к людям, но это не фокусировалось бы на одном человеке. Понимаешь меня? – Логично, но это не решает проблемы, как мне быть сейчас. Не похоже, чтобы весь мир начинал заниматься этим уже в ближайшем будущем. – Ты будешь приятно удивлён уже очень скоро. Привыкнув к вниманию людей, ты обнаружишь, что оно тебе нравится и больше не беспокоит, – ответил Сники. – Нужно лишь немного изменить то, как ты излучаешь любовь. Когда прекратишь скулить на достаточно долгий отрезок времени, я всё объясню. Я собрался было начать защищаться, но он говорил дело. Так что я сел и приготовился слушать. – Существует много способов работы с любовью. Открывая сердце и начиная излучать любовь, ты превращаешься в маленькое солнышко. И хоть другие люди не могут осознанно видеть излучаемую тобой любовь, они чувствуют её и подсознательно в точности знают, что происходит. Подсознание указывает сознанию идти к человеку, излучающему любовь. Для передачи указания подсознание применяет разные способы, например, импульс сделать что–то, притяжение к человеку, излучающему любовь, и тому подобное. Можешь поиграть с любовью следующим образом. По дороге на встречу или к кому–то в гости, где будут и другие люди, пошли любовь, наполни комнату или дом любовью ещё до своего прихода. Можно поступить так и перед деловой встречей, вечеринкой, семейным торжеством или собеседованием на работу. А можешь себе представить, что бы случилось, если наполнить любовью свой бизнес? Представляешь предприятие, на котором все сотрудники светятся любовью? Я кивнул. – Наверное, от клиентов отбоя не будет. – Можно также напрямую посылать любовь людям разными способами, что приведёт к нескольким различным результатам. Можно посылать любовь и окружать ею людей, как будто закутывая тёплым одеялом. Можно наполнять их любовью. Ещё – посылать человеку любовь прямо в область сердца. Это приведёт к множеству результатов, которые зависят от особенностей человека. В частности, это способствует открытию сердца. Когда любовь попадёт человеку в область сердца, ты почти наверняка увидишь, что он тоже начнёт светиться любовью. Это прекрасно работает, когда мы желаем укрепить нашу связь с кем–либо, возможно, с партнёром или с детьми. Позже мы поговорим об этом подробнее. – Твоя наука становится всё сложнее и сложнее. Не знаю, что ещё сказать. – Совсем нет. Припомни человека, которому, по–твоему, нужно больше любви. – Если формулировать вопрос таким образом, речь пойдёт обо вс`м мире, Сники! Он выразительно посмотрел на меня. – Хорошо, я выбрал человека, что дальше? – Возьми тот из способов посылания любви, что наилучше подойдёт выбранному тобой человеку. Можно наполнить любовью его дом, послать любовь ему на рабочее место, окружить его любовью, наполнить любовью или послать любовь ему в сердечный центр. Применяй то, что приходит на ум и, по твоим ощущениям, подходит для данного момента. Иногда два–три способа прекрасно совмещаются. – Выбор сделать не сложно. Их дом – зона военных действий, поэтому, если я наполню его любовью, это будет способствовать их примирению или, по крайней мере, не даст им угробить друг друга. Я прав? – Совершенно. На какую–то минуту я засмотрелся в окно, обдумывая эту мысль, а когда повернулся к Сники, он уже снова исчез. Денни делал кое–какие записи, поэтому я остановился, чтобы дать ему закончить. – Так что, наполнение любовью и посылание любви похожи на состояние влюблённости? – спросила Нина. – Именно так, ощущения абсолютно такие же. Тебе хорошо всех отношениях. Когда пара людей влюбляются друг в друга, они как будто начинают светиться. Что–то в них меняется, и вы, наверное, замечали, что они становятся притягательны для других. Мужчины часто говорят мне, что стоит им влюбиться, вокруг появляется множество женщин, но в другие времена привлекать женщин становится сложнее. – Теперь мне всё понятно, – вставил Денни. – Каждый раз, когда я с кем–то, и нам обоим это нравится – я становлюсь привлекательным для женщин и для людей вообще. Не могу поверить, что всё так просто! Ответ всегда лежал у нас перед глазами, и никто его не видел. Теперь всё столь логично, что трудно вообразить, как можно было этого не замечать. – На самом деле, Денни, есть причина, почему эта информация ускользала от всех на протяжении столетий, пугающая причина, но мы не будем её касаться, потому что теперь это уже не имеет значения. Как только люди научатся работать с любовью и увидят результаты, остановить их будет невозможно. Глаза Денни широко раскрылись. – Ты что, хочешь сказать, что кто–то или что–то держал эту информацию в секрете? Почему? – Любовь – самая могущественная сила где бы то ни было, и у нас есть неисчерпаемый запас любви. Значит, мы не беспомощные создания! Одно из прекраснейших свойств любви – это то, что она обладает собственным сознанием. С помощью любви возможно творить лишь добро. Если мы посылаем любовь другому человеку, любовь окажет наиболее благоприятное именно для него воздействие, невзирая на наши мысли. Посылание любви другому человеку – это только начальные шаги из того, что можно делать с её помощью. Можно сказать, что нет ничего, чего нельзя было бы сделать при помощи любви. Относительно же того, кто несёт ответственность за сокрытие этих знаний, то, в конечном итоге, мы сами позволяли им это делать, так что и ответственность за это несём мы. Работать с любовью, играть с любовью – навык, которому нужно учить детей с момента, когда они начинают разговаривать. Это наилучший из возможных подарков. – Можно теперь получить инструкции? – улыбнулся Денни. – С удовольствием. Мечты  Ад следит, как умирают твои Мечты. Потому что с ними умирает ещё нечто. Так не лучше ли погибнуть в погоне за мечтой? Тогда, хоть, сможем сказать, что нам было во имя чего жить. Глава 27 Закончив рассказывать Денни о том, как наполняться любовью и как посылать любовь, я дал ему пару минут, чтобы закончить записи. – Прошло, наверное, дня четыре или пять, пока Сники не появился снова. К этому времени я стал играть с любовью иначе, что положительно сказалось на моей магнетичности. Люди всё ещё тянулись ко мне, или, возможно, следовало бы сказать, что я всё ещё притягивал людей, но не в такой степени, как прежде. Этот уровень притягательности был для меня приемлем, и я стал пользоваться юмором для создания дистанции и для более эффективного взаимодействия в этих условиях. Это оказалось очень полезным приёмом. Кроме того, я понял, что в любой момент могу выключить свою притягательность, что раньше почему–то не приходило мне в голову. Так или иначе, когда Сники вернулся, я сидел в гостиной, уставившись на стопку счетов на журнальном столике. Стопка была приличной высоты. – Гляди–ка, ты насобирал неплохую стопку счетов, – он улыбнулся своей широчайшей улыбкой от уха до уха. Мне в голову пришла мысль. – А когда ты исчезаешь, и я тебя не вижу, куда ты уходишь? – В будущее, прошлое, настоящее – это всё одно и то же. – Возьмёшь меня с собой? – спросил я, намекая, что мне нужно скрыться от этих счетов. – Куда я ухожу, и как я туда добираюсь – сейчас не актуально, ты разберёшься в этом довольно скоро. Сейчас нам нужно заняться не только счетами, но и другими вопросами. – В данный момент я вижу только одну проблему – вот эти счета, и если ты сможешь забрать их с собой, то проблема будет решена. – Полагаю, главный вопрос для тебя сейчас в том, чтобы прекратить удирать от жизни и от явлений, которые тебе не нравятся или с которыми, по твоим ощущениям, ты не справишься. Если, конечно, ты не хочешь продолжать жить так, как до сих пор. Решение за тобой. Я на минуту прекратил изобретать остроумные ответы, потому что знал, что Сники прав. Я бегал по кругу. – Ты замечал когда–нибудь, как много ситуаций в моей жизни развиваются по неблагоприятному сценарию? Сломано, похоже, всё, что только можно. Я даже не знаю уже, чем хочу заниматься. Но я точно не хочу заниматься нелюбимым делом только для того, чтобы прожить остаток жизни. По–моему, жизнь не должна быть такой запутанной. Верно? – Понимаю, о чём ты говоришь, – ответил Сники, – но не могу менять твою жизнь, иначе она перестанет быть твоей. Однако могу показать тебе, как эффективно решать твои проблемы по одной. Как только с вопросом, сложностью или проблемой – называй их как хочешь – поработали, они больше не возвращаются. Но если постоянно убегать от проблем или игнорировать их, то они станут накапливаться, пока ситуация не примет совсем безнадёжный вид. Не правда ли, звучит знакомо? Я заёрзал в кресле оттого, что увидел свою жизнь, как большую кучу кое–чего. Лет двадцать могло уйти на то, чтобы всё исправить, – и как раз успеть к моменту, когда придёт пора сыграть в ящик. Сники, должно быть, услышал мои мысли. – Можно управиться быстрее двадцати лет, – теперь он уже рассмеялся. – Ты и понятия не имеешь, что с тобой будет через пять лет. Разбор твоих завалов займёт не намного больше этого. Не слишком мудро позволять маленькому прыщику вырастать до размеров горы. Наоборот, следует разобраться с проблемой, пока она находится на стадии прыщика. Любая ситуация может быть решена с помощью любви, даже проблемы в прошлом. – С любовью или без любви – прошлого не изменишь. – Прошлое не более завершено, чем настоящий момент. Прошлое, настоящее и будущее обладают одинаковой природой. Это снимки, отображающие разные моменты времени, и не имеет значения, в каком порядке их проиграть. Ты видел, на что способна любовь, – это была лишь маленькая демонстрация, за которой последуют и другие. Ты знаешь, что можно использовать путешествие в будущее, чтобы выиграть в спортивной лотерее. Тогда почему ты считаешь, что нельзя вернуться в прошлое и изменить его посыланием любви? Мне нужно было время подумать. Похоже, Сники говорил дело, но как скажется на настоящем моё путешествие в прошлое и посылание себе любви? Эта мысль заинтересовала меня. – Для начала давай займёмся этими счетами. Я вернусь через два дня – к тому времени ты сможешь больше поразмышлять об иллюзии времени. – Попробую угадать: ты хочешь, чтобы я посылал этим счетам любовь. Правильно? – покачал я головой. – Именно так, – ответил Сники. – Возьми счёт из стопки и пошли в него любовь, затем пошли любовь компании, которой ты задолжал, затем – всем людям, ответственным за сбор денег и работу со счетами. И так – со всеми счетами по очереди. – Я не знаком с этими людьми, как же мне посылать им любовь? Не знаю даже, сколько их всего. – Это не важно, используй воображение и посылай любовь, пока не почувствуешь, что дотянулся до всех людей. Ты почувствуешь, когда это случится. Что касается твоего следующего вопроса, продолжай заниматься счетами, пока все они не будут оплачены. – Значит, они не исчезнут сами по себе? – Порой жизнь представляется долгим процессом, но если войти во вкус и разобраться с основными её вызовами, она будет весёлой и захватывающей. Пройдёт немного времени, и ты почувствуешь, что можешь ответить на любой вызов и изменить к лучшему любую трудность. Ты уже приступил к этому. Тебе нужно было больше любви – теперь ты знаешь, где её брать, и на что она способна. Со временем у тебя будет получаться всё лучше и лучше. – Извини, мой вопрос был не об этом. – Жизнь подобна школе, в которой изучают любовь, понимание, терпение, доверие и как научиться создавать желаемое с помощью любви. Так что всё, что тебе нужно, это раз и навсегда решить, концентрировать ли на этом все силы или прятаться под камнем. Я предчувствовал, что он попытается исчезнуть, чтобы я не увидел, как он это делает, потому я глядел на него не отрываясь. Хотелось детально рассмотреть его исчезновение – тает ли он постепенно или исчезает весь сразу. Пока я пялился на него, в глаза бросилась странная вещь – если смотреть на него особым способом и немного скосить глаза, он казался похожим на меня. В следующее мгновение я не смог удержаться от того, чтобы моргнуть, и вот тут–то он исчез. – Что было со счетами? – спросил Денни. – Я их оплатил. Не знаю, как мне это удалось, но через восемь месяцев все счета были оплачены. Самым интересным было то, что мне ни разу не позвонили с требованием оплаты. – А что насчёт схожести Сники с тобой? – спросила Нина. – Хороший вопрос. Я провел не один час, пытаясь сложить вместе различные догадки, но мы скоро дойдём до этого. У вас чай ещё есть? Время  создающий иллюзию, В которой движение складывается из миллиарда отдельных кадров. Без времени мы бы застыли в моменте. В каждом. Глава 28 – Сники вернулся через два дня, как и обещал. О счетах больше не говорили. Я поступил так, как он мне сказал, и предполагал, что ему известно об этом. Мы стали обсуждать время и реальность. – Обратимся к будничному, но жизненно важному для меня вопросу – почему ты препятствуешь моим выигрышам в спортивную лотерею? Сники рассмеялся. – Наконец–то ты собрался с духом, чтобы спросить. – Так ты признаёшься? – Нет! Тебе не препятствует никто, кроме тебя самого, – он широко улыбнулся от уха до уха. – Зачем бы я сам себе создавал помехи? Это бессмысленно. – Дело в противоречивых убеждениях. Сначала ты был абсолютно уверен, что можешь выигрывать, Но затем начал сомневаться в себе – и мгновенно увидел результаты этих сомнений. Результаты подтвердили твои убеждения, что повлекло за собой ещё больше свидетельств твоей правоты. Сначала рождается мысль, потом приходит результат, положительный или отрицательный в зависимости от мысли. Я попытался припомнить, какие мои мысли или убеждения могли противоречить тому, чего я хотел достичь. – Ты считал, что всё складывается чересчур хорошо, что должен появиться какой–то фактор, разрушающий эту идиллию. Чем лучше были результаты, тем больше усиливалось твоё убеждение, что долго так продолжаться не может. Я прав? Пришлось согласиться, он был прав, именно так я и думал, хоть совершенно не отдавал себе в этом отчёта. – Есть ещё один вопрос, о котором ты, похоже, забыл. – И что это за вопрос? – Которое из будущих ты предсказываешь? Будущее не высечено в камне, существует бесконечное число вероятностей. Прошлое, настоящее и будущее – суть одно. Лишь время позволяет им казаться отличными друг от друга. Время – это волшебник, фотографирующий отдельные мгновения и дающий им иллюзию движения и последовательности. – Это я понимаю. – Полагаю, что нет. Если бы ты действительно понимал это, то смотрел бы на всё иначе. Твоя жизнь всё, что ты видишь и переживаешь, – состоит из малюсеньких снимков или кадров действительности Таких снимков миллиарды миллиардов, и ты подсознательно сортируешь их в том порядке, в котором хочешь, чтобы они появлялись. Потом время превращает их в фильм, воспринимаемый тобой как непрерывные мгновения прошлого, настоящего и будущего. Веришь ты во что–то, или же обладаешь противоречащими убеждениями – соответствующие кадры действительности помещаются в фильм твоей жизни, и ты его не только смотришь, но и участвуешь в нём. Это значит, что если возможно посылать любовь сейчас, в настоящем, то также возможно взять снимок того, что считается прошлым, и послать любовь в любой отрезок времени. – Как же мне разобраться, какое вероятное будущее произойдёт применительно к спортивной игре? – Все, кто смотрит игру, играют в неё, заинтересованы в её исходе, тем или иным образом решают её исход. Это просто: решение принимается большинством. Попроси ум показать тебе наиболее предсказуемое вероятное будущее. К сожалению, вероятное будущее может изменяться ежеминутно, в зависимости от изменения мнения большинства. Как ты сам понимаешь, достижение стопроцентной точности требует огромного количества энергии, что не оправдано. Энергию можно направить на работу с любовью и достичь куда больших результатов. Я собрался задать ещё один вопрос, как вдруг заметил, что он уже исчез. – Его объяснения звучат вполне логично, – сказал Денни, ставя передо мной чашку с чаем. – Вот только не уверен, что понял про кадры мгновений действительности. – Тебе не нужно полное понимание этого механизма, – сказала Нина. – Важно понять, что каждый раз при возникновении мысли или убеждения в фильм твоей жизни будет вставлен кадр действительности, отражающий эту мысль или это убеждение, и ты переживёшь их на своём опыте. – Не забудь о буферной зоне, – добавил я. – Что за буферная зона? – спросил Денни. – Не каждая мысль попадает в фильм, иначе жизнь была бы полным сумасшествием. Для этого и существует буферная зона. Только мысли, которые напрямую связаны с теми из убеждений, в которых ты полностью уверен, будут вставлены в фильм. Но при наличии противоречивых убеждений в фильм попадут или оба кадра, соответствующие убеждениям, или комбинация из двух, или ни один из них – в зависимости от силы этих убеждений. – Теперь понял, – кивнул Денни. Я положил в чай сахар. Нина тоже решила выпить чаю. Мне показалось, что она просто хотела, чтобы Денни поухаживал за ней, подавая напиток. Уверен, что этим она наслаждалась больше, чем самим чаем, хотя я сужу лишь по выражению на её лице. Терпение  Терпение никогда не входило в список моих добродетелей. Хотя теперь я сам удивляюсь: куда спешить? Заметьте, я понял кое–что: как только мне хватает терпения, ожидаемое приходит в десять раз быстрее. Ну, разве не странно? И всё–таки позвольте крикнуть во весь голос «Сколько же ещё ждать?» Глава 29 Я довольно долго не виделся со Сники после его последнего визита. Меня это устраивало, так как и без него я уже начинал перегорать. На рождественские праздники ко мне приехал сын, и это дало повод изменить установившийся распорядок дня. – Я думала, что сын жил с тобой, – сказала Нина. – Жил – до того, как связался с плохой компанией, из–за чего возникли определённые проблемы. Тогда я решил, что будет лучше, если он поживёт некоторое время у своей матери. Это случилось задолго до описываемых мною событий. – Ты делал ставки в это время? – спросил Денни. – Да, но с переменным успехом. Я старался проводить больше времени с сыном. Результаты стали переменчивыми. В один день я мог быть абсолютно точен, а на следующий день и близко не угадать. Я много думал, как изменить свои мысли и убеждения о способности выигрывать. Я выиграл достаточно денег, чтобы хватило на рождественский период, так что в этом отношении всё было в порядке. Можно сказать, что я напряжённо работал со ставками и с любовью, но стал очень раздражительным и нуждался в отдыхе. Однажды в телевизионной программе я увидел, как можно мотопилой вырезать деревянные скульптуры, и на следующий день приобрёл небольшую мотопилу. Осталось лишь спуститься к реке и выбрать подходящие бревна среди поваленных бобрами деревьев. Следующие три недели я проводил своё время, общаясь с сыном или вырезая деревянные скульптуры. Последнее прекрасно снимало накопившееся напряжение. Кроме того, за длительное время это было первым делом, доставлявшим мне удовольствие, отчего я пришёл к выводу, что жизнь – это больше, чем просто выживание. Странное было время. Казалось, вся моя жизнь переворачивалась с ног на голову, но в то же время я чувствовал себя лучше, чем когда–либо. Всё вокруг стояло вверх тормашками, а во мне было ощущение покоя, и я даже улыбался и смеялся в течение одного дня, наверное, больше, чем раньше за целый месяц. – Понимаю, – сказала Нина, – когда происходят сильные изменения в человеке, в его жизни наступает промежуточное состояние, когда ты ещё не полностью перешёл к новому способу жизни, однако всё уже изменилось. Как будто два мира смешались воедино. – Именно так и было. – И сколько времени прошло, пока всё выровнялось? – спросил Денни. – Около месяца. А потом я как будто начал ходить по облакам. И продолжаю до сих пор. Все ситуации складываются в моих интересах, все дела заканчиваются в мою пользу. Просыпаюсь утром с ощущением счастья и с ним же ложусь спать вечером. Время от времени что–то может не сложиться, но это очень слабо влияет на меня. Если и возникает какое–то затруднение, я добавляю этому событию любви, и через короткий промежуток времени всё изменяется и, в конце концов, заканчивается одним из лучших возможных вариантов. – Что ты имеешь в виду под «добавлением любви»? – спросил Денни. – Предположим, ты лишился работы, тогда надо послать потерянной работе любовь и окружить любовью себя. Представь, что вся эта ситуация – кино, которое ты смотришь. Наполни этот фильм любовью, даже свои мысли по поводу сложившихся обстоятельств. Возьми и наполни всё любовью. В результате, скорее всего, тебе предложат другую работу с большей зарплатой, чем на предыдущей. К тому же у тебя появится небольшая передышка, чтобы расслабиться и поразмышлять о жизни. Могу привести ещё один пример. Моя знакомая захотела научиться работе с любовью. Три недели спустя её машина столкнулась с другой. Как только это случилось, она решила послать любовь всему происшедшему, окружила любовью всех участников аварии, машины, всё – как будто это было кино, светящееся любовью. Это трудно объяснить, но если поразмыслишь над этим, то сам поймёшь, что я имею в виду. Шесть месяцев спустя она вышла замуж за мужчину, который был в другой машине, и сегодня они выглядят счастливее кого бы то ни было. Стоит лишь начать работать с любовью, уделить время наполнению ей, начать излучать её, как все дела начинают идти по–другому. Мне сложно объяснить, как это происходит, знаю лишь что если постоянно посылать любовь, всё будет заканчиваться в твою пользу. Вот так это устроено. – Некоторые, наверное, не поверят этому, – заметил Денни. – Возможно, но если допустят, что это возможно, и проверят мои слова, результаты не заставят себя ждать. Затем такого человека уже не остановишь. Нина посмотрела на Денни, потом на меня. – Наше время истекает. Нужно заканчивать рассказ. Я не понял, что она имела в виду под тем, что «их время истекает», но выражение на её лице говорило само за себя. Ещё один день  Итак, прошёл ещё один день. Но был ли он действительно другим? Отличаются ли дни один от другого? Или это я изменился? Где иллюзия начинается И где заканчивается? Хотел бы я знать! Глава 30 – Чуть не забыл рассказать вам о следующем. Когда Сники сообщил, что возможно перемещаться в прошлое и посылать любовь себе в прошлом, я решил попробовать это сделать. Сначала я посещал лишь раннее детство – когда мне было девять лет и младше. Этот период я выбрал потому, что рос без надзора со стороны родителей, что звучит довольно необычно, но так оно и было. К тому же у меня ещё и не было друзей. Это способствовало формированию необычных представлений о жизни – ведь некому было рассказать мне, что люди не могут разговаривать с деревьями или общаться с животными. Что, на самом деле, очень естественно, хотя никто этого не понимает, и потому родители автоматически учат детей тому, что это невозможно. Итак, моими друзьями были лишь животные и деревья. Вы бы очень удивились, узнав про объём знаний, которым обладают деревья, особенно старые. О том, как работает вселенная, им известно больше, чем всем учёным мира, вместе взятым. Хорошей чертой деревьев является то, что они никогда не убегают. А безусловная любовь – это, похоже, основа их жизни. Я решил начать именно с того периода своего детства, потому что знал, как мне тогда нужно было общение. И вот что странно: когда бы я ни пришёл к себе–ребёнку в прошлое, он мог меня видеть, и мы проводили довольно много времени в разговорах. Я рассказал ему о том, что Сники к тому времени уже показал мне. – Как ты перемещался в прошлое? – спросил Денни. – Так же, как и в будущее, – с помощью воображаемого поезда. Я занимался этим примерно в течение года, не ежедневно, но несколько дней в неделю. Когда я перешёл из раннего детства к своему повзрослевшему я, он меня уже не видел. Я переносил себя в самые сложные моменты, становился в стороне и окружал его любовью. Воздействие было очевидным. При этом моё теперешнее я тоже стало меняться. Каким–то образом по мере того, как изменялся я, изменялось и моё прошлое. Не могу привести пример, но знаю, что оно стало другим по сравнению с тем, как я видел его раньше. – Минуточку, – перебил Денни, – если ты переносился в своё прошлое, и прошлое я видело тебя, как ты выглядел для него? – Я был похож на ангела, – ответил я. Когда окончились рождественские и новогодние праздники и сыну пора было возвращаться назад к матери, я повёз его на автобусную станцию. Уверен, что это было четвёртого января тысяча девятьсот девяносто шестого года. Поездка не была приятной – всю дорогу до автовокзала мы молчали. Он не хотел уезжать, и я тоже не хотел этого. Было невероятно больно, как будто из меня вырывали часть меня самого. Посадив его в автобус, я поехал домой. Сники появился примерно на полдороге. Я лишь едва видел и слышал его, возможно, из–за своего эмоционального состояния. Я думал о том, что мог бы сделать лучше, и о том, что сделал не так, что и привело к настоящему положению вещей. – Знаешь, ему так же больно, как и тебе, – услышал я голос Сники. – От твоих слов я чувствую себя значительно лучше, – сказал я с сарказмом. – Я никак не могу изменить то, что он чувствует. – Очень далее можешь. Ты будешь сильно удивлён, увидев, как эффективно любовь залечивает душевные раны. Я подумал с минуту и посмотрел на него, пробуя навести резкость в том, как я его видел. – Ты думаешь? – Да! – ответил он и стал чётким и хорошо слышимым. – Даже если бы ты никогда больше не увидел его, ты можешь посылать ему любовь. Если делать это каждый день, произойдут большие изменения. Более глубокие, чем ты можешь себе представить. А как просто это делать, ты уже знаешь. Ничего не ответив, я подумал про себя, что, в любом случае, могу попробовать. – Если бы все посылали любовь своим детям, изменения были бы огромны. Те, у кого нет детей, могли бы мысленно усыновить кого–нибудь. – Что это значит? – Усыновить ребёнка умом и сердцем и взяться ежедневно посылать любовь этому ребёнку. Нет нужды, чтобы кто–то знал об этом, и не нужно быть рядом с ребёнком или точно знать, где он в этот момент находится. Посланная вами любовь найдёт к нему дорогу. Результаты ежедневного посылания любви будут невероятными. Я повернул машину на подъезд к дому. – И это убережёт их от бед и плохого влияния улицы? – Да! – ответил он. – Возможно, это не изменит всех обстоятельств, с которыми они сталкиваются, но любовь поможет преодолевать препятствия, и с достаточным количеством любви они смогут принять иные решения. Паркуя машину и идя по дорожке, я раздумывал над тем, что он мне сообщил. В доме я сел в любимое кресло и прикурил сигарету. – Давай разберёмся. Ты утверждаешь, что чем больше любви получает человек, тем меньше шансов, что он будет действовать под влиянием злости и причинит боль другому? – Да. Сознательно подросток не будет знать, что ему посылают любовь. Но это будет известно его подсознанию, и любовь нейтрализует боль и злобу, которые он может испытывать и этот период. К примеру, подросток вдруг почувствует, что мир совсем не против него. Даже не зная причину происходящих перемен, подросток, тем не менее, будет их чувствовать. Вспомни хотя бы о тяжёых временах в твоей жизни. Тебе было бы легче, если бы вокруг было больше любви, не важно, откуда бы она приходила? – Логично, – ответил я. – Важно не откуда приходит любовь, а то, что её получают. – Без любви никому не выжить. Воображаемая заслонка, открывающая путь потоку любви в тебя, никогда не закрывается полностью, но в те периоды, когда поток уменьшается до тонкой струйки, начинаются неприятности. Ты становишься злым, появляется боль, потому что закрытие клапана – очень болезненный процесс, такой же, как смерть от голода. На планете есть зоны, постоянно находящиеся в со стоянии войны. Отчего, по–твоему, так происходит? Очень просто: в каждом отдельном человеке клапан закрылся настолько, что они не могут думать больше ни о чём, как только о злости, ненависти, ревности и т.п. – А что же произойдёт, если клапан совсем закрыть? – Человек сойдёт с ума. Остальное будет зависеть от того, кто он, от его обстоятельств и места, где это происходит. Если это военная зона, он может безоглядно броситься на воображаемого врага. Если же дело происходит в спокойном месте, то он может совершить самоубийство или даже войти в магазин и взорвать в клочья всех присутствующих с собой вместе. К сожалению, всё это было похоже на правду. Если человек чувствует, что он любим, то не причинит зла другому. – Подкинуть тебе ещё пищу для ума или на сегодня хватит? – Валяй, говори дальше. Я тебя внимательно слушаю. – Если бы двенадцать процентов населения любого города ежедневно посылало любовь своей местности, концентрация любви в воздухе привела бы к такому покою, что полиции было бы нечего делать. То же относится к любой стране и ко всему миру. – Ты преувеличиваешь, – я улыбнулся, – почему именно двенадцать процентов? – Потому что любовь – это самая могущественная сила во вселенной. Всё на свете сделано из неё. И именно столько требуется, чтобы перевесила эта чаша весов. Любовь возрастает. Ничто не победит её, ничто не может ей противостоять. Мы посидели немного в тишине. – Ты сам увидел и испытал, к чему приводит открытие сердца и излучение любви. То же происходит и при посылании любви, – сказал Сники. – Представь, что случится, если двое влюблённых станут посылать друг другу любовь. Что, по–твоему, произойдёт? – Что–то невероятное! – ответил я. – Слов не найдётся для описания того, что последует. Я обязательно попробую это сделать. Я посмотрел в сторону Сники, но он уже исчез. Я лёг и начал посылать своему сыну любовь. Я посмотрел на Нину и Денни. – Начав тогда посылать любовь сыну, я не пропустил ни дня. Просто невероятно, к чему это привело! И, пока жив, буду ежедневно посылать ему любовь. Не знаю, что бы с ним было сегодня, если бы не это знание, да и не хочу знать. Вот так  Неприятности случаются, Но И не дарит любовь, То они будут Продолжаться. И кто тогда виноват? Глава 31 – Следующие несколько недель большая часть моего времени была посвящена экспериментам с любовью и работе над ставками, с которыми, кстати, всё шло хорошо. Я заработал приличную сумму денег, но вместо того, чтобы оплатить счета, решил на всякий случай придержать деньги. Что, наверное, было бы неплохой идеей, если бы я руководствовался правильными мотивами. Ведь мысль, стоящая за нашими мотивами, чрезвычайна важна. Можно сказать, что я делал ставки против самого себя, когда допускал мысль, что мой успех снова не будет долгосрочным. Ничего не имею против накопления денег как такового, но понимаю теперь, что если делать это из страха, то подобные мысли создадут обстоятельства, в которых мы будем отчаянно нуждаться в деньгах. Ближе к весне именно так и произошло. Я не уделял достаточно внимания своим мыслям и тому, как они создавали мою действительность, и, как следствие, я снова лишился способности выигрывать. Порой может показаться, что до меня с трудом доходит, но несмотря на это, рано или поздно я навёрстываю упущенное. – Но я забегаю вперёд, – я взглянул на Нину и Денни, проверяя, слушают ли они меня. – В течение оставшихся большей части января и первых двух недель февраля Сники появлялся каждые два или три дня. В основном мы обсуждали работу с любовью и различные эксперименты, которые я ставил. Расскажу вам об одном из них. Как–то ко мне зашёл друг, сильно подавленный разрывом с любимой женщиной. После его ухода я решил, что проведу несколько дней, посылая ему любовь и окружая его любовью. В то время он ничего не знал о том, чем я занимался последние месяцы. Спустя несколько дней он снова зашёл в гости. Я спросил, как его дела, – у него был вид счастливого и ненапряжённого человека. Почему–то, ответил он, после последнего визита ко мне его вдруг охватило ощущение умиротворения. Ему становилось всё лучше и лучше, хотя он и не был рад разрыву. Большая часть его боли внезапно исчезла. Он сказал дословно следующее: «Почему–то я чувствую себя лучше, чем когда бы то ни было. Не правда ли, странно?» Я решил послать любовь также и ей. К сожалению, не знаю, каков был эффект от этого, но, исходя из моего опыта, ей тоже должно было стать лучше. Думаю, вы понимаете, о чём я вам рассказываю. – Ты сказал ему о посылании любви и о своих экспериментах? – спросил Денни. – Нет, – ответил я, – в то время я считал, что лучше пока не распространяться об этом. Однако одному человеку я всё же открылся. Он владел небольшим бизнесом в нашем городке. По мере того, как я рассказывал ему о происходящем, он проявлял всё больший интерес и спросил, как бы он мог применить любовь в своём бизнесе. Этим мы и занимались с ним в течение следующих трёх месяцев. Мы научили его сотрудников посылать любовь – можете себе представить, это потребовало уговоров и убеждений, но мы справились. Также я оговорил, что наш эксперимент должен оставаться в секрете, и никто из посторонних не должен о нём знать. – Что же было дальше? – спросила Нина. – Поначалу единственным изменением было то, что все, включая моего знакомого, стали выглядеть более счастливыми – казалось, что все они были глубоко довольны жизнью. Но ничего, имеющего отношение к бизнесу, не происходило. Недель через шесть бизнес пошёл вверх, хоть поначалу и не быстро. Зато потом бизнес так оживился, что моему товарищу пришлось его искусственно сдерживать, чтобы удержать контроль над ситуацией. На нескольких встречах с сотрудниками, на которых присутствовали и мой товарищ со своей женой (которая тоже работала в этом бизнесе), все в один голос рассказывали о положительных изменениях в их домашних делах. Многократно всплывала тема о притяжении других людей. В то время там работали незамужняя женщина и неженатый мужчина, которые неоднократно рассказывали, что, стоит им выйти в город, как тут же проявлялась их невероятная притягательность в глазах лиц противоположного пола. Было очевидно, что они никогда не проводили время так хорошо, как в эти недели. – А что сейчас с этим бизнесом? – спросил Денни. Уместный вопрос, если обратить внимание на то, что в баре не было посетителей. – Где–то через год он продал его и переехал в Штаты, где начал другой бизнес. Очевидно, об этом он и мечтал всю жизнь. Он взял с собой в Штаты двоих сотрудников. Сорока принесла мне на хвосте, что его штат увеличился до двадцати пяти человек, и дела идут великолепно. – А почему ты узнаёшь об этом через сороку? – поинтересовался Денни. – Разве вы с ним не поддерживаете контакт? – Нет! Зная, что рано или поздно захочу написать об этом, я решил, по крайней мере, первые несколько лет хранить в секрете информацию о нём, его жене и их бизнесе. Потому я предложил им не поддерживать связь, и они согласились с моими доводами. – Не понимаю, для чего так делать, – удивился Денни. – Всё очень просто. Я способен переместиться в будущее и посмотреть на возможные результаты появления моей книги и обнародования содержащейся в ней информации. Результаты просто сказочные. Но есть люди, которые из страха попасть под чьё–то управление всё истолкуют неправильно. Любовь не имеет ничего общего с управлением, в действительности, она – прямая ему противоположность. Любовь привлекает. Некоторые люди поначалу будут не в силах понять, что из двух бизнесов ты несомненно выберешь тот, что будет излучать любовь. Это так естественно! А которое из предприятий предоставит тебе наилучший сервис и заботу? Чрезвычайно лёгкий вопрос! К несчастью, некоторые боятся собственной тени. Пройдёт не так много времени, и вы увидите, что повсюду маленькие и большие компании начнут наполнять свой бизнес любовью. Я не утверждаю, что моё решение было абсолютно правильным, просто, по–моему, «правильно» было поступить именно так, вот и всё. Давайте вернёмся к рассказу, вам нужно узнать ещё кое о чём. – Недели через две я заметил у себя частые перепады настроения. Я мог быть ужасно счастлив, но уже в следующую минуту мог почувствовать раздражение, а то и гнев. Сники выбрал для очередного появления момент, когда я был сильно раздражён и особенно несдержан. Он появился незаметно и сильно перепугал меня. Тут уж я ему всё высказал! – У–у, какие мы сегодня сердитые, – прокомментировал Сники. Было очевидно, что моя резкость скатилась с него как с гуся вода. – Что со мной происходит? Разве любовь не должна создавать хорошее настроение? Похоже было, что Сники находил ситуацию забавной и, очевидно, знал о том, что она возникнет. Раздражало, что он снова не предупредил меня. – Посмотри на ситуацию со стороны, – предложил он. – Представь себе реку, в которой вместо воды течёт любовь. В прошлом река любви в тебе почти совсем пересохла, но сейчас, когда ты начал работать с любовью, вода в реке начала прибывать. Теперь представь, что увеличившаяся в размерах река подхватывает лежащий на берегах мусор: эмоции, мысли, вину, стыд и даже гнев. Всё это вода выносит из тебя вон. Эмоциональное дребезжание будет временным и недолгим, особенно если продолжать окружать себя любовью. Просто наблюдай всплывающие ощущения и эмоции и посылай им любовь или мысленно окружай их любовью. Через несколько дней всё это пройдёт. – Всё–всё пройдёт? – я широко развёл руки. – Время от времени ты можешь наткнуться на берегу на неубранное корневище. Но если не присыпать его снова песком, оно не перерастёт в проблему. Я кивнул головой, показывая, что понимаю его. – Кроме того, мы уже прощаемся. Пришло тебе время сесть поудобнее и сложить вместе все части картины – я знаю, что ты можешь это сделать и сделаешь. Промолвив последнее слово, он исчез. Я был в растерянности. Хотелось задать ещё миллион вопросов. Потому я сидел и всё больше раздражался, что он появился, бросил мне на колени гранату и испарился. Но, успокоившись, я увидел, что и сам бы так поступил на его месте. И действительно поступал – по различным причинам. – И это всё? – спросил Денни. – Совсем нет, это только начало, но отсюда рассказ становится очень сложным. Мне потребуется несколько минут, чтобы обдумать, как лучше всё вам объяснить. – Может, ещё один виски, пока ты думаешь? – предложил Денни. – Почему бы и нет, – допивая остаток чая и прикуривая следующую сигарету, я стал собираться с мыслями. Раз  Когда женщина знает, что любима, Она ощущает себя прекрасной. Это вызывает чувство защищённости. После этого она начнёт доверять, затем подождёт ещё – чтобы убедиться наверняка. И вот когда она увидит, что твоей любви можно верить, тогда–то и начнётся Волшебство. Глава 32 – Должно быть, я действительно устал, потому что забыл вам рассказать ещё кое о чём, что Сники показал мне. Трудно судить, насколько это важно. Отложу этот рассказ на несколько минут, а пока пройдусь по другим деталям. Итак, на протяжении многих лет я тратил огромное количество времени, чтобы разобраться в том, как работает вселенная, и как всё устроено. К тому времени я достаточно хорошо понимал, как устроено время, и то, что прошлое, настоящее и будущее – это одно и то же. Я понимал, что всё уже произошло, и, в определённом смысле, мы лишь перемещаемся в различных вероятностях и складываем их одну с другой в определённом порядке, создавая то, что выглядит жизнью, проживаемой от мгновения к мгновению. Зная это, я сильно подозревал, что Сники был совсем не ангелом, а будущим либо вероятным мною. Ещё не решил, кем из них. Сейчас я понимаю, что, на самом деле, я будущий и я вероятный – одно и то же. О следующих нескольких месяцах или, скорее, нескольких годах будет сложно рассказать, ведь когда работаешь с любовью, время изменяет свои свойства и даже ускоряется. Это не значит, что жизнь становится короче – как раз наоборот. Когда по–настоящему входишь в работу с любовью, то за неделю успеваешь сделать больше, чем обычно недели за две или три. Окружающий мир как будто замедляется, и, наблюдая за людьми, не работающими с любовью, вы заметите, что они всё делают крайне медленно. Но ничто не изменилось в других – изменились вы сами. Течение времени для каждого индивидуально. Можно было бы предположить, что, поскольку время для вас ускорилось, вы устанете или перегорите от большого объёма работы за всё укорачивающийся отрезок времени. Но происходит обратное – свободного времени становится больше прежнего. Конечно, это изменение не случится за одну ночь. Ещё вы обнаружите, что другие люди воспринимают вас по–новому. Видя объёмы сделанного вами за короткий отрезок времени, они будут удивляться, как вам это удалось, – ведь вы выглядите таким расслабленным. Некоторым даже будет представляться, что вы ничего не делаете, а работа каким–то образом оказывается выполненной. Сделав глоток скотча, я спросил у Денни и Нины, понятно ли я объясняю? Что до Нины, я был уверен, что она всё понимает. – В общем–то, понятно, – сказал Денни, – но много вопросов остаются открытыми. – Согласен, но тебе придётся разобраться с ними самому. Итак, в тот период и ещё долго после него я одновременно занимался множеством разных дел и шёл в разных направлениях. Всё, над чем я работал, приносило свои плоды и оказывало воздействие на мою жизнь и на мои остальные занятия. Например, я работал над ставками, и всё открытое и пережитое мной в этом процессе стало отдельной историей, конца которой ещё не видно. Была работа с людьми, наполнявшими любовью бизнес. Работа со временем и вероятностями – лишь о ней одной можно было бы написать три книжки. Сын вернулся жить со мной, и я применял любовь для изменения всех обстоятельств его жизни. Тут было столько интересного, что хватило бы на ещё одну книгу о том, как я посылал ему любовь. Чрезвычайно выросла моя способность слышать чужие мысли. (Чего хватило бы, чтобы на длительное время занять кого угодно. Совсем не обязательно подобное должно произойти с вами. Но если захотите, то сможете этого добиться. Кроме того, может усилиться ваша способность общаться с животными – в зависимости от того, на какой стадии она находилась до начала работы с любовью.) Ко всему этому, мне надо было ещё жить своей физической жизнью. Кто–то может подумать, что я загонял себя в могилу, но это было лучшее время моей жизни. Хоть сложные ситуации и случались, они разрешались как бы сами по себе с минимальным участием с моей стороны – надо было только как следует их обдумать и позаботиться обо всех деталях. Поэтому мне трудно выбрать, о чём вам рассказать, а что пока опустить. – Ну, это просто, – предложила Нина, – расскажи, как будто рассказываешь о путешествии, пройдись по самым ярким воспоминаниям. Остальная информация придёт сама, тем более если об этом написано в книге, – ведь у каждого человека будет свой собственный опыт. – Прекрасный совет. Желание  Она попросила, чтобы я её нежно любил, но относился, как к равной. Я ответил: невозможно! Она спросила: почему? Я отвечал: не знаю, как это. Как здорово, что ей удалось доказать мою неправоту. И тут начинается танец. Глава 33 – Так ты перескажешь нам тот кусок, о котором забыл раньше? – спросил Денни. – Да, пожалуй, – сказал я. – Ещё не удалось сложить вместе все фрагменты, но это, по видимому, будет одним из больших кусков картины. Кстати, люди полагают, что они одни на этой планете, но это не совсем так. Началась эта мини–история перед Рождеством. В разговоре со Сники я пошутил на тему, что неплохо было бы съездить в отпуск. Он ответил, что это прекрасная мысль, и что он как раз собирался показать мне одно интересное место. Я решил, что он хочет отвезти меня куда–то в физическом мире, но всё получилось не совсем так. Через пару дней после разговора со Сники я возвращался из того, что называю внетелесным путешествием на поезде, что, вероятно, не является точным описанием, так как лишь моё сознание временно покидает тело и сегодняшнюю действительность. Я вернулся в поезд и просматривал спортивные результаты в добытой газете, когда на короткое время появился Сники. Он сообщил, что мы отправляемся на курорт, о котором он говорил. Меня, надеявшегося на нечто более физическое или физически реальное, это не впечатлило, но я согласился. Когда воображаемый поезд остановился, Сники предложил мне выйти и тотчас исчез. Поначалу я нечётко видел место, куда прибыл, но с тех пор я побывал там много раз и стал видеть его отчётливее, с каждым разом всё чётче удавалось фокусироваться на окружающей обстановке. Место было и поныне остаётся сказочно красивым! Там был небольшой пруд. В его спокойной воде время от времени можно было разглядеть проплывающих рыбок. Пруд был окружён высокой травой и дикими цветами, многие из которых я увидел впервые. Один из берегов пруда выходил на опушку глубокого и густого леса. Растения, трава и деревья были мне незнакомы. Сники не говорил, где это место, но сообщил, что оно существует в действительности. Лишь спустя несколько месяцев я сообразил, что это должны быть Гавайи. Я еще не вычислил на карте точного расположения этого места, но со временем собираюсь его разыскать – по ряду соображений. Я потому и не узнал растительность, что это были Гавайи. Сейчас я реже переношусь к этому пруду из–за занятости другими проектами, хоть раньше бывал там довольно часто – это было для меня идеальным местом для успокоения ума. Бывая там, я много раз встречал олениху, которая подходила и ложилась рядом. Я назвал её Бемби. У оленей очень красивые глаза, но больше всего мне нравилось наблюдать за её ушами – они были похожи на тарелки радаров, которые могут сделать полный оборот вокруг вертикальной оси. Это казалось мне очень умилительным. После нескольких посещений я начал ощущать слежку – как выяснилось, так оно и было. Мне казалось, что следят за мной из–за деревьев. Несколько раз я задавал вопросы об этом Сники, но он лишь улыбался в ответ. Как–то раз я сидел и наблюдал за Бемби. Поверхность пруда была абсолютно гладкой, почти как стекло. Вдруг я заметил небольшие волны на воде, как будто кто–то бросил камешек. Взглянув на волны, я увидел что–то, наполовину скрытое за деревом. Я попробовал сфокусироваться на нём, чтобы видеть как можно чётче, и в это время оно переместилось от дерева ближе к берегу пруда. Оно выглядело, как человек, но двигалось раз в десять быстрее. Я уж было начал волноваться, но потом заметил, что Бемби также видит его и совсем не выглядит встревоженным. Тогда я снова перевёл внимание на создание, которое следило за нами с Бемби. Хоть я и не видел его достаточно чётко, оно походило на женщину или, по крайней мере, имело женские черты. Похоже, на ней была одежда из коры деревьев. Я предположил, что она была лесным эльфом, но что–то тут не стыковалось. Я обернулся, чтобы посмотреть, продолжает ли Бемби следить за происходящим. Уши оленихи были по–прежнему повёрнуты в том направлении, и по–прежнему она была спокойна. Прежде чем вновь посмотреть на женское создание на другом берегу пруда, я послал мысль: «Мои деревья, моё озеро, уходи!» Взглянув на озеро, я увидел, что она исчезла. В то же мгновение я обнаружил её сидящей слева от себя. Это было шоком – я не мог решить, была ли она безобразной, красивой или страшной. Я никогда не видел ничего подобного. Она смотрела в мою сторону, но не на меня, и не входила в зрительный контакт. Мягким шёпотом, который, казалось, можно было бы услышать за несколько миль, она спросила: «Почему ты считаешь эти деревья своими?» В моей голове смешалось слишком много мыслей, и я не ответил, но лишь глядел на неё. Ничто в её облике не говорило об опасности, но я решил, что лучше не выводить её из себя. У неё были заострённые, немного длиннее человеческих, уши. Волосы были похожи на мягкий древесный мох, а кожа напоминала бересту. Длинные пальцы заканчивались длинными ногтями. Формы её тела были подобны человеческим, и она была частично покрыта чем–то, похожим на нарезанную тонкими полосками различной длины древесную кору – свешивающуюся с тела и частично накинутую на плечи. Её стройное тело было примерно пяти футов ростом (около ста пятидесяти сантиметров). На узком лице были расположены большие круглые глаза и длинные ресницы – почти как у Бемби. Появись она внезапно, от этого и в штаны можно было бы наложить. В то же время, в ней присутствовала особенная красота. Она пахла мёдом, сосновой хвоёй и цветами. Любой производитель парфюмерии жизнь бы отдал за этот аромат. Он был таким очаровывающим, что вызвал несколько неуместных мыслей в моей голове. Полагаю, она прочитала мои мысли, потому что на её лице явно проступила улыбка, от которой мне бы было очень неловко, если бы она не взглянула мне в глаза. Когда мы встретились глазами, я как будто растворился во всей Вселенной. Я ощущал себя каждым когда–либо жившим деревом. Видимо, это оказалось для меня чересчур, и я отключился, потому что, когда сознание вернулось, я уже был в своей спальне. Я спросил о ней у Сники, когда увидел его в следующий раз, но он ничего не рассказал. Следующие полгода я довольно часто бывал там и очень многому научился у неё за это время. Мы проводили много времени, общаясь без слов. Хоть это пока что единственное виденное мною подобное создание, оказывается, она не одинока. По её рассказам, небольшие группы её сородичей живут в разных частях света. Похоже, она знала достаточно много обо мне и моей жизни. Когда я поинтересовался этим, она, рассмеявшись, объяснила, что они знают меня с самого детства. Тогда я часто проводил время у небольшого пруда. Считалось, что этот пруд – заколдованный. Теперь я понимаю, почему: она рассказала, что небольшая их группа жила неподалёку. Пруд же этот расположен как раз посредине большого старого леса. Там была группа деревьев, которые, казалось, были неестественно отдалены одно от другого, это выглядело почти как будто кто–то посадил их в определённом порядке. По её словам, именно там и было их поселение. Я прекрасно помню то место – всегда, когда входил туда, появлялось ощущение чьего–то присутствия рядом или за спиной, но разглядеть тогда никого не удавалось. Я спросил её, почему люди не видели их или их поселение. Она сказала, что их вибрации тоньше наших на одну ступеньку, что делает их невидимыми для нас, а кроме того, мы можем пройти прямо сквозь них и ничего не почувствовать. Они же могут нас видеть, так как наша физическая природа является более плотной, хоть наши с ними вибрации и близки. Я поинтересовался у неё, почему Сники привёл меня сюда, а не к старому пруду, где я играл в детстве. Она ответила, что вследствие вулканической активности Гавайских островов тут очень много энергии и, если я приеду сюда на определённом отрезке моей жизни, то очень вероятно, что смогу видеть их обычным зрением. Я прервал рассказ и задумался над тем, о чём следует рассказать, а что можно опустить. – А я смогу попасть туда, если захочу? – прервал мои мысли Денни. – Очень просто. Нужно лишь в точности повторить мои действия – воспользуйся визуализацией и поезжай туда на представленном поезде. – Но я же не знаю, где это. – Совсем не нужно знать, где это расположено. Задумай в уме, куда хочешь попасть, и попадёшь. Ещё важно окружить себя любовью и как можно ярче излучать её, иначе они не подойдут. Скорее всего, тебя не пригласят в поселение, но кто–нибудь выйдет, чтобы поговорить с тобой. – А почему не пригласят в поселение? – Причин много, и ни одна из них не имеет ничего общего со страхом. Если ты достаточно наполнен любовью и в достаточной степени излучаешь её, то, скорее всего, они пригласят тебя и в поселение, ибо твои вибрации будут в близком к ним диапазоне. Но всё равно многого там не увидишь, так как жизнь их очень проста. Кстати, если внимательно посмотреть на деревья у берега пруда, то заметишь участок, где они расположены по–особенному, именно там и находится их деревня. Удивительно, но именно этот участок люди будут обходить стороной, а то и вообще не замечать. – И когда ты едешь? – с улыбкой спросила Нина. – Не позднее, чем через два года, если всё пойдет по плану. Я хочу жить в небольшом домике на берегу океана – рядом с дельфинами. По всей видимости, лесной народец тесно связан с дельфинами и китами. Сейчас у нас не хватит времени ещё и на эту историю, но суть её в том, что дельфины и киты покидают нас. Уже какое–то время я знал об этом, и она подтвердила. Если в скором времени достаточное количество людей не начнёт посылать любовь, хотя бы по несколько раз в неделю, то меньше чем через пятнадцать лет можно будет помахать им ручкой. Вот к чему это сводится. – Многие хотели бы что–то сделать, но не знают что, – заметила Нина. – Если ты не напишешь свою книгу, то никто не узнает, чем можно помочь и что нам под силу. – Знаю, я много об этом думал. Не уверен, найдётся ли человек, который поверит моему рассказу или хотя бы допустит такое – чтобы дать себе возможность посмотреть на результаты. – Есть лишь один путь, чтобы узнать ответ, не так ли? Я кивнул головой. Полное доверие  В последнее время я много думал о доверии – отчасти оттого, что всплыло нечто, затронувшее обычно надёжно спрятанную часть меня. Интересно, чего же именно я боюсь? Доверял я когда–либо вообще, или это была лишь временная иллюзия? Сколько изумительных вещей я разрушил недоверием! Я всегда был в состоянии справиться с тем, что встречал в жизни, но открытым остаётся вопрос почему я боюсь? Никакие отношения не сохранятся без доверия – дружба ли, любовь, работа или игра. Всё сводится к одному – доверию. Может, на самом деле, я не доверяю себе? Верю ли я, что могу сделать правильный выбор? Возможно? Наверное? В конце концов, кому, кроме меня, знать, что для меня лучше? Утверждают, что эгоистично делать то, что хорошо для тебя; но я знаю, что не делание этого ведёт к разрушению. Где же равновесие? И что будет со мной, если я плюну на сомнения и доверюсь? Может, дело в том, кому довериться? Похоже, что это не сработало, не так ли? Я снова там, где начал. Итак, мне остаётся лишь один выбор, правда? Надеюсь, это не приведёт к таким же мукам, как от недостатка доверия. С другой стороны, уступаю дорогу дамам!Глава 34 – Я вот подумал, – перебил мои мысли Денни. – У меня не возникает противоречий с твоим рассказом о посылании любви. Хоть я не знаю, как это получается и откуда именно берётся любовь, я вижу, что метод будет работать и, по–видимому, чрезвычайно хорошо. Но для меня странно звучит твой рассказ о времени, вероятных событиях и о том, что всё случается как бы одновременно. – Ясно. Моё отношение к подобным вопросам такое: когда я узнаю о чём–то новом, к примеру, о посылании любви, то поначалу мне не важно, как именно это работает, мне важны лишь две вещи: первая – что метод работает, вторая – как это делать. Потому я на время допускаю, что метод действует и что он применим для того–то. Затем допускаю, что смогу его применить. Ведь если уделить всё время попыткам понять, как что–то работает, то, во–первых, на это уйдёт слишком много времени, а во–вторых, пока идёт этот процесс, я не смогу пользоваться результатами найденного. Но я обнаружил, что если просто довериться информации и двинуться дальше, то объяснения того, как метод работает, начинают понемногу приходить сами по себе. Это значит, что мне не надо забивать ум сложными для понимания концепциями. Вот почему я ранее предложил тебе разбить имеющийся у тебя объём информации на маленькие фрагменты – части предполагаемой большой мозаичной картины. Один твой фрагмент – это способность посылать любовь, второй фрагмент – знание, как это делать. Воспользовавшись этими двумя фрагментами, ты вскоре получишь много новых фрагментов с информацией о результатах посылания любви. Стоит собрать эти фрагменты вместе, как у тебя в уме выстроится целостная картина и постепенно придёт понимание того, как это работает. Что для тебя важнее: понимание любви – или способность с её помощью изменить к лучшему свою жизнь и всё вокруг? Нина перебила меня: – Похоже, что Денни споткнулся на твоём описании времени и вероятностных событий. Ты не разбил эту информацию на небольшие порции, как в рассказе о любви и ставках на спорт. Понимаешь, о чём я? Денни кивнул головой, соглашаясь с ней. – Пожалуй, да. Попробую разбить информацию из этой темы на небольшие пакеты, которые ты, Денни, сможешь немного изменить и временно принять – и тогда сможешь использовать эти знания для улучшения своей жизни. Я подумал об этом с минуту и продолжил: – В продаже есть книги, очень подробно описывающие концепцию времени. Объяснение этого потребовало бы от меня уйму времени, поэтому, при желании, ты можешь ознакомиться с ними самостоятельно. Я сам ещё не закончил свою учёбу. Этот процесс продолжается, и каждый день я добавляю новый фрагмент к картинке. Итак, вот как я разбил информацию на фрагменты. Для начала допускаю, что состою из сознательного и бессознательного умов. (Похоже также, что есть ещё внутреннее я – как бы ещё один, более глубокий, подсознательный ум. И есть то, что я называю душой, состоящее из всего, что я есть.) Итак, это первый фрагмент. Затем я беру время и отделяю его от всего остального, чтобы оно стало самостоятельным явлением. Время берёт отдельные мгновения и создаёт иллюзию их последовательности – как в киноплёнке. Следующим фрагментом будет то, что душа живёт вне времени, и для неё всё происходит одновременно или, в определённом смысле, уже произошло. Наши мысли творят нашу действительность. С этим я сделал вот что – временно допустил, что когда на чём–то фокусируюсь и взаправду верю, что именно так всё и обстоит, или что вот так и произойдёт, то либо моё внутреннее я либо душа вставляют это в мою физическую жизнь. А когда складываю фрагменты вместе, они мне сообщают, что прошлое, настоящее и будущее происходят одновременно, и мне лишь кажется, что это иначе. Это означает, что я могу перемещаться вперёд во времени и встречаться с будущим собой, потому что фактически он существует одновременно со мной. Есть ещё один важный, но трудный для принятия фрагмент, который может быть очень полезен. Предположим, вы решаете, пойти в кино или остаться дома. Существуют две возможности, и вам надо принять решение, какую из них прожить. Оказывается, можно остаться дома, ввести себя в изменённое состояние сознания и, используя смещение во времени, прожить обе вероятности! Понимаю, что от этой информации ум заходит за разум – если честно, во многих случаях она всё ещё не укладывается в моей собственной голове. Но я зашёл уже настолько далеко, что с её помощью полностью изменил свою жизнь и создаю те события, которые желаю прожить в физической действительности. Можно практически мгновенно создавать желаемое – в зависимости от веры в возможность или невозможность этого. Но, если бы всё, о чём не подумаешь, мгновенно создавалось, получился бы жутчайший кошмар, вот потому, видимо, и существует буфер в виде веры. – Хорошо, несмотря на ещё большее замешательство, я могу временно принять эти фрагменты. Но как же ими пользоваться? Предположим, я хочу найти новую работу. Что мне следует предпринять? – Денни всё ещё выглядел неуверенным. – Это как раз несложно. Каждое утро, проснувшись, первым делом я делаю следующее. Сажусь и записываю на бумаге, что именно я желаю испытать сегодня. Я не расписываю каждую деталь, но у меня набирается текста примерно на одну страницу. Потребовалось определённое время, чтобы это заработало, ведь надо было создать убеждение, что метод действует, – но дней через двадцать появились первые результаты. Итак, написав свои желания, я принимаю написанное и формирую соответствующую картинку в воображении. Я точно представляю то, о чём написал, и свои ощущения от него. Затем накачиваю эту картинку огромным объёмом любви. Накачиваю как можно плотнее, пока не почувствую, что она вот–вот взорвётся. Тогда отпускаю её и в течение дня наблюдаю, как она разворачивается. Некоторые желания исполняются сразу же – так быстро, что от этого голова идёт кругом. Другим желаниям требуется больше времени, но я продолжаю работать над ними каждый день, пока они не произойдут. В небольшом дневнике я каждый день записываю то, что со мной происходит. И если бы вы сравнили его с моими утренними записями, то увидели бы, как они прекрасно совпадают. Итог сказанного: не важно знать в точности, как работает метод, достаточно знания, что он действует, и что ты знаешь, что нужно делать. Есть другие пути, с помощью которых можно получить то же самое, но моя тайна – в добавлении любви, потому что, когда вы делаете что–то с любовью, то в большинстве случаев всё получается значительно лучше ожидаемого. Остальные вовлечённые в ситуацию люди тоже не остаются внакладе. Так выходит, что любовь убирает деление на победителей и проигравших, и все остаются в выигрыше. Я понятия не имею, как в мою физическую действительность попадает любовь, посылаемая в запись на листке бумаги, но в данный момент меня больше интересует сам факт того, что это происходит. Отношения  Во взаимоотношениях всё просто. Перед тем, как что–то сказать или сделать, спроси себя: «Сделает ли это нас ближе, Создаст ли ощущение единства и любви?» Если да, то прекрасно. Если же нет, спроси себя: «Зачем я занимаюсь разрушением?» Разгадка причины тысячи развалившихся взаимоотношений будет лежать перед тобой. (Мы можем обсуждать и спорить о чём угодно, но всё сводится к этому.) Глава 35 Поднимаясь с табурета, я сказал: – Мне надо немного размяться. Затем взглянул на часы, проверяя, не пошли ли они, но те всё ещё стояли. Под стёклышком ещё виднелись капли воды. Я начал уставать и ощущал, как лицо понемногу расслабляется и увядает. Денни тоже выглядел усталым. Нина же была бодрой, как весенний цыплёнок. Ночной человек – подумал про неё я и вытянул руки, чтобы увеличить циркуляциию крови. – Есть ещё кое–что, чего я не понимаю, – сказал Денни. – Очевидно, что Сники не ангел. Правильно? – Да, – я снова сел. – О'кей, тогда он – твоё будущее я, – предложил Денни. – Для этого утверждения есть основания. Я и сам одно время так полагал, но ведь время существует лишь в воспринимаемой нами физической реальности. И пока что я временно принял новую идею, утверждающую, что на самом деле нет никаких будущих или прошлых частей меня; все они – «вероятные я». Играя с перемещениями вперёд–назад во времени, я обнаружил, что не всегда попадаю к тому же прошлому себе. Как будто прошлое имело много вероятностей и существовало большое количество вариантов выбора. В итоге получается, – по крайней мере, как я вижу это сейчас, – что все вероятности уже прожиты, и мы как будто переигрываем различные моменты в различном порядке. Я понял, что снова отклонился в сторону. – Пожалуй, лучше продолжать называть их прошлым, настоящим и будущим я, иначе мы запутаемся. – А зачем твоему будущему я возвращаться назад в облике ангела? – задала вопрос Нина. По лицу было видно, что она знает ответ. – Дело в его извращённом чувстве юмора. Хотя было довольно весело, и, когда придёт моя очередь заняться подобными делами, я, пожалуй, сделаю то же самое. Что не удивительно, принимая во внимание, что он – это я, а я – это он. – И что же было дальше? – спросил Денни. – После того, как Сники исчез, я решил хорошенько обдумать всё, что произошло. Постарался взглянуть на ситуацию со стороны и попробовал заставить ум понять её. Было очень интересно знать, кто же такой Сники, и из насколько далекого будущего он появился. Также хотелось знать, что произойдёт со мной и моей жизнью в течение следующих нескольких лет. Поэтому я готовился посвятить несколько недель перемещениям в будущее. Кроме всего прочего, хотелось вернуться к тому будущему себе, которого я видел сидящим в садовом кресле, ещё до того, как всё это закрутилось всерьёз. Я погрузился в тишину и сосредоточение, пытаясь решить, как лучше всего продолжить объяснения. – Что же ты, в конце концов, увидел? – спросил Денни. – Перед тем, как отвечать, замечу, что всё, о чём я расскажу, пришло не в один день. Подобные занятия требуют больших усилий и сосредоточенности и могут быть очень изнурительными, поэтому эти несколько недель я совсем немного занимался ставками и работой с любовью. Сначала я переместился в будущее на несколько лет, не знаю точно на сколько, но, видимо, года на три–четыре. Я попал на будущего или вероятного себя, проводящего время на Гавайях. Он был неразговорчив, но сообщил, что работает там с дельфинами. Похоже, что он был не один, но кто его спутник, он мне не ответил. Сказал лишь, что если сообщить мне слишком много, это разрушит нашу временную линию и закончится тем, что создастся куча новых вероятностей. Чего я тогда, честно говоря, не понял, но он сказал, что достаточно скоро всё начнёт проясняться, и что моим главным направлением должна быть работа с любовью. Следующая удачная попытка оказалась очень странной. (Было, кстати, много неудачных попыток, когда я засыпал или оказывался в дремотном состоянии.) Мне удалось попасть к тому будущему себе, сидящему в садовом кресле перед ямой для костра, слева от него был Сники, тоже сидящий в садовом кресле, но исчезнувший, как только я появился. Ещё мне показалось, что в дом метнулась женщина. Я простоял там несколько минут разглядывая будущего себя. Он не сильно отличался от меня, разве что волосы у него были собраны в пучок на затылке, что совершен но не входило в мои теперешние планы. Также мне показалось, что кто–то рассматривает меня из окна, но кто это был, разглядеть не удалось. Я поинтересовался у будущего себя, который по–прежнему сидел, глядел на меня и улыбался, куда подевался Сники? – Он смещается в иные вероятности и делает то же, что проделал с тобой, – ответил будущий я. – Тут он был лишь для того, чтобы убедиться, что ты сюда добрался. – Значит, он всё–таки не ангел. – Нет, он лишь обладает нашим чувством юмора. К тому же пробовал предохранить тебя от шока полного знакомства с самим собой. Мы оба знаем, что это не является очень приятным опытом, не так ли? – Хорошо, что же теперь? – Напиши о происшедшем и расскажи, что можно сделать с помощью любви. – Это будет нелегко. Почти невозможно заставить людей поверить, что нечто настолько простое может столь сильно воздействовать на их жизни и на всё остальное. – Мы уже это сделали. Ты лишь перепроживаешь чуть отличающуюся вероятностную форму действительности. – Если всё уже сделано, то зачем мне повторять? – Потому что этого ещё не случилось в твоей вероятности. – Так ты, получается, не будущий я? – И да, и нет. Мы с тобой – одно и то же. Я могу быть будущим тобой в твоей вероятности или я могу быть лишь вероятным тобой. Но это сейчас не важно. Сфокусируйся на том, чтобы приобрести как можно больше опыта работы с любовью, чтобы затем передать эту информацию другим. Остальное само встанет на свои места. Следующим по важности, на чём тебе надо сосредоточиться, является создание событий, которые ты желаешь пережить. Научись делать это с любовью, чтобы всё, что ты создаёшь в жизни, было не только наполнено любовью, но и, действительно, сделано из любви. Ты понимаешь, в чём разница между предметом, созданным с любовью, и предметом, созданным кровью, потом и слезами? – Это я понимаю… А кто это забежал в дом? – Мы решили, что тебе лучше пока её не видеть, – ответил он, – позже ты поймёшь, почему. Я начал уплывать и почувствовал, что не смогу долго оставаться там, потому выпалил последний вопрос: – Что случится с моими занятиями лотереей? – Забудь о них, есть куда более эффективные способы применения любви. Ты сам поймёшь, что я имею в виду. Он произносил ещё какие–то слова, но я уже начал уплывать и спустя несколько мгновений потерял осознание. Я потёр глаза руками. – Ну вот, это практически всё. С тех пор я провёл большую часть своего времени, работая с любовью, что было, конечно, незабываемым опытом. Но вопрос остаётся открытым – как мне об этом написать? Откуда начать и где остановиться? Ведь работа с любовью не кончается никогда. Каждый день я учусь чему–то новому и посылании любви и прохожу через новые опыты. И кто поверит столь необычному рассказу? – Напиши обо всём точно так, как рассказал нам, – предложила Нина. – Что же до того, поверит кто–то или нет, это решение каждый должен принять самостоятельно. – Рассказ не слишком путает и сбивает с толку? – спросил я. – Это то, что делает его интересным, – включился Денни, – кроме того, у читателя появляется повод для раздумий. – Согласна! – добавила Нина. – Было бы здорово, если бы ты написал ещё о том, что испытал, работая с любовью, и о способах, которыми ты её посылаешь. Денни одобрительно кивнул головой. – Возможно, ты права, – ответил я, – так или иначе, мне надо в уборную. Я сейчас вернусь. Я отодвинул табурет и направился к туалету. На самом деле, мне не было нужды идти туда – просто хотел провести минутку наедине. Опустив сиденье унитаза, я присел сверху. Пробиваясь сквозь мои раздумья о происшедшем, до меня донеслись голоса из бара. Видно, подумал я, группа посетителей зашла пропустить по стаканчику, – и отпустил эту мысль. Проведя в глубоких раздумьях ещё несколько минут, я поднялся и вымыл руки. Затем вышел из туалета и не поверил своим глазам. В баре было около дюжины посетителей. Подойдя к месту, где мы с Ниной сидели лишь несколько минут назад, я увидел, что за стойкой бара был не Денни, а другой парень. Нина тоже исчезла, а на её табурете сидела женщина, ведущая беседу с сидящей рядом приятельницей. Мой табурет был не занят. По–видимому, я выглядел растерянно, стоя там, с рукой, положенной на куртку. Бармен подошёл и сообщил, что Нине и Денни нужно было уйти. – Что ещё я могу предложить вам? – спросил он. Я подумал и тихо ответил: – Счёт, пожалуйста. – О счёте уже позаботились, – он протянул руку под стойку бара. – Денни кое–что вам передал, – и поставил на стойку маленькую зелёную бутылку. Я взял бутылку и лежащую на табурете куртку. Собрался было забрать сигареты, но их уже не было. Поблагодарив бармена и бросив последний взгляд по сторонам, я направился к выходу. Одновременно с тем, как я вышел на улицу, к бару подъехало такси. Я открыл дверь и объяснил, как проехать к моему дому. По пути домой мы с водителем не разговаривали, но я запомнил его фразу: – Странная ночка, не так ли? – Без всякого сомнения, – я решил ограничиться лишь этим утверждением. Перемещение в вероятностную действительность Каждый раз при принятии любого решения создаётся целая вселенная, где это решение проигрывается. На самом деле, она уже существует и, поскольку время не линейно, любое решение может быть отменено, как будто оно никогда и не проигрывалось в этой действительности. Это столь просто, что все неосознанно делают это на каждом шагу. В миг, когда решение принято, мы входим в вероятностную вселенную и действительность, в которой будет разыгрываться это решение. Не только решения приводят к таким смещениям, но также мысли и убеждения. К примеру, если мы думаем и верим, что не любимы, то именно в такую вероятностную действительность мы и влетаем. И останемся в ней, пока не изменим убеждения, или пока не придёт кто–то, кто поможет нам изменить мысли и убеждения. Но этого не случится, пока мы не переключимся на действительность любви. Чего мы сделать не сможем, пока не сменим мысли и убеждения. И так мы ходим кругами, бесконечно переживая те же конечные результаты. Чтобы изменить действительность Сначала надо отделить всё, что видим, слышим и ощущаем, от собственных мыслей и убеждений. Это начнет отпускать нас из вероятной вселенной, проживаемой нами сейчас. Затем изменяем свои мысли и убеждения, пока не начнём ошущать в уме то, что хотим. По мере того, как мысли и убеждения закрепляются, мы начинаем смещаться. Поначалу смещение происходит незаметно, но со временем и с практикой мы можем начать его замечать. Или же можно подождать, пока не изобретут механический способ. Если, конечно, доживём. Я где–то слышал, что если по–настоящему верить во что–либо, тогда ты уже им обладаешь. Тогда у нас всё ещё нет чего–то лишь потому, что мы верим, что это так; и, видимо, наши мысли не согласуются с нашими желаниями. Глава 36 Домой я в ту ночь добрался уже совсем истощённым. Приготовил себе что–то поесть и пошёл спать. На следующее утро поднялся довольно поздно и, приняв душ и позавтракав, решил вернуться на автобусе в город, чтобы забрать