Игровые автоматы - топовые казино клубы

Рейтинг казино от pump-ltd.ru

КАЗИНО
ИГРОКОВ
АКЦИИ
РЕЙТИНГ
САЙТ
1
573563
ТУРНИРЫ / БОНУСЫ х300%
4.6
2
286781
+100% к ДЕПОЗИТУ!
4.7
3
191187
+100 Free Spin
4.9
4
143390
+100% к ДЕПОЗИТУ!
4.5
5
114712
БЕЗДЕПОЗИТНЫЙ БОНУС 15$
4.0

гранд казино кристалл зеркало к

гранд казино кристалл зеркало к Форум Лицом Каннского кинофестиваля 2015 стала Ингрид Бергман. Одна из легендарных актрис Золотого века Голливуда стала официальным лицом Каннского кинофестиваля 2015, который будет проходить с 13 по 24 мая. Таким жестом организаторы решили почтить память величайшей актрисы: в этом году любители классического кино отмечают сотую годовщину со дня рождения дивы. Снимок с улыбающейся Бергман, который появится на постерах, был сделан приблизительно в начале 50-х годов фотографом Дэвидом Сэймуром. За все время работы, он снимал актрису в непринужденной обстановке несколько раз, когда Ингрид жила со своей семьей в Риме. Известная актриса и дочь Бергман, Изабелла Росселини, была растрогана этим жестом кинематографистов: "Я и моя семья глубоко тронуты тем, что Каннский кинофестиваль выбрал нашу восхитительную маму в качестве лица официального постера, чтобы отметить столетнюю годовщину с дня ее рождения. Ее головокружительная карьера, в которой были маленькие независимые европейские фильмы и голливудские картины, захлеснула много стран. Мама обожала свою работу, но актерство не было для нее просто профессией, оно было для мамы призванием. Она часто говорила: "Я не выбирала актерство, оно выбрало меня". ". Она была одной из любимых актрис Альфреда Хичкока, снималась у таких режиссеров как Сидни Люмет, Джордж Кьюкор, Джин Сакс, Ингмар Бергман и Роберто Росселини. Актрисе посчастливилось играть бок о бок с кинолегендами Кэри Грантом и Грегори Пеком. За ее роли Ингрид номинировали более 25 раз на самые престижные кинопремии: Бергман стала троекратной лауреаткой "Оскара", получила 3 статуэтки "Золотого глобуса", стала обладательницей премий "Эмми", "Тони" и "BAFTA". А в 1973 году актриса была Президентом жюри Каннского кинофестиваля. В этом году на кинофестивал будет представлен документальный фильм о жизни Бергман «Ингрид Бергман: Жизнь, рассказанная ею самой», режиссером которого стал Стиг Бьеркман. Кроме этого, Канны станут учасниками сентябрьского трибьют-шоу в честь столетия с дня рождения кинолегенды. Шоу посетит ключевые в жизни и карьере Ингрид города: Стокгольм, Париж, Рим, Лондон и Нью-Йорк. Напомним, что в этом году знаменитую дочь легенды Старого Голливуда Изабеллу Росселини пригласили возглавить жюри "Особого взгляда" Каннского кинофестиваля. Последний раз редактировалось аlexa, 22.04.2015 в 14:09.   «Особый взгляд» Младший из трех основоположников новой волны румынского кино, Порумбою был открыт Каннами, где его комедию «12:08 к востоку от Бухареста» наградили «Золотой камерой». Однако в основной конкурс режиссера все равно пока что не допускают. О новой работе Порумбою, обладающего необычным чувством юмора и виртуозно владеющего, как правило, минималистской формой, мало что известно. Сюжет фильма как-то связан с поиском двумя главными героями пропавшего сокровища. «Убийца», реж. конкурс Этого тайваньского режиссера на родине считают великим, многие режиссеры последних двадцати лет называют его своим учителем. К пожилым годам (ему 68 лет) классик взялся за эксперименты: предыдущий его фильм «Полет красного шара» был снят во Франции с Жюльетт Бинош, новый «Убийца» — высокобюджетный костюмный боевик из времен династии Тан. Главную роль сыграла модель и актриса, красавица Шу Ци. «Громче, чем бомбы», реж. конкурс Йоаким Триер куда менее известен, чем его дальний родственник Ларс. Хочется надеяться, что это временно: по крайней мере, предыдущий фильм с детства живущего в Норвегии датчанина «Осло, 31 августа», вышедший в 2011-м, остается одним из самых подспудно мощных фильмов 2010-х. «Громче, чем бомбы» — англоязычный дебют Триера, примечательный не только солидным актерским составом (Изабель Юппер, Джесси Айзенберг, Гэбриел Бирн), но и неожиданным подходом к расхожей теме. Муж и взрослые дети скончавшейся звезды военной фотографии (ее как раз играет Юппер) в манере «Расемона» с его множественными перспективами расследуют тайну из прошлого покойной. «Молодость», реж. Паоло Соррентино конкурс Другой итальянец Паоло Соррентино, как и Гарроне, — завсегдатай каннского конкурса. Пару лет назад его современная кинофреска об обаянии ничтожества «Великая красота», стартовав на Круазетт, доехала в итоге до «Оскара» за лучший фильм на иностранном языке. «Молодости», новой работе Соррентино, такой приз не светит — по той простой причине, что снята она на английском. Режиссер при этом продолжает исследовать поднятую в «Великой красоте» тему возрастного кризиса человека искусства: Майкл Кейн играет в «Молодости» вышедшего на пенсию дирижера-мэтра, скучающего на элитном альпийском курорте. В окружении не то чтобы великой, но стопроцентной красоты, например в лице румынской супермодели Мадалины Генеи. "Моя мать", реж. Нанни Моретти конкурс Третий итальянец в основном конкурсе Канн-2015 – Нанни Моретти, три года назад возглавлявший жюри. Он везет на Круазетт полуавтобиографическую драму “Моя мать”, где сам играет одну из главных ролей. Альтер-эго главного героя сыграла Маргарита Буй, а в эпизодической роли появится Джон Туртурро. Предыдущий фильм Моретти привозил в Канны в 2011 году – это была трогательная трагикомедия “У нас есть Папа” о Папе Римском, который сбегает сразу после инаугурации и решает исполнить свою давнюю мечту: стать актером. “Моя мать”, к слову, уже идет в итальянском прокате (что не противоречит каннским порядкам: согласно правилам, в Канны могут отбирать фильмы, которые уже показывались в стране производства, и только в ней). «Наркотик», реж. Рик Фамуйивa вне конкурса Секция «Двухнедельник режиссеров» в этом году получилась едва ли не сравнимой с основным конкурсом по представительности: здесь покажут новые фильмы Арно Деплешена и Такаси Миике, Шарунаса Бартаса и Филиппа Гарреля. А также — главный хит недавнего «Сандэнса», дебют Рика Фамуйивы «Наркотик». Более того, эта ироничная, остроумная комедия о нелегком бытье в гетто трех старшеклассников-хипстеров удостоилась престижного слота фильма закрытия «Двухнедельника» — абсолютно заслуженно: Фамуйива блестяще ухитряется свести в кадре комичные метания юности, авантюрный, лихой сюжет, построенный вокруг мешка с экстази, и хип-хоп эстетику. Среди прочего — полноценный кинодебют рэпера ASAP Rocky.Троица влюбленных в хип-хоп 1990-х школьников-аутсайдеров пытается заслужить признание одноклассников, а оказывается с рюкзаком, полным МДМА, на руках; следуют ситуации комические, абсурдные, вдохновенные. Среди прочих достоинств фильма — Тони Револори, героический мальчик-портье из «Отеля "Гранд Будапешт"». «Тысяча и одна ночь», реж. Мигель Гомеш вне конкурса Самый амбициозный фильм Канн-2015 обнаруживается тоже в «Двухнедельнике режиссеров». Португальский формалист Мигель Гомеш (его прошлый фильм «Табу» работает с конвенциями немого кино куда оригинальнее оскароносного «Артиста»), похоже, превзошел себя. Шестичасовое полотно в трех главах, «Тысяча и одна ночь» поверяет форматом сказок Шахерезады современное португальское общество, погрязшее в экономическом кризисе, безработице и общей депрессии. При этом Гомеш скрещивает вымысел с подлинными событиями: почти все из новелл фильма основаны на непридуманных сюжетах из новостных сводок. конкурс Еще один французский участник – Майвенн Ле Беско с фильмом “Мой король”. Главные роли сыграли Венсан Линдон, Луи Гаррель и Эммауэль Берко, чей фильм открывает нынешние Канны, но не претендует на “Золотую пальмовую ветвь”. Предыдущий фильм Майвенн, “Полисс”, получил в Каннах Приз жюри в 2011 году. конкурс Компанию женщин-режиссеров Майвенн составит соотечественница Валери Донзелли со своим третьим фильмом “Маргарита и Жульен”. Главные герои – брат и сестра, чья любовь к друг к другу со временем перерастает в романтические отношения, что вынуждает пару скрываться от возмущенного такими отношениями общества. «Сын Савла», реж. Ласло Немец конкурс В основном конкурсе есть и дебютант: “Сын Сола” венгерского режиссера Ласло Немеса. Это драма об узнике Аушвица, который является членом “Зондеркоманды” и работает в одном из крематориев в концлагере. Однажды он находит тело маленького мальчика, принимает его за своего сына и пытается похоронить его по еврейскому обряду. «Наемница», реж. Дени Вильнев конкурс Криминальная драма с Эмили Блант, Бенисио дель Торо и Джошем Бролином. Блант играет офицера полиции, которая охотится за мексиканским наркобароном. В операторах у Вильнева – опять Роджер Дикинс (работавший на “Пленницах” десятикратный номинант на премию "Оскар" – ни разу, впрочем, награду Американской киноакадемии за свои труды не получивший), а музыку написал исландский композитор Йоханн Йоханнсон (“Теория всего”, те же “Пленницы”). У Вильнева это уже пятый фильм (и третий полнометражный), который он показывает в Каннах. Следующим проектом этого квебекского режиссера, кстати, будет продолжение “Бегущего по лезвию”, на главную роль в котором претендует Райан Гослинг. «Простой человек» , реж. Стефан Бризе конкурс Впервые в Канны приедет французский режиссер Стефан Бризе со своей драмой “Простой человек” с Венсаном Линдоном в главной роли. Судя по сюжету, “Простой человек” рифмуется как с фильмом Одийяра в нынешнем конкурсе, так и с прошлогодними Дарденнами: главный герой работает в супермаркете и в какой-то момент сталкивается с моральной дилеммой, когда его просят шпионить за его коллегами. Этой шестой полный метр Бризе, но первое участие в крупном фестивале. конкурс «Наша младшая сестра» (или “Дневник Умимати”) японского режиссера Хирокадзу Корээды – экранизация манга об отношениях трех сестер с четвертой, сводной сестрой, после смерти отца. У Корээды уже есть два каннских приза – за фильм “Сын в отца”, который участвовал в конкурсе в 2013 году. «Эми», реж. Азиф Кападия вне конкурса В каннских программах этого года не так много документалок — но одна из них гарантированно привлечет внимание зрителей, даже не сильно интересующихся фестивальным кино. Британец Азиф Кападия, несколько лет назад отметившийся выдающимся документальным портретом покойного автогонщика «Сенна», в этот раз берется рассказать о другой трагической судьбе — певицы Эми Уайнхаус. Учитывая, как Кападии удалось оживить меланхоличный жанр посмертного портрета в «Сенне», есть все основания полагать, что и «Эми» получится не пошлым выступлением на территории ЖЗЛ, а поэтичным, вдумчивым кино. Продюсером фильма выступил Джеймс Гей-Риз, который ранее работал над документальным фильмом об уличном художнике Бэнкси «Выход через сувенирную лавку». Как заявляют создатели фильма, в нем можно будет увидеть редкие видеозаписи и услышать песни Эми Уайнхаус, которые ранее нигде не звучали. «Не думаю, что стану хоть сколько-нибудь знаменитой. Не думаю, что я смогла бы справиться с этим. Я бы, наверное, сошла с ума». Эми Уайнхаус Последний раз редактировалось djuka, 23.04.2015 в 10:00.   международном кинофестивале 1. Первый Каннский кинофестиваль должен был состояться 1-го сентября 1939 года и должен был стать альтернативой Венецианскому фестивалю, однако из-за начала Второй мировой войны организаторы были вынуждены перенести его проведение. Первый фестиваль кино в Каннах прошел в послевоенный период в 1946 году в здании одного из казино Канн. 2. Первоначально в качестве возможных мест проведения фестиваля рассматривались несколько городов, основными из которых считались Биариц на побережье Атлантического океана и Канн на Средиземноморье. Главным аргументом в пользу Канн стало обещание администрации города способствовать организации и выделить место для проведения фестиваля. 3. До 50-ых годов фестиваль проходил осенью, однако из-за недостаточного потока туристов, время проведения было перенесено на весну. Кроме того, организаторы Каннского кинофестиваля решили проводить его весной из-за Берлинского и Венецианского фестивалей, которые лишали возможности проводить громкие премьеры многих фильмов. 4. Золотая пальмовая ветвь Palme d'Or появилась в 1954. Автором идеи выступила парижский ювелир Сюзанн Лазон, предложив создать облик фестивальных наград, ассоциирующийся с символом города – пальмой, а дизайн приза придумал французский режиссер Жан Кокто. Джейн Кэмпион за фильм Пианино, 1993 год. Кроме того, впервые в истории Каннского кинофестиваля в 2015 году он откроется фильмом, поставленным режиссером-женщиной, француженкой Эмманюэль Берко. 6. Площадь красной дорожки в Каннах составляет 1 тысяча квадратных метров. Чтобы дорожка выглядела наилучшим образом, ее меняют трижды в день перед каждым официальным показом. 7. Наплыв туристов позволяет отелям Канн увеличить доход в этот период в среднем в пять раз. В частности, за время проведения фестиваля отели Канн получают около 15 процентов своей годовой прибыли. 8. Организация грандиозного кинофестиваля обходится приблизительно в 20 миллионов евро. Часть средств финансируется государством, часть поступает от групповых вкладов и финансовых партнеров. 9. Жители Кан могут получить билеты на показы кинопремьер абсолютно бесплатно по предварительной заявке, сделанной за несколько месяцев до открытия фестиваля в мэрии, предъявив паспорт с пропиской.   Филиппа Гарреля. Чего греха таить, ужасно обидно, что на этом эклектичном развале фильмов и ярких личностей со всего света места россиянам не нашлось. Ну почти. В народном пляжном кинотеатре, открытом для всех (зрители сидят в шезлонгах у воды, экран торчит прямо из моря), покажут среди прочего «Ивана Грозного» Сергея Эйзенштейна, обе части подряд. А в той же «Каннской классике» состоится премьера шедевра, плохо знакомого за пределами стран бывшего СССР: прекрасного дебюта Элема Климова «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» 1964 года. Трудно не позавидовать тем, кто будет смотреть его впервые, увидит кукурузу-царицу-полей, услышит сирену из уст медсестры и попадет на митинг памяти убиенной бабушки Кости Иночкина. Остроумно противоречивый заголовок этого фильма идеально отражает ситуацию с русским кино в Каннах. Нам там всегда рады (добро пожаловать!), но приветствуются все-таки только свои, проверенные авторы. В их числе Андрей Звягинцев, Сергей Лозница, Никита Михалков (и то не всегда), Александр Сокуров. Последний рискует выпасть из элитной обоймы, ведь свой новый фильм о Лувре он сознательно решил не отдавать каннским отборщикам. Остальным, впрочем, вход и вовсе воспрещен. («Четырнадцать шагов») На этом фоне невольное ликование может вызвать включение в программу дипломных работ «Синефондасьон» сразу двух российских дебютных короткометражек. «Четырнадцать шагов» Максима Шавкина сделаны как выпускная картина в Московской школе нового кино, режиссер «Возвращения Эркина» Мария Гуськова — выпускница Высших курсов сценаристов и режиссеров. Оба претендуют на приз, который однажды уже доставался Таисии Игуменцевой: он гарантирует, что полный метр награжденного автора тоже в свое время будет представлен в Каннах. «Четырнадцать шагов» Шавкина многие видели: этот фильм был показан в короткометражном конкурсе ММКФ и даже получил там главный приз (очевидно, по каннскому регламенту участию в «Синефондасьон» это не препятствует). («Четырнадцать шагов») Это психологическая драма, почти триллер. Хотя действие происходит в наши дни, стилистика и тема, а еще числительное в названии вызывают в памяти тревожную атмосферу шедевра румына Кристиана Мунджиу «4 месяца, 3 недели и 2 дня». Героиня — студентка из провинции, которая учится в столице и собирается со дня на день переехать к своему благополучному бойфренду-москвичу. Но ее тревожат призраки прошлого — точнее, один конкретный, вполне материальный призрак, настойчиво напоминающий о давно закончившемся романе. В напряженной интриге «Четырнадцати шагов», мастерски разыгранной и собранной из череды как бы разрозненных эпизодов, можно рассмотреть пронзительную историю любви. Однако еще в большей степени этот фильм — размышление на самую больную сегодняшнюю тему: о конформизме и оппортунизме, цене благополучия и отказе от собственных желаний во имя того, чтобы стать частью системы. «Возвращение Эркина» Гуськовой сделано в совершенно иной эстетике и снято очень далеко от Москвы — в Киргизии, практически исключительно с актерами-непрофессионалами. Сам Эркин — маленький человек, но не гоголевский, а скорее из Достоевского: когда-то он совершил убийство и теперь, отсидев свое, вышел на волю. Картина — именно об адаптации к повседневности, которая на поверку оказывается невозможной. («Возвращение Эркина») Для одних — невидимка, для других — злодей, для третьих — жертва обстоятельств, Эркин чувствует себя чужим везде, а особенно на чьем-нибудь празднике жизни: между делом его заносит на свадьбу — притом его собственная жена не желает его видеть, и дети уехали. Эта тонкая и не манипулятивная социально-психологическая зарисовка обманчиво проста, даже простодушна, но при этом напрямую связана с всеобщей травмой виктимности. Ни ноты фальши, ни намека на умозрительность всей конструкции — все предсказывает режиссеру достойное будущее. Собственно, уже здесь в зародыше ощущается полный метр. Незачем уподобляться жюри и сравнивать эти две столь разные работы, однако слишком велико искушение заметить, что говорят они, по сути, об одном и том же, хоть и на разных (буквально) языках. И «Четырнадцать шагов», и «Возвращение Эркина» — рассказы о жажде новой жизни и о бесцельных попытках перечеркнуть прошлое, справиться с пережитой когда-то травмой и наконец о ней забыть. Есть ли в русском кино и — шире — российском обществе тема более своевременная и живая, чем эта? Вряд ли. Так что решение каннских отборщиков в который раз трудно не признать осознанным и чутким. Итак, первый утренний показ, первые интервью… Съемочная группа фильма La Tête Haute предстала сегодня перед многочисленными журналистами, чтобы ответить на их вопросы. Эмманюэль Берко пришла в сопровождении своего юного протеже Рода Парадо, а также Катрин Денев, Бенуа Мажимеля и Сары Форестье. Вместе с ними на пресс-конференции присутствовали продюсеры Дени Пино-Валенсьен и Франсуа Краус. Картина прослеживает судьбу юного правонарушителя от шести до восемнадцати лет, проходящего через воспитательные центры и суды для несовершеннолетних. На этом festival-cannes.fr, vogue.ua, culture.lb.ua, afisha.ru, varietyrussia.com, lenta.ru, os.colta.ru Последний раз редактировалось djuka, 14.05.2015 в 11:13.   Семью Эми Уайнхаус возмутила недостоверность байопика о певице Документальный фильм о британской певице Эми Уайнхаус, который представят на Каннском кинофестивале в мае 2015 года, вводит зрителей в заблуждение. Такое заявление сделал пресс-секретарь ее семьи, сообщает The Guardian. Он отметил, что образ Уайнхаус в картине недостоверный. «Создатели фильма считают, что их проект — это торжество жизни и таланта Эми, но в нем много лжи. К тому же в ленте есть конкретные обвинения против семьи Уайнхаус — совершенно необоснованные и некорректные», — пояснил пресс-секретарь. Авторы байопика в свою очередь подчеркнули, что весь материал их картины был заранее согласован с близкими певицы и не вызвал никаких упреков. По их словам, фильм включает более 100 интервью с людьми, знавшими исполнительницу лично, и достаточно объективен. 27-летняя Эми Уайнхаус, обладательница шести «Грэмми», была найдена мертвой в своей квартире в Лондоне. Причиной смерти стал сердечный приступ, вызванный алкогольной интоксикацией. За свою карьеру она выпустила два альбома, получила 20 музыкальных наград. Ее вторая пластинка Back to Black, выпущенная в 2006 году, в течение многих недель удерживалась на первой строчке музыкальных чартов Великобритании, Австрии, Франции, Германии, Нидерландов, США и Канады. Кейт Бланшетт призналась в бисексуальности В интервью журналу Variety артистка рассказала, что у нее были романы с женщинами. Таким образом, отметила Бланшетт, у нее был необходимый жизненный опыт для съемок в фильме «Кэрол» (Carol), в котором раскрывается тема гомосексуальных отношений. Премьера картины состоится на Каннском кинофестивале 17 мая. На вопрос журналиста о том, впервые ли ей приходится примерять на себя роль лесбиянки, Бланшетт ответила: «На экране или в жизни? В жизни — много раз». Актриса сказала, что при подготовке к роли она прочла много книг об историях любви двух женщин, а также обсуждала женские эрогенные зоны с художником по костюмам Сэнди Пауэлл. Актриса подчеркнула, что «Кэрол» не похожа, к примеру, на ленту «Жизнь Адель» (о любви подростков). По ее словам, новый фильм получился эмоционально сдержанным. Действие в картине «Кэрол» происходит в Нью-Йорке в 1950-х годах. Фильм рассказывает о взаимоотношениях молодой продавщицы Терезы (Руни Мара) и замужней дамы Кэрол (Кейт Бланшетт). Лента основана на романе Патриции Хайсмит 1953 года «Цена соли». Кейт Бланшетт, наиболее известная по фильмам «Елизавета», «Загадочная история Бенджамина Баттона», «Авиатор» и «Талантливый мистер Рипли», замужем за сценаристом и редактором монтажа Эндрю Аптоном уже 17 лет. У супругов четверо детей — трое сыновей и дочь. На Каннском кинофестивале запретили делать селфи на красной дорожке. (Чешская модель Петра Немкова) Это касается как звезд, так и обычных людей и программный директор кинофестиваля Тьерри Фремо подписал соответствующий указ. "Мы запретим селфи на красной дорожке. Это выглядит просто смешно! К тому же эти фотосессии замедляют процесс прохода гостей во Дворец фестивалей. И вообще, люди на селфи выглядят просто безобразно. Мы обойдемся без них. Те, кто проигнорируют правила, будут иметь дело с бодигардами, которые выведут нарушителей с красной дорожки", – заявил Фремо. Что только не придумывает народ. В США уже создали туфли для съемки селфи. Американский бренд Miz Mooz представил женские туфли для съемки селфи. Обувь на каблуке, получившая название Selfie Shoes ("Селфи-туфли"), будет продаваться в онлайн-магазине фирмы начиная со 2 апреля по цене от 199 долларов. Форма туфель позволяет вставлять в их переднюю часть сотовый телефон. После этого обладательницам обуви предстоит поднять ногу и нажать пальцем на специальную клавишу внутри туфли, которая активирует камеру. В презентационном ролике Selfi Shoes рассказывается, что авторы обуви восторгаются палками для селфи, однако отмечают, что в некоторых ситуациях, в отличие от селфи-туфлей, их использование может быть затруднено. Первая палка для селфи была изобретена и вышла в продажу задолго до появления смартфонов и самого термина "селфи" – в 1983 году в Японии, сообщает портал Kotaku. В 1983 году фирма Minolta выпустила на рынок фотокамеру Minolta Disc-7, которая, по мнению экспертов, намного опередила свое время. Это фотоаппарат под дисковую фотопленку, многие детали устройства которого делали его уникальным. В центре передней панели располагалось небольшое сферическое зеркало, специальное предназначенное для автопортретов. В качестве фокусирующего устройства использовался специальный ремень, угол сдвига которого также можно было регулировать (его длина соответствовала оптимальному фокусному расстоянию макросъемочного объектива). В последнее время все больше различных учреждений ограничивают использование их. В частности, их запретили на двух крупных музыкальных фестивалях в США. Ранее с подобным запретом выступили Третьяковская галерея, а также крупнейший в Вашингтоне комплекс музеев. Теперь не отстал от всех и Каннский кинофестиваль. Однако первая палка для селфи называлась по-другому, чем сейчас. Это изделие обозначалось как Minolta Extender ("расширитель") и продавалось в одном наборе с дистанционно управляемой кнопкой спуска затвора. Устройство фигурировало в книге "101 бесполезное изобретение японцев", вышедшей в свет в 1995 году. Теперь знаменитостям придется довольствоваться только теми снимками, которые попадут в СМИ. Главным шоком» Каннского фестиваля-2015 может стать фильм из Венгрии, участвующий в главной конкурсной программе. Такой мнение высказал художественный директор фестиваля в Каннах Тьерри Фремо. В этом году картиной, которая, возможно, вызовет полемику среди зрителей, может стать режиссерский дебют венгерского автора Ласло Немеша «Сын Савла», фильм, показывающий ужас повседневной жизни в Освенциме, считает главный каннский отборщик. Тьерри Фремо:— Это фильм на очень важную тему, потому что рассказывает он о концентрационных лагерях. Это, конечно, не первый фильм об Освенциме, но это очень смелый фильм, это игровая лента, действие которой происходит внутри концлагеря. Тут встают важные вопросы: а возможна ли экранизация этой внутренней действительности, которую никто не снимал? Возможна ли вообще экранизация такой действительности? Во Франции было много дебатов по этим вопросам (в частности, вокруг картин Клода Ланцмана, который известен своими сильными высказываниями по этой теме). Но этот фильм нас глубоко взволновал. И не своими кинематографическими достоинствами, – которые бесспорны! – но тем, какие вопросы он затрагивает, одним лишь фактом своего существования как объекта искусства. Но пока... Гости прошли по красной дорожке к фестивальному Дворцу, фасад которого украшен огромным фотопортретом музы нынешнего года Ингрид Бергман, — чтобы увидеть фильм «С высоко поднятой головой» актрисы и режиссера Эмманюэль Берко. Особенных сюрпризов не преподнесено: Каннский фестиваль придерживается традиций и сохраняет верность своей "номенклатуре", хотя и частично обновляя ее. 68-й Каннский фестиваль вообще можно считать инновационным. Во-первых, он сменил президента, и это сравнимо со сменой монарха в фестивальной империи. Знаменитый кинодеятель Жиль Жакоб уступил трон Пьеру Лескюру, бывшему главе и одному из сооснователей Canal+. (иль Жакоб) Несмотря на то что программу по-прежнему формирует Тьерри Фремо, на этот раз чувствуется крен в сторону авторского кино, в противовес тенденции последних лет, очевидно, определяемой Жакобом: микст программного кино с условно «зрительским». Пару лет назад в основной программе было аж семь американских фильмов, сейчас — один. Правда, «великого и ужасного» Гаса Ван Сента, уже получившего «Золотую пальму» в 2003 году за «Слона». 68-й фестиваль по-прежнему апеллирует к каннским любимчикам со всех континентов и всячески приветствует интеллектуальное кино, причем заметно дистанцируется от высокобюджетной продукции студий-мэйджеров. Усилится ли эта тенденция со сменой руководства фестиваля или подобный откат в «независимое» прошлое — лишь случайная аберрация первого года без Жакоба — покажет время. На открытии показали французский фильм, что патриотично и считается хорошим тоном. Качество в данном случае отступает на второй план (редко какое каннское открытие не вызывало волны критики), играют роль совсем другие факторы. Первая за десять лет французская картина — в предыдущий раз это был «Лемминг» (2005) Доминика Молля, и впервые в истории фестиваля его открывает фильм, снятый режиссером женского пола — Эмманюэль Берко. Называется он пафосно — "С высоко поднятой головой", посвящен актуальной теме ювенальной юстиции, а играют в нем известные артисты Бенуа Мажимель, Сара Форестье и даже Катрин Денев, без участия которой не обходится практически ни один Каннский фестиваль вот уже полвека (совсем недавно она сыграла в монодраме "За сигаретами" той же Берко). Художественный директор Тьерри Фремо подчеркивает, что фильм на серьезную социальную тему необычен для светского открытия фестиваля, но организаторы пошли на этот ход, желая "предложить что-то другое". В этот же день картина выходит на экраны Франции, так что показ на фестивале — часть промоутерской стратегии. Выбор этой картины для открытия главного киносмотра года, мягко говоря, удивляет. Первое, что приходит в голову в качестве объяснения, — скорее шутка: тематика этого фильма отчасти копирует обласканную в прошлом году «Мамочку» канадской звезды Ксавье Долана, которого нынче пригласили в жюри основного конкурса; может быть, организаторы фестиваля таким образом намекают на единое духовное пространство Европы и Северной Америки. Вторая догадка: те, кто отбирал фильмы для фестиваля, наоборот — канадской картины не видели, поэтому степени сходства двух картин не заметили. Впрочем, подобных сюжетов множество, можно и запутаться. У братьев Дарденн все фильмы на ту же тему — о воспитании, они постоянно побеждают в Каннах, и ничего. Третье объяснение, самое простое: французское министерство юстиции, а точнее его ювенальный департамент, спонсирует Каннский фестиваль. Ничего страшного, всем бы так. Фильм рассказывает о 16-летнем подростке, который снаружи — бандит и беспредельщик, а внутри ангел. Падший. Правда, зрителю это станет ясно в последнем кадре, но автору (Берко сама писала сценарий) очевидно с самого начала. Так же как учительнице в интернате для малолетних преступников, опекуну-надзирателю и особенно ювенальному судье в исполнении Катрин Денев. Девиантного подростка играет непрофессионал Род Парадо, и изначально планировалось, что приглашенной звездой в этой работе станет одна только Денев (сейчас так снимать модно, вспомним последний фильм Кончаловского), — но увы, всех взрослых в картине играют все же настоящие артисты. Впрочем, к игре мальчика никаких претензий нет, как и к остальным исполнителям. Режиссерски это стандартный уровень приличного французского фильма. Зато есть довольно серьезные претензии к фильму в целом, к его идеологии. Столь жестко педалируемый истерический дискурс давно вышел из моды, еще со времен театрализованных постановок по пьесам Максима Горького. Если в картине кроме криков оглушительных да рыданий безудержных ничего толком не разберешь (ходульные мотивировки, «мыльные» повороты сюжета, картинные образы, черно-белая психология), — ей не то что открывать главный мировой киносмотр не стоит, ее и попросту смотреть тоскливо. Все орут, все убиваются, слезы ручьем, а в чем проблема — объяснить невозможно. Вероятно, в том, что где-нибудь в другом месте такой пацан давно бы на нарах парился, а во Франции с ним носятся как с писаной торбой. Та же долановская «Мамочка» была хоть и с криками, но и кинематографически интересна и по сценарию совершенно не банальна. Тут же перманентная истерика бестормозного гопника естественным путем превращается в примитивную мелодраму, где ключевой в буквальном смысле фразой становится признание непонятно с какого перепугу влюбившейся в него приличной девахи: «Слушай, а я это... от тебя беременна...». Причем финальная тема восстановления падшего естества нашего героя звучит настолько неправдоподобно, что смотрится цитатой из какой-нибудь программы «Женский взгляд». И только диву даешься, каким простеньким может быть представление о подростковой гиперактивости. Всему виной плохая, видите ли, наследственность, недостаток любви, дурные привычки и в целом — о, какая догадка! — неблагоприятные социальные условия. И лишь умные, всепрощающие, святые представители французской пенитенциарной системы, настолько добрые и милые, что в картине нет отрицательных персонажей, — умеют с этим справляться. Впрочем, судя по отсутствию зрительской реакции на премьере (жиденькие хлопки, никаких аплодисментов), умиление от этого действа под вопросом. Несколько часов назад в центральном офисе "Интерфакса" состоялась пресс-конференция официальной делегации российских кинематографистов. В этом году российский павильон уже в восьмой раз официально представит нашу страну на Лазурном побережье. Он является единым информационным центром наших кинематографистов и универсальной площадкой для продвижения российского кино на международном рынке. Так, совсем скоро зарубежным прокатчикам будут представлены готовые для международного проката и фестивалей проекты. В 2015 году в этот список вошли "Тряпичный союз" Михаила Местецкого, "Синдром Петрушки" Елены Хазановой, "Смешарики: Легенда о золотом драконе" Дениса Чернова. Кроме того, в ходе мероприятия стало известно, что в рамках Каннского кинофестиваля будет презентован первый российский эротический триллер - "Саранча" Егора Баранова. В программе Российского павильона пройдет презентация "В фокусе новое российское кино", где будут представлены фильмы, готовые для международного проката и фестивалей.Гвоздь этой программы, очень интересно, как он будет принят - это первый российский эротический триллер. Жанр, которого в России боятся, который не умеют снимать и всячески избегают. Александр Цекало отважился и дал возможность режиссеру Егору Баранову снять этот фильм "Саранча",- сообщила гендиректор "Роскино" Екатерина Мцитуридзе на пресс-конференции. Она также отметила, что премьера трейлера картины в павильоне - весьма провокационное решение: К этому жанру очень ханжеское отношение, именно поэтому мы его и покажем, чтобы преодолевать свои внутренние комплексы. В центре истории "Саранчи" - Лера и Артем, чьи отношения начинались как невинный курортный роман. Однако когда пришло время забыть об интрижке, главные герои не смогли этого сделать, а таланта, сил и терпения преодолеть преграды на жизненном пути у них не хватило. Поколение Саранчи хочет все и сразу. Поколение Саранчи сметает все на своем пути. То, что начиналось как юношеская любовь, закончилось серией кровавых убийств - гласит синопсис к фильму, главные роли в котором исполнили Петр Федоров и Паулина Андреева. "Саранча" Во внеконкурсной программе короткого метра Short Film Corner будет представлена черно-белая драма «Мерцающий» петербургского режиссера (Кадр из фильма Эвелины Барсегян «Мерцающий» ) Фильм снимался в начале минувшего марта в Санкт-Петербурге, Мурино и Всеволожске, главные роли в картине сыграли петербургские актеры — актриса Театра Юрия Томошевского Анна Некрасова, актер Молодежного театра на Фонтанке Василий Гузов, а также актер театра и кино Владимир Григорьев. Оператор – питерский клипмейкер Артем Дитковский, музыку к фильму написал калининградский композитор Артем Грибов. Эвелина Барсегян стала не только режиссером, но и сценаристом, и продюсером. Вот что она рассказала: - История длится одиннадцать минут, так что не хотелось бы раскрывать ее подробности, иначе потом будет неинтересно смотреть. Это фильм о главном в нашей жизни — о свете и надежде. В прошлом году я как режиссер уже участвовала в той же программе Каннского кинофестиваля, где представляла свой игровой дебют — армянскую картину «Один человек вас любит». В результате прошлогодней поездки права на показ этого фильма приобрели два известных международных телеканала. Внеконкурсная программа короткого метра в Каннах означает, что фильмы, которые там представлены, не будут соревноваться друг с другом за какие-то призы. Важно в этом участии — возможность показать фильм людям из мировой киноиндустрии, продюсерам, представителями телеканалов, которые могут показать фильм у себя на родине, как это случилось, например, с фильмом «Один человек вас любит», ведь его теперь смотрят не только в Европе, но и Америке, Азии. Кстати, права на «Мерцающего» уже приобрел известный канал Eurochannel – продюсеры включили его в программу короткометражных фильмов из Европы и будут показывать в США, Европе и Азии. festival-cannes.fr, stern.de, gala.de, theguardian.com, vogue.ua, spletnik.ru, glamour.ru, ivona.bigmir.net, lenta.ru, korrespondent.net, ru.rfi.fr, kommersant.ru, kinopressa.ru   Паоло Соррентино, тоже участвует в конкурсе), Гарроне начинал с причудливых маньеристских картин «Таксидермист» и «Гоморра», фрагментарное и беспощадное исследование современной мафии, основанное на документальном бестселлере Роберто Савиано. Нон-фикшн о новом типе итальянской мафии. Такая же впечатляющая книга — и такой же эталонный образец журналистики как искусства, — как «Эйхман в Иерусалиме» Арендт, «Хладнокровное убийство» Капоте и «Нужная вещь» Тома Вулфа. Три года назад, когда книжка вышла в Италии, журналисту Савьяно было 27 лет, и, похоже, он прожил эти годы весьма насыщенно: грузил нелегальный товар в порту Неаполя, ездил смотреть на свежие трупы, колесил на своей «веспе» по пылающим свалкам, заваленным токсичными отходами. Предметом его полевых исследований стала каморра — неаполитанская мафия нового типа, о которой нельзя судить по голливудским стереотипам. Как и все документальные романы, «Гоморра» сложная штука: захватывающий репортаж — с настоящими сценами, с диалогами — из тех точек, в которых виднее всего присутствие мафии; очерк основных нелегальных бизнесов — нелицензированное производство одежды, беспошлинная доставка грузов, наркоторговля, торговля оружием, строительство, переработка мусора; автобиография — и мемуары об опасных приключениях, журналистское расследование, этнографическое исследование о повседневной жизни мафии, путеводитель по истории и современности самого депрессивного региона Италии и — еще любопытнее — патетическая ламентация объятого смятением рассказчика, оплакивающего итальянское общество, которое само не знает, что уже давно живет в постапокалиптических условиях — уже свершившейся социальной катастрофы. Еще «Гоморра» — это галерея удивительных персонажей и коллекция удивительных историй, причем не об абстрактных мафиози, а о людях, с которыми автор книги хорошо знаком, на ты. Подпольный портной, увидевший по телевизору, что Анджелина Джоли явилась на церемонию вручения «Оскара» в платье, которое он сам сшил неделю назад. Помешанный на оружии тип, который через знакомых мафиози договорился о встрече с Калашниковым, поехал к нему в Ижевск и провел в обществе своего кумира полдня, под водку с буйволиной моцареллой. Женщины, руководящие кланами, — разъезжающие на бронированных «смартах» и одевающиеся в ярко-желтое, чтобы быть похожими на Уму Турман в «Килл Билл». Савьяно совсем не романтизирует каморру; если в коза ностра с ее колоритными крестными отцами и представлениями о патерналистской ответственности и было что-то от благородных разбойников, то неаполитанские мафиози по сути обычные капиталисты, только с более широким репертуаром методов ведения бизнеса. Оказывается, так еще страшнее; если на Сицилии мафия отчасти берет на себя функции государства, то каморра — всего лишь бизнес, «система», обезличенная мегамашина, Молох, пожирающий страну целиком — и отдельных людей в частности. После публикации «Гоморры» случилось то, что и должно было: книжку купили 1200000 человек, а за Савьяно стали охотиться, и теперь, вот уже три года, он живет, как Рушди, — под прикрытием полиции. Это обстоятельство окончательно превратило его из просто-честного-журналиста в национального героя; в Италии сейчас что-то вроде культа Савьяно, люди его фотографии себе над столом вешают. И, надо сказать, ездить после этой книги по Италии как раньше — с муратовскими «Образами» под мышкой — как-то странно, и даже не потому, что после идеальных образов ты начинаешь понимать, как выглядит реальный объект, а потому, что ясно ведь уже теперь: пройдет совсем немного времени до того, как святого Савьяно придется как-то интегрировать в эти самые «Образы», потому что он — часть той же культуры, такой же гуманист, только новой эпохи. ("Гоморра") В 2008-м этот фильм получил Гран-при в Каннах, пять премий Европейской киноакадемии (в том числе за лучшую картину года) и семь статуэток «Давид ди Донателло». Тему соотношения жестокой повседневности и наших идеалистических представлений о ней Гарроне продолжил в драме «Реальность», получившей еще один каннский Гран-при. ("Реальность ") А теперь ушел от реальности так далеко, как это возможно. «Сказка сказок» не только первый англоязычный фильм режиссера, но и первый его опыт в области костюмного высокобюджетного кино — вольная экранизация одноименного сборника гения неаполитанского барокко Джамбаттисты Базиле, который раньше всех записал и литературно обработал сюжеты, позже получившие известность в версиях Шарля Перро и братьев Гримм. Так что из современной Италии вместе с Гарроне мы отправляемся даже не в Средневековье, а в воображаемые сказочные королевства. Эта, казалось бы, мейнстримная, но неописуемо причудливая картина прекрасна настолько, насколько может быть прекрасен фильм, среди персонажей которого есть блоха, раскормленная до размеров призовой свиньи. «Сказка сказок» живописна, экспрессивна, драматична — и необычна в окружении социальных или экспериментальных фильмов, обычно составляющих каннский пасьянс. Можно, впрочем, без труда назвать как минимум одного зрителя, который придет в необузданный восторг, — член жюри Гильермо дель Торо, чей «Лабиринт Фавна» когда-то вызвал в Каннах столь же сильные чувства одних и раздражение других (а в итоге остался без призов). Сравнение «Сказки сказок» с тем волшебным фильмом — лишь одно из множества возможных. Здесь на ум приходят и Роу с Птушко, и Питер Джексон с его версиями Толкиена. Король (Джон К.Райлли) убивает подводного дракона, чтобы вырезать у него сердце, — и мы сразу вспоминаем «Нибелунгов» Фрица Ланга. Другой монарх (Венсан Кассель) делает предложение нищей старухе, влюбившись в ее голос, а фантасмагорические оргии моментально вызывают в памяти «Декамерон» Пьера Паоло Пазолини. Могучий огр (Гийом Делоне) тащит в свою пещеру принцессу, и мы на несколько минут оказываемся в мире «Красавицы и чудовища», да не диснеевской — сам Дисней наверняка сбежал бы с сеанса фильма Гарроне, — а Жана Кокто. Тем не менее «Сказка сказок» отнюдь не синефильское кино. Это попытка всерьез найти визуальный эквивалент предельно условного, но при этом всегда убедительного в своей безапелляционности мира фольклорной сказки. Актеры, чьи реплики подчеркнуто скудны, выдающийся оператор Питер Сушицки — не будем забывать, что его имя прославили незабываемо извращенные картины Дэвида Кроненберга, — уникально талантливый композитор Александр Деспла работают буквально на пределе возможностей. Какими невероятными усилиями декораторов и художников по костюмам создавалась эта картина, трудно себе даже представить. Все это для того, чтобы отбросить лишнее и вернуться к базису. И дидактическая слащавость голливудских киносказок, и наивный гуманный психологизм в духе Андерсена или Шварца, и постмодернистская залихватскость разнообразных «Шрэков» чужды Гарроне. В сборнике Базиле его привлекло сочетание пластов доисторической, внеисторической архаики с очень конкретными деталями позднесредневекового быта — эпохи, которая в нашем воображении стала единственной возможной декорацией для европейской сказки («Чей это дворец, чьи эти луга?» — «Маркиза, маркиза Карабаса»). Однако картина, в которой снялись актеры из разных стран (Сальма Хайек, Джон Си. Рейли, Ширли Хендерсен, Тоби Джонс и вечный заложник Шарля Перро — Венсан Кассель) сделана на английском: неаполитанский диалект отброшен, и главным языком этого оммажа памятнику литературы парадоксальным образом становится изображение. (Вверху — «Сказка сказок»; внизу — «Гилас и нимфы» (Джон Уилльям Уотерхаус) «Сказка сказок» — идеальная экранизация идей Юнга, Фрэзера и Проппа вместе взятых, где сантименты и поучительность отступают перед первобытной магией страшного и вместе с тем завораживающего мира. Собственно, состоит он из всего двух мест: огромный Лес, в котором есть таинственные горы, пропасти и озера, обиталище монстров и отщепенцев, и Замок, где от внешней угрозы прячутся люди. Они не подозревают, что главная опасность — их собственные желания, прорастающие пагубными страстями и неизбежно губящие самое дорогое. Бездетная королева (Сальма Хайек) так мечтает о ребенке, что готова пожертвовать мужем и самой собой ради осуществления невозможного. Гарроне в качестве смутных объектов влияния называет «Капричос» Гойи, прерафаэлитов и «Казанову» Феллини: в некотором смысле «Сказка сказок» — это «Казанова» цифрового века, когда водную гладь больше не надо создавать, размахивая полиэтиленом; в обоих фильмах объекты материального мира узнаваемы, но показаны с некоторым искажением; сказка — всегда нечто иное, чем ее фабула. Искусство присваивает себе приемы глянца (так же как глянец спекулирует на искусстве), но как бы красивы (очень красивы, невероятно красивы) ни были все без исключения эпизоды «Сказки сказок», в них нет конформизма — их разглядывание вызывает подспудный дискомфорт, как будто за ними скрывается что-то большее, совсем страшное. Так мы слушаем сказки про Бабу-Ягу, можем бояться ее или смеяться над ней, но, пока не прочтем Проппа, мы не думаем о том, что она напрямую связана со смертью и о том, что «костяная нога» — это нога скелета. (Офорты из серии «Капричос». Франсиско Гойя) Король (Тоби Джонс) так крепко держит свое слово, что отдает единственную дочь лесному людоеду. Уродина (Ширли Хендерсон) так хочет обзавестись новой кожей, что просит скорняка ее освежевать. Большая часть сюжетных линий завершена, некоторые завершены не совсем, и даже тем, кто не читал Базиле (а таких, видимо, большинство) понятно, что за пределами трех королевских замков протирается огромный сказочный мир и разворачиваются другие истории. Все вместе (изображение, драматургия и свойственная сказке замена психологизма имманентными свойствами, запретами, обрядами и ритуалами) создает ощущение реально существующей параллельной вселенной (вот она, реальность Гарроне!) — огромного океана архаики, который от рождения до смерти плещется в каждом из нас. Да и насилия, и секса в фильме так много, как в любой настоящей сказке, не приукрашенной образованными моралистами. «Безумный Макс: Дорога ярости», реж. Джордж Миллер Шарлиз Терон, пропустившая открытие кинофестиваля в Каннах, тем не менее уже утром успела порадовать великолепным образом в платье Valentino. Вечером же, в сопровождении своего бойфренда Шона Пенна, Шарлиз в вечернем платье цвета солнца блистает на красной ковровой дорожке Дворца фестивалей, отмечая европейскую премьеру фильма «Безумный Макс: Дорога ярости». Важные гости, в числе которых Джулианна Мур, Наоми Уоттс, Инес де ля Фрессанж и Софи Марсо, ей под стать. На фотоколле ленты «Безумный Макс: Дорога ярости» Спустя тридцать лет Джордж Миллер все-таки дозрел до четвертой части постапокалиптической саги, подарив миру нового безумного Макса в исполнении Тома Харди. Новый фильм создан по всем законам жанра «дизель-панк», который и стал визитной карточкой франшизы, и, без сомнения, порадует зрителя зрелищными спецэффектами, эффектными костюмами и мастерски выполненным гримом. «Безумный Макс: Дорога ярости» будет показан в Каннах вне конкурсной программы, но это не уменьшает его влияния на современный кинематограф, тем более что сам Миллер назвал эту главу лучшей из всех. Мела Гибсона, который исполнил главную роль, Безумного Макса, в первых трех фильмах в 1980-х годах, никто не ожидал увидеть на этом показе. Он не принимал участия в работе над новой картиной, если не считать того, что актер наставлял и давал советы новому Максу, Тому Харди, в самом начале съемок. По признанию Тома, это общение было "неловким опытом". (Мел Гибсон, Том Харди и режиссер фильма Джордж Миллер) Мы встретились с Мелом, для меня это было необходимо как для молодого актера. Мне хотелось побольше узнать о предыдущем Максе. Но Мелу было скучно со мной. Он сказал: "Ладно, приятель, удачи тебе!" Благослови его Бог. Я сделал для него браслет. А затем мы гуляли с ним и болтали о разных вещах. После того как я ушел, он позвонил моему агенту и сказал: "Мне кажется, вы нашли еще более сумасшедшего парня, чем я", - рассказал Том Харди. Актер также признался, что ему очень импонирует его герой. Как прошла замена Гибсона на Харди? Чем они похожи, чем отличаются — ну кроме возраста? Мой Макс — персонаж, который гораздо старше самого кинематографа. В Японии зрители видят в нем самурая, ронина. В Скандинавии — викинга-изгнанника. Французы первыми окрестили «Безумного Макса» «вестерном на колесах». То есть одинокий стрелок, блуждающий по пустошам в поисках группы людей, — это же классический сюжет многих культур. И конечно, не каждый способен такое сыграть. Но и Том, и Мел — превосходные актеры, у обоих театральная выучка и сильная мужская харизма, своеобразный животный магнетизм. Когда я впервые увидел Тома, я моментально вспомнил первое знакомство с Мелом за тридцать лет до того. Невероятно, Харди тогда был еще полугодовалым ребенком! (Мел Гибсон в фильме "Безумный Макс 3: Под куполом грома" / Том Харди в фильме "Безумный Макс: Дорога ярости") Безумный Макс - это самый классный супергерой, который когда-либо был у мальчишек. Потому что у него нет плаща или резинового костюма, он не летает. У него нет ничего общего с Бэтменом или Суперменом. Он такой один. Помните Индиану Джонса, который ненавидел змей? Он был напуган. Этот тип героев очень вдохновляет меня, потому что они обычные люди, попавшие в необычные обстоятельства. Они ошибаются. Например, когда они прыгают куда-либо, они не уверены до конца, что смогут достичь цели. Безумный Макс, по моему мнению, обычный старый человек, который просто хочет попасть домой. «Апокалипсис начинается в следующую среду». Путеводитель по вселенной Макса: от «Перехватчика» до Пса. "После каждого «Безумного Макса» я твержу себе, что продолжения не будет. И все равно снимаю. Во втором сделал все, что у меня не получилось в первом — дебютном и потому неумелом. Третий родился из непреодолимого желания вернуться в созданный мной мир: знаете, это как воображаемые друзья — от них так просто не отделаешься, они возвращаются. Но лет пятнадцать назад я просто переходил дорогу и вдруг понял, как можно сделать еще один фильм про Безумного Макса, — и тогда же, уже оказавшись на другой стороне улицы, пообещал себе никогда этого не делать. Но потом был долгий ночной перелет из Лос-Анджелеса в Сидней, и фильм уже без спросу продолжал крутиться у меня в голове, так что пришлось все-таки его снимать. Потом еще куча проблем была: случилось 11 сентября 2001 года, американский доллар упал по отношению к австралийскому, бюджет стал неподъемным, я занялся другими проектами, позже стало понятно, что Мел Гибсон на роль Макса не подходит по возрасту, пришлось искать новых актеров. А потом еще в австралийской пустыне, где мы снимали предыдущие фильмы, впервые за полтора десятилетия начались дожди — и она стала цветущим садом, пришлось переносить съемки в Африку. И только тогда, спустя лет десять, мечта начала осуществляться.", - из интервью c режиссером Джорджем Миллером. (Джордж Миллер) Воскресший после 30-летней паузы австралийский сериал продолжает, похоже, быть единственной в мире кинофраншизой, которая с каждым новым фильмом становится только лучше. Первый «Безумный Макс» был яркой, но довольно заурядной для своего времени безделицей про машинки и месть — самопальный боевик в духе Роджера Кормана с австралийским акцентом. В «Воине дорог» Джордж Миллер оформил жанр постапокалиптического вестерна, окончательно поймал интонацию, разом ерническую и пафосную, и доработал эстетику — праздник в магазине «Автозапчасти» после ядерного взрыва, что-то среднее между панк-концертом, гей-кабаре и вечеринкой Чарлза Мэнсона. «Под куполом грома» с его свиньями, карликом верхом на великане и Тиной Тернер в стальном бюстгальтере довел этот мир до восхитительного абсурда и в то же время придал ему мифологическую глубину. Фильмография «Безумный Макс» В недалеком будущем в Австралии иссякают энергетические ресурсы — население, зависящее от бензина, выходит из-под контроля. Общественный порядок в руинах, главарь банды байкеров-анархистов по прозвищу Ночной Ездок бежит из-под стражи, но, оторвавшись от трех патрулей, встречает на своем пути офицера Макса Рокатански. Ночной Ездок въедет в грузовик и умрет, а в налаженный быт Макса ворвутся остальные участники банды, убьют его семью и попытаются добраться до него самого. Но не тут-то было: потерявший все Макс поднимает пыль тяжелыми сапогами и отправляется мстить. Первая часть, с бюджетом в 350 тысяч австралийских долларов, снятая одержимыми кинематографом самоучками Джорджем Миллером и Байроном Кеннеди за 12 недель в их родном Мельбурне, окончилась для Австралии ренессансом местного кинематографа, а для авторов, которым пришлось монтировать фильм у себя дома, — триумфальной международной гастролью, строчкой в Книге рекордов Гиннесса и миллионом голливудских предложений, в том числе — снять «Рэмбо: первую кровь». От всего этого Миллер тем не менее отказался, заявив, что ему еще надо учиться, и занялся производством второй части. «Безумный Макс-2: Воин дорог» Через несколько лет после событий первой части в антиутопическом австралийском обществе назревают восстания. В условиях военной обстановки власти вынуждены создавать специальные политические бригады для того, чтобы усмирять преступные группировки, разъезжающие по Австралии на своих автомобилях. Правительство в руинах, Макс Рокатански стал кочевником. В пустыне Макс встречает изобретателя, который покажет ему небольшую общину около одинокой нефтяной вышки. Скважина осаждается группой бандитов, стремящихся завладеть бензином. Интерес в бензине есть и у самого Макса, но, потеряв автомобиль и собаку, ему снова придется заниматься привычным делом — мстить. Вторая часть стоила примерно в десять раз больше первой и стала самым дорогим австралийским фильмом в истории местного кинематографа — более того, для него была построена самая дорогая декорация. Затем последовал самый большой взрыв в австралийском кинематографе — когда эту площадку ликвидировали. Мел Гибсон, ставший суперзвездой после «Воина дорог», в этом фильме произносит всего 16 реплик, две из которых — «Я просто зашел за бензином». «Воином дорог», кстати, фильм пришлось назвать из-за того, что первая часть выходила в лимитированный прокат в США и американская аудитория не способна была понять, что это — сиквел. Поэтому же, кстати, в международном трейлере почти нет Гибсона, зато есть перестрелки и погони — чтобы никого не смущать малоизвестным актером. «Безумный Макс-3: Под куполом грома» Ядерная война разрушила цивилизацию, и Макс без дела слоняется по пустынным дорогам. Судьба приводит его в провонявший свиным навозом Бартертаун, управляемый жестокой Тетушкой Энтити и карликом Мастером, которого таскает на плечах гигант Бластер. Макс с трудом выбирается из города и натыкается на секретный оазис, где живет секта, состоящая из детей и подростков, выживших после авиакатастрофы. Те принимают Макса за пророка, и теперь ему придется их спасать. На самом деле Джордж Миллер не собирался снимать третью часть, решив, что поставил довольно серьезную точку в конце второй. Но у него был план снять постапокалиптическую версию «Повелителя мух», романа Уилльяма Голдинга про диких детей, которых спасли моряки. Когда Миллеру то ли в шутку, то ли всерьез предложили, что нашедшим детей человеком может быть Макс, он всерьез загорелся этой идеей и написал «Под куполом грома». Третья часть оказалось самой неудачной — не в последнюю очередь из-за личных обстоятельств Миллера (см. пункт «Байрон Кеннеди»), — не слишком удачно прошла в прокате, и до сих пор многие — как критики, так и фанаты — предпочитают делать вид, что ее просто не было. Из чего сделана вселенная «Безумного Макса» Безусловно, все фильмы — это аллегории. Они, как любое искусство, созданы для того, чтобы в потоке информации и шума появился осмысленный сигнал. Разумеется, ничего оригинального из этого не следует: я стремлюсь разобраться в том, как устроен человек. Спекулируя на будущем, осмысляю прошлое — а прихожу в конечном счете к тому, где мы находимся теперь. Что обрекает нас на одни и те же ошибки? Почему война идет всегда и никогда не заканчивается? Почему борьбу за власть невозможно остановить? Неужели она записана в нашей ДНК? Можно ли этого избежать? Автокатастрофы Джорджа Миллера с раннего возраста захватывала субкультура, построенная вокруг насилия и автомобилей, — он вырос в небольшом городе в австралийском Квинсленде, где происходило очень много автокатастроф — в них погибли трое его школьных приятелей. Позже, когда он работал врачом дежурного отделения в Мельбурне, он встречался с жертвами автокатастроф ежедневно — его страхи, размышления и живое представление об автомобильных авариях и стали главным вдохновением для «Безумного Макса». Как он скажет потом в интервью, «в США есть культура оружия, а у нас культура своя — автомобильная». Автомобили (Фургон — собственность режиссера Миллера, который расколошматили в одной из первых сцен первого фильма / «Биг Боппер») Желтый «Перехватчик» Макса — это перекрашенный по моде Ford Falcon XB 1974 года. «Биг Боппер» Рупа и Чарли — это тоже Ford Falcon, и оба они – вышедшие из употребления полицейские машины штата Виктория. Знаменитый черный «Преследователь» — это Ford XB Falcon GT351 1973 года, переделанный механиком Мюрреем Смитом, Питером Аркадипейном из Ford Australia и другими. После съемок машину отправили по стране в рамках промокампании, а затем собирались продать — но ей никто не заинтересовался, машина вернулась в ведомство Мюррея Смита, а после и во второй фильм. Грузовик, который разбивают в начальной сцене, — это грузовик самого Джорджа Миллера, предоставленный им из-за недостатка средств. Из-за этого же, кстати, пришлось отменить примерно 20 процентов запланированных автомобильных погонь. Англия (Забастовки «зимы несогласия») Еще одна серьезная деталь общей безумной атмосферы франшизы и ощущения того, что мир вышел из-под контроля, — английская «зима несогласия» 1978–1979 годов, когда в Британии уровень инфляции достиг рекордных отметок и по всей стране начались массовые забастовки рабочих, включая знаменитую забастовку мусорщиков, когда улицы в Лондоне оказались завалены мусором. Вестерны и самураи Несмотря на то что Миллер активно отмахивается от всех параллелей и в качестве вдохновения называет книгу Джозефа Кэмпбелла «Герой с тысячью лицами», Безумный Макс имел в числе своих предков Человека без имени из «Долларовой трилогии» Серджо Леоне, самурая Сандзюро Кувабатакэ из «Телохранителя» Акиры Куросавы и Бэтмена — неизвестных героев, вставших на защиту собственной территории посреди полнейшего хаоса. Это Миллер признает только после того, как фильм выйдет в прокат и получит огромные сборы. Во вторую часть тем не менее он вставит линию, оказавшуюся ссылкой на классический вестерн 1953 года «Шейн» — дружбу Макса с диким ребенком. Мел Гибсон Никому в то время не известный актер Мел Гибсон, успевший сняться только в одном серферском триллере, за который ему заплатили 20 долларов наличными и отправили восвояси, по его словам, и не собирался на прослушивание «Безумного Макса», а просто пришел поддержать друга. Накануне он подрался в баре, и его лицо было равномерно покрыто синяками — «как черно-синяя тыква», вспоминает он. На прослушивании тем не менее ему сказали: «Нам нужны фрики» — и попросили зайти через пару недель. Когда он вернулся, его едва смогли узнать — синяки прошли, и команда единогласно решила, что надо позволить ему попробоваться на главную роль. Он удачно пошутил, смог доказать, что действительно может водить, и получил роль. Есть, правда, предположение, что все это байка, придуманная самим Гибсоном, а роль ему дали просто за приятную внешность. Тем не менее она сделала его звездой: после международного успеха «Безумного Макса» Гибсона сначала снял Питер Уир, потом посыпались голливудские предложения, а затем — окончательно утвердившая его в статусе нового героя боевика франшиза «Смертельное оружие». Когда Гибсона спросили, зачем он вернулся во вторую часть, ведь он же католик и ему, наверное, не стоит сниматься в подобном, он ответил: «Мой персонаж — это Иисус, затянутый в черную кожу». «Заводной апельсин» Еще один серьезный источник вдохновения для Миллера — роман Энтони Берджесса «Заводной апельсин», из которого он почерпнул то, как должны разговаривать члены банды Пальцереза. Миллеру хотелось избежать слишком современно звучащих диалогов и придумать, как это сделать, ему помог журналист Джеймс МакКосланд, с которым он познакомился на вечеринке. В результате бандиты разговаривают удивительно цветистыми лингвистическими конструкциями — как раз благодаря Берджессу и МакКосланду. Байрон Кеннеди Уроженец Мельбурна, Байрон Кеннеди в возрасте 18 лет основал собственную компанию Warlock Films и начал продюсировать авторские короткометражки, в 21 — получил австралийский The Kodak Trophy за свою короткометражку «Hobson’s Bay» — документальное исследование о районе Мельбурна Уилльямстауне. Эта награда позволила ему много путешествовать и познакомиться с особенностями кино- и телеиндустрии по всему свету. Потом Кеннеди вернулся в Австралию, где поступил в Университет Нового Южного Уэльса и познакомился с Джорджем Миллером. Они быстро подружились и сделали вместе короткометражку «Насилие в кино: часть 1», получившую международное признание. На волне совместного успеха было решено создать новую продюсерскую компанию Kennedy Miller, первым — и самым важным — фильмом которой и стал «Безумный Макс», придуманный Кеннеди и Миллером бессонными ночами в университете. Вместе они и монтировали его — за неимением бюджета это пришлось делать в спальне Кеннеди на самодельном аппарате, который его отец, инженер, собрал специально для них. Кеннеди разбился на вертолете в 33 года во время съемок третьей части «Безумного Макса», пока занимался подбором локаций. После смерти друга Миллер потерял к проекту интерес, доделывал его спустя рукава, занимаясь только экшен-сценами и оставив все остальное соавтору Джорджу Огилви, а позже — учредил премию имени Байрона Кеннеди за выдающиеся достижения в области кинематографа и телевидения. Врачи После дежурного отделения, уже когда «Безумный Макс» был придуман, Миллеру вновь пришлось поработать врачом — на стадии производства им с Кеннеди (см. пункт «Байрон Кеннеди») пришлось собирать деньги, разъезжая на машине скорой помощи. Миллер лечил, Кеннеди водил — и так целых три месяца. Медицинский опыт также пригодился во время съемок фильма: многие эпизоды были экранизацией того, что Миллеру довелось видеть своими глазами. Костюмы (Тина Тернер и ее костюм в «Под куполом грома») Из-за небольшого бюджета костюм из настоящей кожи на площадке достался только Гибсону и его другу Стиву Бисли, который играл Гуся, всем остальным пришлось щеголять в виниле. Существует также многословное объяснение костюма главного героя из второй части, подробно рассказывающее, что стало, например, с рукавом, а также для чего нужна каждая дырка. Также любопытный факт: железный костюм Тины Тернер из «Под куполом грома» весил больше пятидесяти килограмм. Несчастные случаи Несмотря на скромный бюджет, Миллер и компания брали на себя серьезные риски: многие экшен-сцены снимались на реальных скоростях — например, когда спидометр Гуся показывает 180 километров в час — это чистая правда, снятая оператором на велосипеде, привязанном к машине. Странно, что основные несчастные случаи происходили даже не на съемках: главный каскадер Грант Пейдж и Рози Бейли, актриса, которая должна была играть жену Макса, ехали на мотоцикле, пытаясь успеть на съемки, но их подрезали на дороге, и они разбились. Оба переломали ноги: Бейли пришлось заменить на Джоанну Сэмюэль, а Пейджу немножко отдохнуть. Несмотря на это, он все равно исполнил несколько трюков — например, когда «Перехватчик» перепрыгивает через караван в открывающей фильм погоне. Сцена смерти Ночного Ездока снималась три дня, и в ней использовали военную ракету, которая должна была взрываться прямо перед машиной. Пока снималась эта сцена, было уничтожено четырнадцать машин — и каждая катастрофа была снята одним дублем. Это был настолько опасный трюк, что каскадера просили не есть ничего за 12 часов до съемок — на всякий случай, вдруг ему придется отправиться в больницу и делать операцию. Нефтяной кризис (Очередь на американскую бензоколонку в 1973 году) Один из главных источников вдохновения Миллера — знаменитое нефтяное эмбарго 1973 года, когда страны — члены ОПЕК, а также Египет и Сирия заявили, что не будут поставлять нефть странам, поддержавшим Израиль в конфликте с Сирией и Египтом. Речь шла в основном про США и их союзников в Западной Европе, а цена на нефть за год выросла с 3 до 12 долларов за баррель. Миллер в то время начал удивляться, на что способны люди ради того, чтобы заставить свои машины ездить, а его соавтор сценария, журналист Джеймс МакКосланд, вдохновлялся своими воспоминаниями о протестах около бензоколонок, огромных очередях и насилии, на которое шли австралийцы, отчаявшись получить дешевый бензин. «Новая волна» австралийского кинематографа «Безумный Макс» стал возможен, в частности, потому, что в австралийском кинематографе в те годы происходило нечто вроде ренессанса: в начале 1970-х премьер-министр Джон Гортон ввел несколько реформ по поддержке кино и искусства, а его последователь Гоф Уитлэм их поддержал. «Пикник у Висячей скалы» Питера Уира и «Sunday Too Far Away» неплохо прошли на зарубежном рынке, но «золотой век» австралийского кинематографа начался как раз после успешной гастроли «Безумного Макса», поднявшей индустрию на новый уровень международного признания. Во второй и третьей частях франшизы даже встречаются цитаты из Гофа Уитлэма: «We’re going to either crash, or crash through» и «One day, cock of the walk. Next, a feather duster». Новая Зеландия «Безумный Макс» не вышел в Новой Зеландии из-за сцены, в которой Гусь сгорел заживо в своей машине. Она повторяла инцидент с реальной бандой, произошедший незадолго до выхода фильма, поэтому первую часть показали там только в 1983 году — после того как сиквел получил крупнейший международный успех, — и то добавив ему рейтинг «18+». «Парень и его собака» (Кадр из «Парня и его собаки») Еще одно серьезное вдохновение для Джорджа Миллера, которое он сам любит упоминать, — постапокалиптический боевик Л.-К.Джонса 1975 года про то, как в 2024 году после ядерной войны общество раскололось надвое: на радиоактивной поверхности живут одиночки, занятые борьбой за выживание, а под землей — выжившие, среди которых парень и его сверхумная собака, владеющая телепатией. Именно в «Парне и его собаке» Миллер нашел тот постапокалиптический настрой, из-за которого решил перенести действие своей истории в недалекое будущее. Переозвучка В то время, когда «Безумный Макс» выходил в кино, у американской аудитории не было достаточного опыта по части просмотра фильмов с австралийским акцентом. Поэтому картину пришлось переозвучить, чтобы не распугать зрителей и избежать коммерческого провала, — оригинальный голос остался только у Робины Чаффи, певицы из ночного клуба «Шугатаун». Австралийскую звуковую дорожку в Америке впервые услышали только в 2002 году, когда вышло специальное переиздание DVD «Безумного Макса». Прибыль Всего на производство фильма Миллеру и Кеннеди удалось собрать 300 тысяч австралийских долларов, притом 15 из них выплатили в качестве гонорара Мелу Гибсону. После местного, австралийского релиза, взорвавшего публику, «Безумного Макса» продали в Америку, а затем и в мировой прокат, где в результате он собрал больше 100 миллионов долларов, оказавшись, таким образом, фильмом-рекордсменом по наивысшему соотношению прибыли и бюджета. Это звание в Книге рекордов Гиннесса «Макс» удерживал вплоть до 2000 года, пока его не сменила «Ведьма из Блэр». Пес Собаку Макса из второй части звали просто Пес, съемки фильма спасли его от усыпления. Члены съемочной группы приехали в приют за день до того, как Пса должны были усыпить, и выбрали именно его, потому что увидели, что тот играет с камнем как с игрушкой. Более того, Пес принес этот камень и положил под ноги Миллеру, — из чего тот сделал вывод, что собака умная, ее можно обучить трюкам и снять в кино. Псу съемки не очень нравились, а гул моторов и вовсе его пугал, что приводило к неприятным инцидентам на площадке, поэтому для Пса разыскали специальные беруши. После съемок его забрал к себе один из операторов, и «Воин дорог» оказался единственным фильмом в его кинокарьере. Сегодня вы более оптимистичны относительно будущего человечества, чем когда приступали к первому «Безумному Максу»? Или наоборот? В 1970-х оптимизма, мне кажется, было больше, энергия 1960-х тогда еще не выветрилась. Сегодня мир, кажется, стал мрачнее, и надежд на светлое будущее все меньше. Однако я все равно нахожу поводы для оптимизма. Доступ к информации стал более открытым и демократичным, поэтому у нас больше шансов найти среди шума осмысленный сигнал. И технология больше поставлена на служение человеку, чем раньше. С другой стороны, неравенство никуда не делось, и борьба за существование продолжается. Я не верю, что она закончится. Как мало, в сущности, меняется! Сегодня трилогия «Безумный Макс» выглядит уже как классика ретрофутуризма и постапокалиптического дизель-панка. «Хорошая жена, хороший дом… Что еще надо человеку, чтобы встретить старость?» — говорил Абдулла в «Белом солнце пустыни». Примерно с той же идеей, под тем же белым солнцем, но в другой пустыне носится Несмертный Джо, внушительный, изъязвленный болезнями разлагающегося мира человек-хряк в прозрачной кирасе и с мерзкой кислородной маской на пятачке. В Австралии недалекого будущего вслед за бензином кончилась и вода; не исключено, что в результате войн и энергетического кризиса остальной мир тоже превратился в Австралию. Макс Рокатански (Том Харди), бывший гаишник, потерявший семью и с тех пор странствующий по пустыне, попадает в плен к одному из неофеодальных племен. Его вождь по имени Несмертный Джо (от конца света пострадала и грамматика), безнадежно больной, но бодрый старик в страшных доспехах и маске, содержит гарем из моделей и руководит армией молодых альбиносов, которые не дорожат жизнью, поскольку собираются в Вальхаллу. Из Макса начинают выкачивать его ценную высокооктановую кровь, но в этот момент происходит мятеж: военачальница по имени Фуриоза (Шарлиз Терон без руки и со стриженой головой, угрожающе перемазанной машинным маслом) угоняет боевую фуру с топливом, прихватив 5 наложниц Джо. Тот отправляется в погоню вместе со всей своей бандой. Макса берут с собой в качестве дорожной аптечки. И вот 70-летний режиссер, вроде бы давно посвятивший себя поросятам в городе и танцующим пингвинам, возвращается в пустыню с сумасшедшим бюджетом и 3D-технологиями — и вдруг делает все то же самое, только в десять раз круче. Первые несколько минут «Дороги ярости» — герой поедает двухголовую ящерку, а потом бубнит что-то про живых и мертвых на фоне живописных видений — настраивают на пессимистический лад: кажется, сейчас вынесут очередной напомаженный труп, который на языке маркетологов называется «перезагрузкой». Два часа спустя тебя самого выносят из кинотеатра. Выясняется, что раздражающие приметы современного блокбастера, торжество формы при ничтожности содержания, в случае «Макса» работают исключительно на благо фильма. Его форма и есть его содержание. Конечно, тут имеется необходимый идеологический каркас: политическое высказывание, уклон в феминизм, ситуации морального выбора и так далее, но все это довольно смехотворно. «Дорога ярости» — аттракцион в чистом виде, грандиозная финальная гонка из второго «Макса», издание расширенное, улучшенное и дополненное. Миллер, обычный крепкий режиссер, является безусловным гением в одной узкой области — хореографии автомобильных погонь. И принимает самое логичное решение в такой ситуации: снять картину, где кроме невероятной, фантастической, лучшей на свете автомобильной погони нет вообще ничего. Несмотря на отдельные нарисованные эффекты — в первую очередь песчаную бурю, — фильм в основном выглядит (и является) рукотворным: никакие компьютеры и зеленые экраны не способны передать эту сумасшедшую энергию живого движения. «Дорога ярости» без остановки скрежещет металлом, полыхает огнем и гудит саундтреком голландского коммерческого электронщика Junkie XL, который теперь смело может переименовываться в XXL. Во всех «Максах» самое интересное — рассматривать злодеев и их средства передвижения, и здесь Миллер тоже превзошел самого себя: кажется, что за героями гонится батальон, укомплектованный участниками группы Rammstein, есть даже натуральный гитарист. «Дорога» передает пару коротких приветов предыдущим фильмам, но этот сериал, подобно, скажем, «долларовой трилогии» Серджо Леоне, можно начинать смотреть с любого места. Миллер не выстраивает эпопею, а снимает разные вариации одного и того же мифа об одиноком десперадо, приходящем к людям из ниоткуда и уходящем в никуда; неслучайно вплоть до финала Макс тут остается человеком без имени. Именно поэтому замена Мела Гибсона на Тома Харди прошла столь безболезненно: это история о типажах, а не о личностях. Так, по примеру опять же трилогии Леоне во втором и третьем «Максе» один актер играл разных персонажей, и Хью Кейс-Берн, который сейчас изображает Несмертного Джо — правда, одними глазами, — 36 лет назад был байкером Пальцерезом (от которого остались одни глаза). А младенец-сын в воспоминаниях Макса превратился в подросшую девочку — какая разница. Харди традиционно хорош, выжимая максимум из практически ненаписанной роли, но, вообще говоря, на этом месте мог бы быть, к примеру, и Ван Дамм периода расцвета — тем более что в «Дороге» первую скрипку играет не Макс, а героиня Шарлиз Терон. По своей сути, несмотря на звезд и рассеянные над барханами миллионы долларов, это по-прежнему кино категории «Б» — дикое, глупое, кровавое, извращенное, ужасно смешное и весь гуманистический пафос в итоге сводящее к формуле «умри ты сегодня, а я завтра». Миллер не только не стесняется своих корней, он находит в них эликсир вечной молодости, источник бесперебойного питания, которому не страшен никакой энергетический кризис. Жестокость, фантазия и эротизм — координаты, заданные двумя первыми каннскими участниками, итальянцем Гарроне и австралийцем Миллером, — могут оказаться ложными обещаниями. Однако пока очевидно, что за фестивалем, который начинается так, хочется следить с удвоенным интересом. filmstarts.de, seance.ru, wikipedia.org, festival-cannes.fr, stern.de, gala.de, theguardian.com, vogue.ua, spletnik.ru, glamour.ru, ivona.bigmir.net, lenta.ru, korrespondent.net, ru.rfi.fr, kommersant.ru, kinopressa.ru   Греческий режиссер мало того, что отличается весьма депрессивным взглядом на будущее цивилизации, не оставляя в своих фильмах ей никакого выхода. Согласно его концепции, человечество само себя уничтожит, благодаря лицемерию, культурному гнету, подавлению любых проявлений спонтанности, естественности и сексуальности. Согласно Лантимосу, люди сами стремятся к тоталитаризму, и, в конечном итоге, к полному самоуничтожению. При этом количество желчи и сарказма на единицу экранного времени зашкаливает, и фильм незаметно превращается в пародию на великие образцы, созданные Кубриком или Гиллиамом, отчего выглядит несколько ученическим. Сюжет, лихо закрученный в первой части картины, связанной с отелем, во второй — лесной и романтической, разваливается и становится унылым и предсказуемым, если не сказать, натянутым. Правда, радует открытый, хоть и зловещий финал. Лантимос все же оставляет человечеству лазейку в виде индивидуального протеста. Но Лантимос преодолевает это проклятие, прорываясь к любви через парадокс. Главное достоинство формалистичного и экспериментального «Лобстера» — в его колоссальном эмоциональном воздействии, которое многократно сильнее интеллектуального. Тут поневоле вспоминаешь и о Вуди Аллене: какое все-таки счастье, что человек в своей основе иррационален. Журналисты в Канне освистали фильм Гаса Ван Сента «Море деревьев», реж. Гас Ван Сэнт (США) Конкурсная программа К такому приему любимец критики и каннский лауреат Гас Ван Сент не привык: посмотрев "Море деревьев", набитый журналистами зал дружно букал, яростно демонстрируя свое недовольство. Этот конкурсный фильм действительно выламывается из всех представлений о создателе "Слона", "Умницы Уилла Хантинга" и "Моего личного штата Айдахо". Он слишком сентиментален, а насилием над слезными железами зрителей слишком напоминает "мыльную оперу". Он явно ориентирован на коммерческий прокат, что было бы понятно после провала предыдущей картины "Земля обетованная", - но, думаю, и на такого рода успех шансы фильма довольно сомнительны. Гас Ван Сент не скрывает, что идея заинтересовала его своей экзотичностью: огромный лес Окигахара близ горы Фудзи в Японии славится как мекка самоубийц. Сюда стягиваются со всей планеты те, кто решили свести счеты с жизнью. Умереть здесь - это красиво: море деревьев колышется в воздушном океане. И вот мы встретим Артура Бреннана в момент, когда после ряда жестоких ударов судьбы его неудержимо потянуло к этой живописной пропасти. И он в нее войдет, но в последний миг встретит товарища по несчастью - японца Такуми Макамару, и с этого момента в фильме пойдет другая драма - драма выживания. В пространных флэшбеках мы увидим предысторию случившегося: пойдет история утраты Артуром любимой, но сильно пьющей жены Джоан. От перепоя она заболела, а то, как погибла, лучше не сообщать, чтобы не украсть один из сюжетных козырей фильма. "Море Деревьев" Гаса Ван Сента с Мэттью Макконахи Здесь напрягает прежде всего перегруз: такие истории не в кино снимают, а пересказывают жутким шепотом, фантазируя все новые душераздирающие подробности. К тому же Наоми Уоттс так неумело держит бутылку, что поверить в хронические запои этого прелестного существа немыслимо. Да и экскурсия в нормальный лес слишком смахивает на фильм ужасов, сделанный дебютантом этого жанра. И рыдательные скрипки с самого начала обещают нечто ужасающее, задолгио до финала раскрывая все карты. Сюрпризы фильма сыплются как рис из мешка, но почему-то каждую непредсказуемость знаешь за полчаса до ее свершения. И единственное впечатляющее, после массачусетских пейзажей, изобразивших японский лес, - это Мэттью Макконахи в роли несостоявшегося самоубийцы. Это его первый масштабный выход в люди после подвижнической роли в "Далласском клубе покупателей", и он снова работает на грани подвига - большой актер, готовый умереть даже в телефонной книге. Мэттью Макконахи, исполнитель главной роли в фильме "Море деревьев": "Море деревьев" - это для меня чисто интуитивный выбор. Я только что снялся в " Интерстелларе", который был "путешествием отсюда", а теперь мне предлагали совершить путешествие в глубь самого себя. Кроме того, я только что завершил очень шумную кампанию, связанную с фильмом "Далласский клуб покупателей", и теперь хотел побыть наедине с собой - вот в таком лесу. Хотелось подумать в тишине, и тут появилась возможность все это осуществить - сценарий "Моря деревьев". Если бегло прочитать синопсис - "Ага, это про самоубийц!". А я отвечу: нет, это об утверждении жизни. Я абсолютно придерживаюсь тех же убеждений: надо жить несмотря ни на что! Это жизнеутверждающая история, которая отвечает на многие мучающие людей вопросы духовного свойства. Для кого-то они связаны с Богом. Для кого-то - с вечным возрождением. При этом картина получилась не тяжеловесной и назидательной - она поэтична. И кто такой этот Такуми, встреченный моим героем Артуром в последний миг его жизни, - это душа Артура? Или душа погибшей Джоан? И существует ли этот лес в реальности? Это библейская история с огнем и потопом, кровавыми ранами и смертью. И только пройдя через все это, пережив акт самоуничтожения, мой герой понимает, что хочет жить". В принципе Гас Ван Сент с чутьем тонкого художника увидел в этой истории об ослепляющем человеческом отчаянии возможность напомнить о ценности нашей единственной, несмотря ни на что, жизни. В длинных диалогах и монологах двух робинзонов заложены зерна споров убежденного атеизма с верой в абсолютность существования наших душ. В сюжете есть столкновение идей и цивилизаций друг с другом и с дикой природой - смычка должна родить истину. Но сценарист Крис Спарлинг, мне кажется, просто не решил, что за жанр он пишет, - философскую притчу, ужастик или без меры сентиментальное телевизионное "мыло". Не определив правила игры, он обнажил, сделал видимыми все ее расчеты и "скрепы", весь кинематографический картон - фильму не веришь от начала до конца, и хотя актеры все до одного безупречны, в самом ходе повествования есть привкус любительщины. Трудно с ходу определить, что с «Морем деревьев» не так: штатный критик Variety, например, утверждает, что туда удалось впихнуть сразу несколько скверных фильмов. В первый раз настораживаешься, услышав мелодраматическую закадровую музыку. Такую писали для сериалов в ту допотопную пору, когда смотрели их исключительно домохозяйки (никого не желаю обидеть: это идеальная аудитория нынешнего Ван Сэнта). Режиссер, последние лет тридцать завороженный темой смерти, ступает на знакомую почву, оказавшись в сумрачном лесу. Там оказывается настолько живописно, что сразу чувствуешь легкую фальшь. И точно: как выясняется, снималось все в Массачусетсе, поскольку японцы не пустили съемочную группу к настоящему месту воображаемых событий. Дальше сюжет останавливается. Вместо него начинается не та чистая метафизика, которой Ван Сэнт мастерски упивался в этапных фильмах схожего содержания — «Джерри» или «Последних днях», а мистически-выспренние банальности в духе позднего М.Найта Шьямалана. Становится ясно, что подозрительно англоговорящий японец непременно окажется призраком, реинкарнацией жены или вовсе цветком орхидеи. Затуманенный взгляд МакКонахи, уныло балансирующего между депрессией и нервным срывом (что заставляет его падать с каждой скалы и непременно при этом что-нибудь протыкать и ломать), довершает картину. По плану полагается растроганно плакать, а ты сидишь в зале и тупо ржешь. Впрочем, история Канна не знает случая, когда провал в пресс-зале продолжился бы таким же буканьем на официальной премьере, куда смокинговый люд приходит чествовать героев дня и порадоваться вместе с ними. Так что в субботу вечером наверняка будет стоячая овация, и режиссер, получив свою долю фестивальных почестей, уедет в уверенности, что журналисты ничего не понимают в кино. Но в прессе уже назвали "Море деревьев" худшим из фильмов Гаса Ван Сента. «Дневник Умимати» (Our Little Sister), Хирокадзу Коре-Эда Конкурсная программа "Ан" японского режиссера Наоми Кавасе. Дораяки - это такие бисквитные лепешки-финтифлюшки, которые так хорошо умеет выпекать кондитер Сентаро. Единственное, что ему не удается, - это бобовый крем для них под названием "Ан". "Ан" - вот так, без затей, называется и фильм японки Наоми Кавасе, открывший вторую по значению каннскую программу "Особый взгляд". Важную роль в философии этого фильма играет цветущая сакура: для японцев, объясняет Кавасе, это очарование напоминает о смерти. Однажды цвет облетит - и земной круг завершится. Поэтому, любуясь сакурой, японец думает о ценности жизни и о бренности всего сущего. Коре-Эда — любимчик каннских отборщиков, на сей раз снял фильм по мотивам комикса, о том, как 15-летняя девочка впервые встречает на похоронах отца своих взрослых сводных сестер, и бросив родные места переезжает к ним жить. Папа все эти годы не навещал старую семью, где еще раньше с горя умерла его первая жена, мама девочек, и три сестры, вполне успешные материально, но с проблемами в личной жизни, увидав прелестную Судзу тут же решают, что им вот как раз не хватает новой родственницы, которая к тому же все последние годы ухаживала за престарелым родителем. Фильм подробно и обстоятельно рассказывает о том, как все четверо обретают, как писали в старых аннотациях «простое человеческое счастье». «Дневник Умимати» (Our Little Sister), Хирокадзу Коре-Эда Наблюдая эту идиллию в течение двух с лишним часов, при том, что основная история рассказана в первые двадцать минут, у неопытного зрителя может сложиться впечатление, что мы, европейцы, с японцами живем в параллельных вселенных. Если вылить на экран полторы тонны неразбавленного меда — как раз получится «Наша маленькая сестричка», в которой не то что отрицательных персонажей нет, а буквально ни единой негативной эмоции не наблюдается. Откуда в Японии берутся такие люди, недоуменным вопросом задается публика, которой стоит объяснить одну важную вещь. На позапрошлом Каннском фестивале у того же автора был еще более странный фильм: про родителей, которые меняются подращенными детьми, потому что их перепутали во младенчестве в роддоме. И то, как вели себя герои, также у большинства вызывало, мягко говоря, оторопь. Ничего подобного в европейской цивилизации представить невозможно: отдавая навсегда в чужую семью любимых детей, японцы только кланялись, улыбались и в самом крайнем случае хмурили брови. Многим кажется, что эта киношная патока, все эти сопли в сахаре — отголоски и дань мощнейшей анимационной индустрии, а перебор с сентиментальностью — чисто японское, традиционное качество. Дескать, на него и клюют отборщики конкурсной программы. Но, как выясняется, в Стране Восходящего солнца за всеобщей вежливостью, сдержанностью и прекраснодушием скрывается довольно сильное внутреннее напряжение, которое несколькими штрихами все-таки Коре-Эда подчеркивает. И прежде чем милейшие внешне (и внутренне) девочки со страниц манги сольются в родственном экстазе, старшая и младшая сестрички пойдут в укромное место на вершине холма, и проорут оттуда своим супервежливым соседям: «Мой папа — идиот! Моя мама — стерва!» Фабула картины «Дневник Умимати» проста: старушка Току постучится в кондитерскую и попросит дать ей работу: она умеет делать вкусный крем. Деловитый Сентаро не видит в том резона, но, отведав ее крема, смягчится. Току делает такой чудесный крем, что у кондитерской выстроятся очереди. Но руки у нее не только умелые, но и исковерканные странной болезнью. Говорят даже, что ее обследовали на предмет проказы. И перед Сентаро встанет выбор: предать свою новую дружбу или рискнуть бизнесом. Чисто санитарные мотивы остаются за кадром - они не входят в художественную задачу фильма. Так что верность принципам гуманизма восторжествует, а как там сложатся судьбы покупателей, отведавших такого крема, в данном случае автора не интересует. Важнее - моменты тихого молчания, слияния с природой, любования тем, как разгорается и как угасает ее мудрая красота. Именно этому учит своих новых друзей старушка Току, именно об этой простой премудрости, об умении ценить каждое проявление жизни снята картина. Пронизанный грустной нежностью образ Току навеяла режиссеру память об ушедшей три года назад матери. Фильмом Кавасе, созерцательным и приверженным простым человеческим ценностям, фестиваль словно бы сигнализирует, что он тоже приветствует гуманизм и хотел бы его торжества на экранах. Вместе с назидательной историей о трудных подростках "С высоко поднятой головой" француженки Эманюэль Берко и другим японским фильмом "Наша маленькая сестричка" Хирокадзу Корээда (он в главном конкурсе) "Ан" Кавасе образует в каннском репертуаре заметную струю старомодной сентиментальности. Лучшая на сегодня картина Лантимоса - еще одна убийственная метафора человеческого отчуждения, невозможности любви в регламентирующем ее обществе. Под пристальным вниманием «моральных авторитетов» любовь превратилась в товар, в фейк, в обязаловку, в инструмент, позволяющий держать людей в стойле. И осталась тем, чем была, — просто когда встречаются два человека. И это само по себе настолько серьезный, драматичный, тяжелый и печальный опыт, что пусть весь мир сдохнет и отдохнет. filmstarts.de, seance.ru, wikipedia.org, festival-cannes.fr, stern.de, gala.de, theguardian.com, vogue.ua, rg.ru, kp.ru, afisha.ru, spletnik.ru, glamour.ru, ivona.bigmir.net, lenta.ru, korrespondent.net, ru.rfi.fr, kommersant.ru, kinopressa.ru, Последний раз редактировалось djuka, 18.05.2015 в 18:15.   Хэйнс экранизировал неизвестный роман знаменитой детективщицы Патриции Хайсмит(«Талантливый мистер Рипли»), опубликованный ею под псевдонимом. В нем нет криминала, если не считать таковым любовь двух женщин — роскошной, зрелой буржуазной блондинки Кэрол (еще одна исключительная роль Кейт Бланшетт) и до поры до времени незаметной юной работницы универмага Терезы ( Как Тельма и Луиза чуть позже, девушки со всей чинностью 1950-х срываются на автомобиле с места в карьер — подальше от всех надоевших, недалеких, ненужных мужчин. Муж, собирающийся отнять у Кэрол ребенка, пускает по их следам детектива, но это лишь внешняя канва повествования, сосредоточенного на тончайшей драматургии взглядов и прикосновений. Чувства, владеющие героинями, кажется, доставляют им не столько радость, сколько боль. Их прекрасные лица выражают стоическое терпение, на которое точно не способны мужчины. Уйти от этой боли нельзя, даже если захочется, с ней придется жить до конца. Лишенный всякого социального послания фильм Хейнса — глубокое исследование мучительной материи любви, не разбирающей ни пола, ни возраста, ни положения в обществе. «Кэрол» заканчивается неожиданным хэппи-эндом, сопровожденным драматической музыкой Картера Бервилла. Но этот хэппи-энд рвет душу сильнее самой трагической развязки. По таинственному принципу сохранения энергии «Кэрол» Тодда Хейнса оказалась картиной, значительно превосходящей все предыдущие работы этого одаренного автора, которого, впрочем, до сих пор никто не рисковал считать по-настоящему масштабным талантом. Теперь посчитают, можно не сомневаться. На сегодняшний день (половина фестиваля позади) это самый убедительный претендент на «Золотую пальмовую ветвь». Коэны точно оценят качество режиссуры и актерской игры, к тому же музыку к «Кэрол» писал их постоянный композитор, автор самых сдержанных и тактичных саундтреков в истории американского кино Картер Беруэлл. Правда, награждению может воспрепятствовать тот факт, что совсем недавно другой американец уже отдал высший каннский приз новаторской картине о лесбийской любви (Стивен Спилберг — «Жизнь Адель»). Повторяться до такой степени будет странно, хотя вместе с тем логично. «Кэрол» — американский кинороман о взаимном притяжении двух женщин, практически ответ «Жизни Адель». Там была французская страсть, необузданность, обнаженная эмоция; здесь нью-йоркский зимний сплин, неудовлетворенность и меланхолия. И ничуть не меньше магии. «Кэрол» поставлена по второму роману Патриции Хайсмит «Цена соли», который был опубликован в 1952-м под псевдонимом Клэр Морган. Книга знаменита как первый текст о сексуальных взаимоотношениях двух женщин, который завершается не наказанием героинь, а вполне благополучным (хотя в контексте сюжета несколько неожиданным) разрешением интриги. Кинематограф — как искусство значительно более массовое и затратное, чем литература, — шел к экранизации этой вещи долгие десятилетия. Сам Хейнс объясняет свой интерес к ней необычно: дескать, тема всех романов Хайсмит — преступления, а это единственный, в котором преступлением становится любовь как таковая. Окончательную форму проект приобрел, когда к нему — без раздумий — присоединилась Кейт Бланшетт, уже работавшая с Хейнсом в рискованном фильме «Меня там нет» в роли Боба Дилана, а раньше сыгравшая в другой нашумевшей экранизации прозы Хайсмит — «Талантливом мистере Рипли». Она и есть Кэрол — богатая скучающая домохозяйка, которая влюбляется в продавщицу крупного манхэттенского универмага Терезу; эту роль с неменьшим блеском исполнила Руни Мара. Раньше у нее была как минимум одна работа исключительной силы — финчеровская «Девушка с татуировкой дракона», а дважды лауреатка «Оскара» Бланшетт может насчитать с десяток картин, обеспечивших ей место в новейшей истории кино. Тем не менее в «Кэрол» обе вытворяют что-то невероятное (речь не об эротических сценах — таковая есть, но всего одна, снятая и сыгранная с редкой деликатностью и правдоподобием). Бланшетт буквально излучает силу и свет, как ее же Галадриэль во «Властелине Колец», только на сей раз без привлечения спецэффектов. Ее перевоплощения, иногда созданные одним мельчайшим штрихом — опущенным уголком губ, быстрым взглядом в сторону, невольным жестом затянутой в перчатку руки, — позволяют почувствовать уязвимость и ранимость хорошо нам знакомой Снежной королевы; рядом с этим, ей-богу, даже алленовская «Жасмин» кажется грубоватым гротеском. Мара, напротив, играет здесь наблюдательницу, которая боится действовать — недаром ее героиня мечтает стать фотографом — и колеблется на каждом шагу. По сути, перед нами редкая и невероятно трудная история любви двух интровертов. Мы до конца и не уверены в том, любовь ли они испытывают вообще или все-таки что-то другое. Именно в этом саспенс: ведь «Кэрол» еще и триллер, который смотрится на едином дыхании. Поражает, как много уместил Хейнс в, казалось бы, довольно точную по отношению к первоисточнику экранизацию. Детали эпохи переданы настолько скрупулезно, что декораторы «Безумцев» покраснеют, но ни малейшего фетишизма в этом нет — каждый предмет функционален, необходим для развития действия. Дух кинематографа 1950-х уловлен безупречно, но, в отличие от роскошной мелодрамы того же Хейнса «Вдали от рая», язык не повернется назвать «Кэрол» стилизацией. И социальная комедия сюда тоже поместилась, но она не перетягивает на себя внимание, как это сделано в прекрасном сериале режиссера «Милдред Пирс». Наверное, можно разглядеть здесь и правозащитную идею, но, по счастью, «Кэрол» не нравоучительно-плоская «Игра в имитацию»: сопереживать героиням будет любой человек, способный испытывать эмоции, вне зависимости от своего отношения к вопросам сексуальной эмансипации. Самое важное здесь не нравы, а чувства, эволюцию которых каким-то немыслимым образом ухитряется передать в движениях камеры Эдвард Лакман, оператор экстра-класса, сочетающий сотрудничество с Хейнсом и Ульрихом Зайдлем. Наверное, можно сказать, что «Кэрол» — фильм о высшей свободе выбора в самой важной области, области чувств: в этом он похож, как ни странно, на «Даму с собачкой» Чехова. А вместе с тем образец кинематографической свободы, которая неразрывно связана с внутренней дисциплиной. Кроме того, разумеется, «Кэрол» о том, что единственная надежда человечества на сносное будущее (пусть ретроантураж никого не обманет, фильм стопроцентно современен) — женщины. В этом отчаянные домохозяйки 1950-х неожиданно солидарны с амазонками будущего, колесящими в эти дни по экранам всего мира — от Канн до Москвы. "Моя мать", реж. Нанни Моретти конкурс Итальянский фильм "Mia madre"/ "Моя мать" - можно было нежно переименовать: "Моя мама". Это отвечало бы стилю и смыслу нового фильма Нанни Моретти, премьера которого с огромным успехом прошла в конкурсе Каннского фестиваля. Впервые после давнего фильма "Комната сына" Моретти возвращается к теме собственных семейных переживаний. Смерть матери, известного педагога по латинской культуре и языку, настигла мастера в момент съемок комедии "У нас есть папа". И тогда он решил, не ковыряясь в ранах, спокойно и с достоинством рассказать об этом неизбежном в жизни каждого моменте. Получился фильм, который обладает редким для современного кино качеством: он доставляет удовольствие. Долгие аплодисменты зала подтвердили: Моретти снова сделал картину, по праву претендующую на Золотую пальмовую ветвь. В центре сюжета - кинорежиссер Маргерита, снимающая социальную драму о бунтующих рабочих. Фабрика куплена неким американцем, и рабочие устраивают стачки, отстаивают свои права. Но мысли Маргериты далеко: дома умирает мать, и призрак неизбежно подступающего горя висит над всем происходящим. Моретти не хочет травмировать зрителей тягостностью этих ожиданий и находит редкостно точный баланс контрастных красок - в фильме трагическое идет рядом с комичным, нелепым, мелочным и вздорным, много очень смешных эпизодов, леденящее дыхание смерти постоянно перебивается грохотом всепобеждающей жизни. Профессия героини особенно благоприятна для таких контрастов: любой режиссер созидает в своем фильме некую параллельную реальность, а кто бы знал, из какого сора растет кино! Так процесс съемок фильма становится вторым важным сюжетом картины Моретти, второй отразившейся в ней жизнью. Из Америки прилетает исполнитель роли дельца-фабриканта, звездун второго ряда Барри Хаггинс - в этой роли замечателен Джон Туртурро. Этот Хаггинс плох в итальянском и вечно перевирает свои реплики, но бравирует знакомством с фильмами Феллини и личной дружбой с Кубриком - автор "Доктора Стрейнджлава" все мечтал его снимать, но у Хаггинса все не было времени. Моретти в этих сценах киносъемок оттягивается по полной: фильм изобилует казусами, балансирующими на грани эксцентрической комедии. Но все сделано с безошибочным чувством меры, и смех нигде не возникает только из-за уморительного трюка - все проистекает из характеров и трагикомических обстоятельств, знакомых любому "демиургу" от искусства, в любых условиях существующему под девизом "Смейся, паяц!" Смех и в жизни идет рядом со слезами, он сообщает фильму то полнокровное и многослойное человеческое измерение, которое было принадлежностью "золотого века" кинематографа и которое сегодня в таком дефиците. Моретти не хочет "садизма" по отношению к зрителю - а прежде всего по отношению к самому себе. Не хочет, чтобы кино травмировало - хочет, чтобы лечило душевные раны. Понимает "старомодность" таких порывов: образ матери, умно и тактично созданный театральной актрисой Джулией Лаззарини, для него - образ уходящей в прошлое цивилизации, для которой еще имели значение древние ценности латинской культуры. Образ умирающего великого кинематографа эпохи Феллини и Антониони, отзвуки которого еще слышны на римских улицах. Нанни Моретти: "Смерть матери приходится пережить каждому - это важный момент в нашей жизни. Моя мать ушла, когда я снимал фильм "У нас есть папа". И я решил, без садизма, но показать этот этап человеческой жизни в кино. Почему я опять не сыграл самого себя? Да нет, я никогда не стремился играть главные роли в своих фильмах. Последний раз это случилось уже давно, и этого было достаточно. Интереснее переадресовать определенные черты моей "мужской профессии" женскому характеру, посмотреть, как героиня Маргериты Буй управляется на съемочной площадке, как ей удается командовать большими массами людей и при этом проживать собственную жизнь. С Маргеритой Буй я делаю третий фильм. Она практически выносит всю работу на своих плечах: все 70 дней съемок она была на площадке. И я рад, что зритель никогда не знает, где здесь игра, а где - реальные переживания. И еще я рад, что не без удовольствия сублимировал в фильме свои режиссерские неврозы. Так что разумеется, в героине картины очень много от моих личных черт и качеств. Хотя фильм, который снимает Маргерита по ходу действия, совсем уже не мой: социальная драма о бунтующих рабочих. Он кажется нетипичным и для "женского кино", и мне показалось занятным поручить такой "фильм в фильме" именно режиссеру-женщине: он очень далек от ее личных обстоятельств, и Маргерита существует как бы в двух реальностях одновременно, ее мысли всегда где-то далеко. И по ходу дела ей все труднее контролировать и события на съемочной площадке, и свою собственную жизнь". В прессе и кулуарах много толков о новой политике Каннского фестиваля - в ее, так сказать, гендерном аспекте. Дело в том, что три года назад феминистки учинили здесь форменный бунт, заявив, что фестиваль занимается дискриминацией по половому признаку: в программах почти нет режиссеров-женщин, а в жюри их берут исключительно для украшения. Администрация тогда активно оборонялась, резонно напоминая, что если женщина вдруг сделает выдающийся фильм, он непременно попадет в программы Канна совершенно независимо от того, какого пола режиссер. Как это было, например, с Джейн Кэмпион, ставшей первой женщиной, завоевавшей Золотую пальмовую ветвь. И все же выводы были сделаны. Теперь фестиваль откровенно перестраховывается, демонстративно открывшись весьма заурядным фильмом " С высоко поднятой головой" Эмманюэль Берко. В жюри большую часть составляют женщины, причем не всегда имеющие перед кино серьезные заслуги. Жюри "Особого взгляда" возглавила Изабелла Росселлини. Почетную Золотую пальмовую ветвь вручат французской легенде, зачинательнице "новой волны" Аньес Варда. А в четверг открылись многосерийные слушания, посвященные теме "Женщины в кино", которые привлекли массу заинтересованных лиц. И первое объяснение "дискриминации" дала та же Изабелла Росселлини. Оно оказалось вполне естественным: "Я думаю, что огромное множество женщин просто по определению не могут быть кинорежиссерами, потому что у них дети, о которых нужно заботиться". Изабелла Росселлини, посвятившая важную часть своего творчества наблюдению над сексуальной жизнью животных, хорошо знает, о чем она говорит: "В Голливуде вы должны проводить обеды с деловым партнером, а вовсе не сидеть с ребенком". Согласно приведенным на слушаниях данным Американского союза борьбы за гражданские права, число женщин-режиссеров, снявших в Голливуде сколько-нибудь успешные фильмы, в этом году снизилось на 2%. В Европе положение чуть лучше, но все равно в индустрии почти безраздельно доминируют мужчины. И о каком равенстве может идти речь, если в нынешнем конкурсе из 19 фильмов только два сняты женщинами! Впрочем, режиссер фильма-открытия Эмманюэль Берко опровергла все обвинения в притеснении женщин как надуманные. "У нас во Франции женщины уже более полувека снимают кино на равных. Все развивается в правильном направлении, и мы не можем сказать, что испытываем какие-либо страдания от дискриминации. Не думаю, что мой фильм был выбран для открытия фестиваля только потому, что его режиссер - женщина!". "Это вопрос культуры, и он требует иного отношения от каждого из нас", - подчеркнула Изабелла Росселлини, дав понять, что заявленную проблему вряд ли удастся когда-нибудь решить. Российский павильон в Каннах : российские продюсеры высказались против закона о "налоге на интернет" Ни в официальном конкурсе 68-го Каннскогофестиваля, ни в побочном - "Особый взгляд" - нет русских фильмов. Но, вопреки апокалиптическим воплям наблюдателей, в этом нет никакого ЧП: в главном конкурсе отсутствуют также Германия, Испания, Бразилия - тоже великие кинематографические державы. Устоят, однако. Будут наращивать мускулы, снимать хорошие фильмы, готовиться к новым марафонам. Нарастающие мускулы продемонстрирует на Каннском фестивале российский павильон, где уже восьмой год подряд регулярно предстает перед болельщиками завтрашний день нашего кино. Его планы и проекты, его фильмы - уже запущенные или только еще задуманные. В этом павильоне русское кино напоминает себе и другим, что, вопреки прогнозам, оно живо, в нем бродят интересные идеи, и уже появились новые генерации, на которые вся надежда. В Российском павильоне состоится презентация очередного Московского международного кинофестиваля, который в июне пройдет в 37-й раз. Его программу представят генеральный продюсер Леонид Верещагин, программный директор Кирилл Разлогов и PR-директор Петр Шепотинник. Вновь заявит о себе молодое кино России: работы студентов Александра Сокурова из Кабардино-Балкарского университета будут показаны в очередном выпуске ежегодного альманаха короткометражных фильмов Global Russian. Важный момент: РОСКИНО наконец объединяет свои усилия с Фондом кино, и на Каннском кинорынке откроется общий стенд этих двух родственных по задачам организаций. В Российском павильоне, работающем в рамках Каннского кинорынка, прошла международная конференция по проблемам копродукции - "Новые перспективы, новые партнеры". Ее главным событием стало заявление, сделанное от имени Гильдии продюсеров и Ассоциации кино- и телепродюсеров РФ. (Владислав Ряшин: Мы очень надеемся, что благодаря общественному вниманию эта глупость не пройдет. Фото: Российский павильон в Канне) Cкрытый текст -   Оба эти ведущие объединения российских продюсеров заявили решительный протест в связи с предложенным законопроектом о глобальной лицензии в сети интернет. Как охарактеризовал его председатель Совета директоров и основатель группы компаний Star Media Владислав Ряшин, это фактически "идея создания коммунизма в интернете". "Это традиционное для России желание все отобрать и поделить" - уточнил аналогию вице-президент Ассоциации кинотелепродюсеров Сергей Сельянов. - По новой концепции, любой карманник имеет полное право на ваш кошелек. А пострадавшие должны обратиться в водопроводную или нефтяную компанию, чтобы она компенсировала потерю. Странно звучит, но это так: по новому законопроекту, все могут пользоваться вашими правами в сети как угодно, и компенсировать потери должны операторы связи. А для обеспечения этих денежных потоков с каждого пользователя предлагается брать налог - независимо от того, смотрит он в интернете фильмы или нет. Ясно, что это, в сущности, разрушение рынка. Того самого, который в России пока развивается очень успешно, и мы хотели бы сами управлять результатами своего труда - так, как это положено в обществе предпринимательском, а не коммунистическом". "Инициатива этого закона принадлежит Российскому союзу правообладателей, - продолжил мысль Владислав Ряшин. - Однажды его идея сбора налогов с копировальной техники уже благополучно прошла, и теперь мы видим, какая интенсивная работа ведется по продавливанию этой новой идеи. При этом к обсуждению будущего закона не привлекается никто из киноиндустрии. Нас никто не приглашает, нашего мнения никто не спрашивает. Вчера мы рассказали об этой новости оскаровскому лауреату, знаменитому актеру, режиссеру и продюсеру Владимиру Меньшову - даже он об этом ничего не знал. Формально проект этого закона размещен для общественного обсуждения в интернете - но когда наши юристы попытались представить там мнение продюсеров, это оказалось невозможным: сайт заблокировался. Но при этом там уже зафиксировано огромное количество голосов - "за". Все это звучит абсолютно невероятно, но это происходит, и мы видим, что эти ребята серьезно настроены. Мы решили использовать для этого заявления Российский павильон Каннского фестиваля, потому что здесь пресса, а те, кто продвигают этот закон, как видите, его не слишком афишируют. Мы очень надеемся, что благодаря общественному вниманию эта глупость не пройдет". Ведущая конференцию глава Роскино и руководитель Российского павильона Екатерина Мцитуридзе пригласила международных кинодеятелей высказаться по этому вопросу, подчеркнув, что она квалифицирует это обсуждение как официальное заявление кинематографистов. В многочисленных выступлениях продюсеров из Германии, Франции, США и Израиля звучала одна мысль: идея законопроекта противоречит всем международным нормам, она ставит под сомнение идею любого сотрудничества в области копродукции и серьезно угрожает кинопроизводству в самой России. filmstarts.de, seance.ru, wikipedia.org, festival-cannes.fr, stern.de, gala.de, theguardian.com, vogue.ua, rg.ru, kp.ru, afisha.ru, spletnik.ru, glamour.ru, ivona.bigmir.net, lenta.ru, korrespondent.net, ru.rfi.fr, kommersant.ru, kinopressa.ru   О Сначала о грустном. Канны — то самое место, где даже в самую прекрасную погоду, невзирая на лазурное море у ваших ног, любой нормальный человек рискует расстаться с Радостью. Дело даже не в фрустрации от беспрерывных показов и отнимающих последние силы очередей в кинозалы. Сами фильмы полны экзистенциальной тоски, аутентичной безысходности, дистиллированной скуки — и хорошо еще, если при этом талантливы. Скромных художественных достоинств, похожая на многие независимые фильмы сразу семейная драма Йоахима Триера "Громче, чем бомбы" справедливо утверждает, что мелкие потрясения на личном фронте - все эти банальные супружеские измены, ложь и незаметные повседневные предательства - бьют по людям сильнее, чем бомбы, взрывающиеся "где-то там", в горячих точках, откуда не вылезает героиня Изабель Юппер (прямо скажем, не очень убедительная в роли фронтового фотокорреспондента). ( "Громче, чем бомбы" ) Стефана Бризе настаивает на том, что ко всему надо подходить с "человеческой мерой". Он, собственно, так и называется. Главный герой, потерявший работу крановщик (Венсан Линдон), устраивается в службу безопасности какого-то супермаркета. Несколько эпизодов разборок с не самыми обеспеченными людьми, похитившими не самые дорогие товары или как-то иначе преступившими правила этого торгового заведения, заставляют его бросить все и бежать на улицу - в холод, голод, безработицу и необеспеченную старость. Как тут не вспомнить случай с отечественной старушкой, по забывчивости за что-то не заплатившей и благополучно умерщвленной в застенках полиции. Интересно, что во Франции, например, тоже такое случается — по крайней мере, в кино. Миллион раз виданный сюжет страданий рабочей семьи, обязательно отягощенной ребенком с ДЦП, конечно, очень актуален в период экономической рецессии, и камень в подобное маловысокохудожественное кино бросить как бы и не за что, особенно на фоне других французских картин — бездарного «Моего короля» Майвенн и «Маргариты и Жульена» Валери Донзелли - романтической сказки про закончившийся казнью инцест брата и сестры. ("Человеческая мера") "Великолепное кладбище" Апичатпонга Верасетакуна и "Совсем новый завет" Жако ван Дормеля. "Великолепное кладбище" - заставляет периодически отключаться и впадать в транс медитацию о больнице, пребывающие в которой солдаты никогда не излечатся от своих ран, поскольку при помощи их лежащих в отключке тел ведут войну короли давно ушедших эпох, все еще обретающиеся в подземелье и подсознании. Лауреат «Золотой пальмовой ветви» Верасетакун только ему известными способами разрушает границы между физиологией и мистикой, прошлым и настоящим, реальностью и мифом, кино и современным искусством. Некоторые эпизоды фильма заставляют вспомнить Дэвида Линча, вот только эпизодов снов в картине нет, все действие происходит в «реальности», при том, что склонные к нарколепсии солдаты практически не выходят из состояния транса. ("Великолепное кладбище") Вирасетакун, последовательно и упорно размывающий грань между реальностью, фантазией и сновидением, в «Кладбище великолепия» пошел еще дальше, чем в «Дядюшке Бунми…». Здесь спят, причем круглыми сутками, многочисленные герои фильма — солдаты, ставшие жертвой таинственной эпидемии. Жертв астенического синдрома поместили в госпиталь, наскоро оборудованный в помещении бывшей школы, и лечат при помощи цветотерапии: у изголовья каждого установлена специальная лампа, меняющая цвет и тем самым, по идее, умиротворяющая сны пациентов. В этом уверена одна из врачей — медиум, способная читать мысли спящих. Через нее и общается с одним из зараженных солдат главная героиня фильма, хромоногая Дже (Дженджира Понгпас, постоянная актриса Вирасетакуна, в свободное от кинематографа время зарабатывающая народными промыслами). Для нее больной Итт — то ли возлюбленный, то ли сын, то ли просто идеальный собеседник, пусть о его мыслях и репликах она узнает только благодаря медиуму. В ранних фильмах — «Благословенно ваш», «Синдромы и столетие» — режиссер успешно сочетал находки американского авангарда с тайской мифологией, основанной на анимизме и вере в переселение душ. В «Дядюшке Бунми…» он нашел сравнительно доступную форму для изложения своих взглядов на мир и кинематограф — вставные новеллы с призрачной обезьяной или уродливой принцессой, влюбившейся в вещего сома, можно показывать даже детям. В «Кладбище великолепия» Вирасетакун достигает поистине буддистского покоя и зрелости. Он избегает яркой, иногда вызывающей визуальности своих прежних картин — даже краски у него слегка приглушены — и добивается эффекта невиданной интимности, почти хоум-видео («Кладбище великолепия» — первый фильм, снятый в родном городе режиссера Кхонкэне). Теперь для того, чтобы сделать шаг в сторону непознаваемого, ему достаточно направить камеру на скамейку в парке, где безмятежно спит бездомный, или эскалатор в мультиплексе. Кстати, этот символ уж точно не случайный: нет лучшего способа показать иллюзорность любого движения. Здесь и ответ на вопрос о том, необходим ли фильму сюжет. Зачем двигаться из точки А в точку Б, если можно научиться пребыванию в двух точках одновременно? Редкое для европейского или американского кино умение наглядно продемонстрировано в кульминационной — несообразно длинной и совершенно завораживающей — сцене «Кладбища великолепия». Джен и ее подруга-медиум выяснили, что солдаты во время сна продолжают сражаться в войске давно погибшего императора, дворец которого стоял на месте нынешней школы. Вдвоем женщины бродят по опустевшему лесу, полному обломков умерших забытых цивилизаций (а также тривиального мусора), и одна, в теле которой скрыт дух спящего Итта, рассказывает другой о том, что видит во сне, — а та, как и зрители, лишь воображает. Давно открыв иную нарративность, теперь Вирасетакун занялся исследованием альтернативной визуальности, когда текст не совпадает с изображением, включая таким образом фантазию и парадоксальное мышление даже у самой ленивой аудитории. Логика, «мужское» свойство, отключается окончательно, как и сознание спящих. Их тела работают отныне механически, сами по себе: эрекция, мочеиспускание, дефекация. В то время как иррациональное, «женское» начало правит бал и устанавливает другие правила коммуникации — через медитацию или даже молитву. В одном из эпизодов к героине с небес спускаются высшие силы — и это тоже две женщины. Перейдем к вдохновенному и поразительному ... "Совсем новый завет" бельгийца Жако Ван Дормеля («Господин Никто», «День восьмой») — неполиткорректная, отвязная, дико смешная комедия, захлебывающееся собственной талантливостью фэнтези и мощный антиклерикальный памфлет, легко способный оскорбить религиозные чувства дураков. «Новейший завет» — дает утвердительный ответ. Очередное подтверждение явного феминистского акцента Канн-2015: главная героиня этой хулиганской картины — маленькая 10-летняя девочка, чье сознание расширяется до размера целой вселенной. Зовут ее Эа, и самое важное она сообщает в первой же реплике: «Бог существует. Он живет в Брюсселе, и он подонок. Вы много слышали о его сыне, но ничего о дочери. Его дочь — это я». Дальнейший сюжет — рассказ о пришествии Эа в мир, который она твердо решила изменить к лучшему, совершив несколько чудес. Парадоксальную комедию Ван Дормеля непременно сравнят с «Амели» — и это несправедливо. Якобы изобретенный Жан-Пьером Жене стиль на самом деле открыл именно Ван Дормель, за десяток лет до того, в своем дебюте «Тото-герой», награжденном каннской «Золотой камерой». С тех пор темы каждой ленты этого причудливого режиссера — бывшего профессионального клоуна и вдохновителя театра, в котором играют люди с синдромом Дауна, — остаются прежними: ребенок, скрытый в каждом, причудливые повороты судьбы, неразрывная связь жизни со смертью. С самого начала Ван Дормель индифферентен к любым тенденциям, стилям и течениям. Его фильмы стоят и всегда стояли особняком, но противостоять их обаянию при этом способны очень немногие. Десятилетняя Эа ( Пили Гройн) ненавидит своего отца. Создатель, чью роль идеально сыграл комик Бенуа Пельворд, — вонючий, злобный и тупой алкоголик. Он избивает жену и дочь, питается исключительно пивом с крекерами и проводит все время в кабинете, куда посторонним входить запрещено. Там находится его компьютер — дверь ко всем секретам вселенной. Одну из главных тайн Эа похищает по благословению старшего брата — бородатого симпатяги и хиппаря JC: тот скрывается от папаши под видом статуэтки на каминной полке. Она крадет из компьютера даты смерти каждого человека на планете и рассылает их по СМС. Отныне все меняется. Никакого смысла слушаться Бога и поддаваться на его мерзкие манипуляции у людей нет. Они — наконец — свободны. Тогда к ним и приходит освободительница, мечтающая найти шестерых апостолов. Почему шестерых? Потому что ее отцу и брату всегда нравилось число 12, как в хоккее, а мама предпочитала бейсбол — в бейсбольной команде игроков, как известно, 18. Может, если отыскать еще шестерых, наступит-таки давно обещанное царство истины? Однорукая одинокая красавица, одержимый сексом маньяк-интеллектуал, прирожденный убийца с ружьем в кофре, влюбленная в гигантскую цирковую горилла дама (в этой роли сама Катрин Денев), мечтающий о превращении в девочку мальчик-очкарик и случайно встреченный бомж, записывающий за дочерью Всевышнего новейшее Евангелие, — вот лишь некоторые элементы, из которых складывается этот фильм. Он настолько остроумен и вместе с тем меланхоличен, что велико искушение пересказывать каждую его деталь, открывая один сюжетный поворот за другим. Типун критику на язык. Позволю себе только один спойлер (внимание, вот он). За все злодеяния бога депортируют в Узбекистан, где ему предстоит вечно собирать на заводе стиральные машины. Неплохая идея, а? Теперь о приятном... Оказывается, в голове у каждого из нас есть пульт управления, за которым пожизненно сидят пятеро: Радость, Печаль, Брезгливость, Гнев и Страх. Они следят за балансом и хранят от всех бед, они — те самые голоса, с которыми мы разговариваем про себя. О них и сняла свою «Головоломку» американская анимационная студия Pixar — удивительные люди, сочетающие самые радикальные художественные решения с коммерческой хваткой. Фильм, увидев который, честно говоря, хочется хотя бы на время об остальных забыть. К слову, «Головоломка» — кино именно о забвении и памяти, ведь строительный материал нашего сознания — воспоминания. Любое событие становится частичкой памяти, бесповоротно стирая другие ее части. Так происходит с главным действующим (хотя чаще размышляющим) лицом мультфильма, одиннадцатилетней Райли, чьи родители только что переехали из заснеженной Миннесоты в Калифорнию, в Сан-Франциско. Все трое в замешательстве и растерянности. В суматохе из центра управления Райли пропадают Печаль, исчезновение которой заставляет остальных вздохнуть с облегчением, и Радость, без которой жизнь немыслима. Теперь — только представьте — каждым словом и поступком управляют Страх, Брезгливость и Гнев. Вообще, как раз представить себе все это довольно трудно. До вчерашнего дня было вовсе невозможно. Визуальный эквивалент для мышления найти невероятно сложно, кинематографу это удавалось крайне редко. А взяться за фильм, все действие которого происходило бы во внутренней империи ментального пространства, пока не решался никто. Но Pixar легких путей не ищет — хотя их последние, не самые удачные, проекты (особенно «Тачки-2» и «Университет монстров») могли заставить заподозрить неладное даже самых верных поклонников студии Джона Лассетера. Успокойтесь: все вернулось на прежние рельсы, по которым вновь с прежней и даже более высокой скоростью мчится фигурирующий в мультфильме Поезд Мысли. «Головоломка» не менее блестящее, изобретательное, на свой лад авангардное, абсурдное, смешное и при этом по-диснеевски, в лучшем смысле слова, пронзительное кино, чем шедевры студии — «Рататуй», «ВАЛЛИ» и «Вверх». Снял его Пит Доктер, создатель «Вверх» и «Корпорации монстров», единственный режиссер Pixar, которого можно назвать каннским завсегдатаем. Аппарат по производству идеальных бойфрендов, лексикон которых сводится к фразе «Я умру за Райли»; воображаемый друг с головой слона, голосом дельфина и туловищем из сладкой ваты; тоннель абстрактного мышления, в котором посетитель сразу превращается в картину Пикассо (скажите спасибо, если не Мондриана или Поллока); подземелье подсознания, где дремлют самые жуткие кошмары и потаенные желания; потертая голливудская студия по производству сновидений, где скучающая звезда — единорог с радужной гривой — потягивает через соломинку молочный коктейль. Временами ум будет заходить за разум у зрителя «Головоломки» — в самом деле достаточно головоломной, чтобы озадачить бывалого взрослого, но и достаточно волшебной, чтобы покорить любого ребенка. Здесь анимация поднимается до уровня прозы Кэрролла — а это до сих пор, кажется, удавалось одному только Хаяо Миядзаки (который всегда был кумиром режиссеров и продюсеров Pixar). Комедия или анимация проникают в каннский конкурс крайне редко: правда, в 2001-м здесь был «Шрэк» (наград, разумеется, не получил), но это скорее исключение. Поэтому «Головоломка», принятая не с простым, а буквально отчаянным восторгом — люди сидели до конца длиннейших титров, чтобы устроить дополнительную овацию, — стала для попавших в зал зрителей той самой сложной операцией по возвращению Радости. Поневоле заподозришь, не потому ли фильм вынесен за рамки конкурса — чтобы жюри ненароком не решило отдать ему все имеющиеся в наличии призы? Кино все-таки голливудское, для широкой аудитории, через пару недель его в мультиплексах начнут показывать. Таким раздавать «золотые пальмы» не принято. Такие фильмы способны на настоящее чудо: вернуть веру если не в человечество, то хотя бы в способности кинематографа. Жаль, что Каннский фестиваль не допускает их до полноценного соревнования со «взрослыми» конкурсантами. И все равно спасибо, что приглашает в программу и показывает. focus.de, screendaily.com, rg.ru, kp.ru, afisha.ru, spletnik.ru, glamour.ru, ivona.bigmir.net, lenta.ru, korrespondent.net, ru.rfi.fr, kommersant.ru, kinopressa.ru Последний раз редактировалось djuka, 20.05.2015 в 18:00.   Новости из российского павильона на кинофестивале в Канне. И одна из самых долгожданных премьер фестиваля - «Молодость» Паоло Соррентино. Каннский фестиваль очень чутко реагирует на перемены погоды в мире - и для кинематографа и для эволюции общества этот барометр всегда считался одним из лучших. Мир уже не просто сдвинулся с насиженных мест - он становится подобен гигантскому миксеру, взбивающему в общей колбе нации, языки и культуры. Нынешний репертуар Канна - выразительная тому иллюстрация. В главном конкурсе только два фильма из США и ни одного из Великобритании, но при этом доминирует английский язык. На английском сняты итальянские фильмы "Сказка сказок" и "Юность", греческий метафорический фэнтези "Лобстер", норвежская семейная драма "Громче, чем бомбы", антинаркотический боевик из франкофонного Квебека "Сикарио", мексиканская картина "Хроники". Живописуя интеграцию Китая в западный мир, Цзя Чжанкэ треть своей картины "И горы сдвигаются в места" снимает на английском. Греческий режиссер Йоргос Лантимос вообще живет теперь в Лондоне: "Здесь у меня больше ресурсов и значительно легче снимать кино". В большинстве этих картин снимались в основном англо-американские звезды. Норвежец Йоахим Триер снял фильм "Громче, чем бомбы" в Нью-Йорке и о нью-йоркцах: "Я приехал из страны, где только пять с половиной миллионов человек говорят на родном языке. А мне нравится открывать новые языки и страны". Почему это происходит? Все режиссеры, как один, отвечают: так проще пробиться на основные кинорынки. Английский уже давно был главным языком международного общения, теперь он быстро становится языком универсальным, общечеловеческим. Его понимают в большинстве кинозалов мира, субтитры пока остаются для тех немногих, кто еще им не владеет. Еще один важный мотив: англо-американских звезд знают во всем мире, их имена сами по себе делают кассу. И если в итальянском фильме хотя бы в эпизоде появится Джейн Фонда - это уже повод написать о картине во всех ведущих изданиях мира. Как и произошло с фильмом Паоло Соррентино "Юность". Этот процесс унификации языка, кто спорит, служит взаимопониманию между народами уже в самом прямом смысле слова. И, стало быть, еще большему объединению мира на платформе общечеловеческой цивилизации. Но у него есть своя оборотная сторона. Всю вторую половину ХХ века кинематографический мир жил под знаком двух ведущих кинематографий Европы: итальянской и французской. У всех на устах были имена Софии Лорен, Джины Лоллобриджиды, Марчелло Мастроянни, Уго Тоньяцци, Витторио Гассмана, Тото, Симоны Синьоре, Жанны Моро, Анни Жирардо, Жана Габена, Жерара Филипа, Жана Марэ, Луи Де Фюнеса, Алена Делона… Кто сегодня с такой же легкостью назовет хотя бы пятерку столь же общеизвестных франко-итальянских звезд? Жерара Депардье упоминают больше в связи с его скандалами, чем его ролями. Остальные национальные суперзвезды остаются звездами местного значения. Разумеется, с национальными звездами и языками из обращения уходит значительная часть национального колорита. И, конечно, это обусловлено тектоническими сдвигами в национальных сообществах, процессами эмиграции, охватившими весь мир. Мы уже не удивляемся французским или немецким фильмам с арабским, марокканским, тунисским акцентом - их делают вчерашние беженцы о своих проблемах и своих, снявшихся с вековых мест народах. Но сейчас речь идет об утрате национального колорита даже картинами, корнями уходящими в конкретную страну и культуру, - как "Сказка сказок" Маттео Гарроне, построенная на произведениях классика итальянской литературы Джамбаттисты Базиле. Снятые на английском языке и разыгранные англо-американскими актерами, мотивы итальянского фольклора теперь больше напоминают сходные по типу "Кентерберийские рассказы" британского классика Чосера. Начало этого вавилонского процесса относится еще к детству кинематографа: как известно, весь Голливуд построен выходцами из разных стран Европы, у американских звезд шведские, шотландские, немецкие, австрийские, русские корни. Теперь этот процесс охватил Европу и, судя по всему, начинает вовлекать в себя Азию. Россия крепилась дольше других стран. Но процесс интеграции - процесс в основном плодотворный и прогрессивный - неизбежен и для нее. На пресс-конференции в Российском павильоне на Каннском фестивале объявлено о начале работ над чрезвычайно любопытном фильмом, который будет сниматься и на русском, и на английском языках. Это экранизация романа которую осуществит американский режиссер российского происхождения Виктор Гинзбург, известный по фильму "Generation П". "Вампиры" - проект красивый, потому что в основе его прекрасная книга, построенная на очень красивой фантазии, - говорит продюсер Елена Яцура. (Интервью дает продюсер Елена Яцура) - Мы определяем прокатное место картины как "арт-мейнстрим". Уже есть договоренность о совместном производстве с берлинской студией "Бабельсберг". Фильм будет сниматься в двух версиях - по двум сценариям и на двух языках: для русской и для англоязычной аудиторий. Стоимость проекта около 5 млн долларов. Сейчас идет предподготовительный период, срок производства - полтора года. Работа большая и сложная: очень много компьютерной графики и спецэффектов, это требует долгой подготовки. Начать съемки мы надеемся уже в конце осени, а выпустить картину - весной 2017 года". Рассказывает Виктор Гинзбург: "Мы уже три года работаем над этим очень интересным проектом. Я прочитал роман на русском языке и приступил к подготовке английской версии. Сначала мы работали вместе с автором романа, потом в Лос-Анджелесе и в Лондоне я уже самостоятельно развивал английский вариант. Но потом вернулся к русскому варианту, чему рад: это очень русская история, и она прекрасно резонирует с языком, которым я дорожу. Роман представляет уникальный русский философский взгляд. Его действие происходит в Москве, которая становится метафорой всей России. По жанру это, конечно, фантастическая любовная история, погруженная в напряженный социальный и политический контекст. В процессе путешествия в подземельях под Рублевкой молодой герой Рома открывает тайные миры и постигает законы гуманизма; он приходит к королеве империи - гигантской летучей мыши, и открывает для себя истинный смысл нашего мира". На вопрос о том, в чем принципиальная разница между английской и русской версиями будущего фильма Виктор Гинзбург сослался на различия в ментальности и сказал, что в английской версии предполагается больший акцент на "лав-стори". (Гости павильона) В планах наших кинематографистов, обнародованных в Российском павильоне на Каннском фестивале, тоже большое место занимает тема семей и народов, добровольно или насильственно сдвинувшихся с места. Так, на материале новой русской эмиграции строится фильм живущей в Швейцарии Елены Хазановой "Город птиц". Как рассказала продюсер российской кинокомпании "Валдай" Светлана Кучмаева, идея проекта родилась в дни Берлинского кинофестиваля: "Мы там познакомились с драматургом Аленой Аловой. Сюжет ее сценария построен на теме новой волны эмиграции в конце 80-х, когда рухнул железный занавес, и огромное количество людей стали покидать Россию. Сценарий получил приз Милоша Формана в Нью-Йорке, и фильм делается в копродукции с Италией: там будут происходить съемки. Всем известно, что прежде чем отправиться в Америку, каждая семья должна была какое-то время провести в Италии, ожидая оформления документов. Мы уже отослали этот материал ряду итальянских продюсеров, ведутся переговоры с компаниями Италии, Франции и Швейцарии. Бюджет проекта около 3 млн евро". "Это история 16-летнего Андрея, который эмигрирует с родителями в 1989 году, - рассказывает автор сценария Алена Алова. - Они отправляются в городок под Римом Ладисполи, где ждут получения статуса беженцев. Но пока выправляются положенные формальности, Андрей влюбляется в итальянскую девушку и начинает вставлять палки в колеса родителям, чтобы остаться в Италии навсегда. У меня тоже есть достаточно большой опыт эмиграции, и он, конечно, нашел отражение в этой истории", - признается Алена Алова. "Тема и мне очень близка: я тоже ребенком прошла через эмиграцию, - продолжает режиссер будущей картины Елена Хазанова. - Но это не только история эмиграции, но и история взросления, история первой любви. Кроме того, для героя это как бы открытие новой планеты: из СССР мальчик попадает в Италию, и маленький городок Ладисполи становится для него потрясением. Копродукция в данном случае особенно необходима: актеры должны быть из разных стран, проект без этого не может существовать. И это, конечно, абсолютно зрительская история. Мне как режиссеру это очень интересно: попытаться тронуть публику в любой стране, принадлежащую к любой культуре". (Продюсер Александр Цекало и актриса Паулина Андреева) Но наиболее взрывным проектом обещает стать фильм "Философский пароход", который запускают продюсеры Александр Цекало и Анна Гудкова. Фильм, который должен напомнить о тяжелейшем преступлении, совершенном большевиками в 20-е годы: его плоды мы пожинаем до сих пор. Рассказывает Александр Цекало: "Философский пароход" - историческая драма, события которой реально происходили в 1922 году: по приказу Ленина все недовольные большевистским режимом, все, кто по этому поводу заявляли свою позицию, были погружены на пароход и высланы из страны. Среди них лучшие профессора Московского и Петроградского университетов, ученые, композиторы, изобретатели, писатели… Дзержинскому и Троцкому было поручено их всех найти, арестовать; кого-то пытали, кого-то успели расстрелять. Троцкий написал Ленину докладную записку: "Терпеть их более нет возможности, расстрелять не за что". В итоге расстрел был заменен на изгнание. Пароходов было два: "Обер-губернатор Хагин" и "Пруссия". Но людей высылали и поездами, и в общей сложности были изгнаны из страны до тысячи человек - представителей культурной, научной и интеллектуальной элиты. Впоследствии каждый из них внес огромный вклад в науку и культуру Европы и Америки. Тот самый вклад, которого насильственно лишила себя большевистская Россия. Но, разумеется, "философский пароход" - понятие, ставшее метафорическим: эмиграция тогда приняла катастрофические масштабы. Среди пассажиров этого, условно говоря, философского парохода, среди людей, вынужденных покинуть родину, были такие, как изобретатель телевидения Владимир Зворыкин, изобретатель первого видеомагнитофона Александр Понятов, изобретатель вертолета Игорь Сикорский, изобретатель социологических наук Питирим Сорокин, писатели Набоков и Бунин, композиторы Рахманинов и Стравинский… Лучшая часть мозга страны была ампутирована и отброшена, изъята из России революцией и последующими репрессиями. Таков фон, на котором происходит действие фильма. Безусловно, в нем есть сюжет и есть главный герой, но мы сейчас говорим о волнующей всех нас теме - чтобы еще один пароход не отплыл из России уже в наши дни. Мы помним и о том, что огромная часть талантливых людей осталась в стране. Терпела, что-то делала, и что-то сумела сделать. Все непросто, здесь не может быть черно-белого взгляда, здесь нет красных и белых - есть общенациональная трагедия, в которой мы должны поставить точки над i. Сейчас идут переговоры с продюсерами Франции, Германии, Чехии. Автор идеи фильма Петр Щедровицкий рассказывал что Масарик, чешский президент, вывез из России около 50 тысяч таких людей, он платил им зарплату, и в результате такого мощного "притока мозгов" Чехословакия совершила огромный рывок в экономике, науке и культуре". "Философский пароход", объясняет Алена Алова, обязательно должен быть копродукцией. Потому что "очень важную роль в судьбе этих вынужденных эмигрантов сыграли те, кто сумели оценить этот изгнанный из России человеческий потенциал. Нам даже кажется, что это будет возвратом Европой долгов за те инвестиции, которые невольно сделали пассажиры философского парохода в ее науку, технику, искусство, культуру". (Презентация фильма "Синдром Петрушки" по роману Дины Рубиной) «Молодость», реж. Паоло Соррентино конкурс Этот год в Канне явно принадлежит Италии. Начавшись "Сказкой сказок" Маттео Гарроне, продолжившись "Моей матерью" Нанни Моретти и "Юностью" Паоло Соррентино, прошедшая перед нами панорама возбуждает нешуточные надежды на возрождение итальянского кино и наверняка не завершится без премий. На первом показе «Молодости» — нового фильма одного из лидеров современного итальянского кино Паоло Соррентино — горячечные аплодисменты смешались со свистом и возмущенными криками «бу-у-у». Такой прием в Каннах — знак высшего признания: одних фильмы Соррентино в себя влюбляют, других чудовищно бесят. Никто уже не скажет, что перед нами вторичный режиссер, эпигон (скажем) Феллини. После «Оскара» и охапки других призов за «Великую красоту» всем известно, что такое почерк Соррентино, его манера, стиль и язык. Он узнаваем, обожаем, ненавидим, уважаем. Если Шон Пенн сыграл в первой англоязычной ленте режиссера «Где бы ты ни был» главную роль в качестве эксцентричного жеста — мало кем оцененного, — то Майкл Кейн, Харви Кейтель и Джейн Фонда в «Молодости» возникли отнюдь не случайно. Продюсеры понимают, что Соррентино — из тех авторов, на которых сейчас самое время делать ставку. Теперь он и за Cкрытый текст -   Как пишет Variety, телепроект будет состоять из восьми эпизодов, его производство начнется этим летом. Съемки основной части шоу пройдут в Италии, некоторые эпизоды также будут снимать в США, Африке и Пуэрто- Рико. Лоу сыграет Ленни Белардо, молодого священнослужителя с итальянско-американскими корнями, который впоследствии становится папой. Новый глава католической церкви оказывается одним из самых консервативных понтификов в истории Ватикана. Сценарий к проекту напишет сам Соррентино в соавторстве с Тони Гризони («Страх и ненависть в Лас-Вегасе»), Стефано Рулли («Особое молчание») и Умберто Контарелло («Великая красота»). Паоло Соррентино — лауреат «Оскара» за «Великую красоту», а его новый фильм «Молодость» претендует на «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля. Среди последних проектов с участием Джуда Лоу — триллер «Черное море», где он сыграл вместе с Константином Хабенским, а также комедия Пола Файга «Шпион», которая выйдет в июне. То ли еще будет. Материал «Молодости» — тот же, что и в предыдущем фильме Соррентино: великая красота. Только красота не умирающей европейской цивилизации, а человеческого тела и окружающей его природы, которую проще всего оценить именно в предложенных декорациях неправдоподобно шикарного спа-отеля в Швейцарских Альпах. Умиротворяющими видами любуются главные герои, два закадычных друга, давние постояльцы гостиницы — композитор Фред (Кейн) и кинорежиссер Мик (Кейтель). Молодость, собственно, то единственное, чего они лишены. Обоим под восемьдесят, оба знамениты на весь мир и успешны. Фред ушел на пенсию и теперь отказывается принять самое почетное предложение на свете — продирижировать своим знаменитым сочинением «Простые песни» перед королевой Великобритании. Мик, напротив, напряженно работает: в компании пятерых безалаберных сценаристов он дописывает свой прощальный шедевр — фильм, где сыграет лучшая актриса из тех, с кем ему доводилось работать (на эту маленькую, но запоминающуюся роль и приглашена Джейн Фонда). По совести, Фреда и Мика гораздо больше волнуют не творческие проблемы, а состояние простаты. Ну и конечно, прошлое, систематически ускользающее от обоих. Память стала совсем никакая. Британская сдержанность и шарм Кейна, герой которого жалуется на свою апатичность, находят зеркальное отражение в усталой экспрессии Кейтеля, вместе они составляют дуэт, близкий к идеальному. Однако «Молодость», как ни странно, нечто значительно большее, чем бенефис двух звездных стариков. Фред и Майк — связующие звенья в цепи незначительных событий и бессюжетных зарисовок, из которых сплетена тонкая ткань фильма. Рядом с ними, пусть и не вполне наравне, другие персонажи. Дочь Фреда, только что брошенная мужем Лена (Рейчел Вайс), вдруг находящая утешение в меланхоличном длиннобородом альпинисте. Известный всему миру по роли робота голливудский актер (Пол Дано), приехавший в отель для работы над новым проектом. Мисс мира (Мадалина Диана Геня), которой подарили неделю в гостинице после победы в конкурсе. Бывший спортсмен (вылитый Марадона, но все-таки не он) с вытатуированным во всю спину портретом Карла Маркса; за ним повсюду ходит женщина с кислородным баллоном. И многие, многие другие. Серия статичных зарисовок, участники которых двигаются медленно, как во сне: камера постоянного оператора Соррентино Луки Бигацци вновь творит чудеса — складывается во фреску своеобразного чистилища, показанного с юмором и состраданием. Режиссеру пеняют на красивости, считая их верным признаком внутренней пустоты, но какими бы самоценными ни выглядели со стороны эти живые картины (или даже открытки), все-таки перед нами цельный фильм, значение которого не равно отдельным составляющим. Элегический глянец кинематографа Соррентино скрывает за собой трагедию; так сдержанный бухгалтер в его же ранних «Последствиях любви» вдруг оказывался способным на бесстрашное самопожертвование. Скрытая энергия фильма свидетельствует о главном: эта история старения рассказана молодым человеком. Да, «Молодость» — картина из жизни обеспеченных. Люди, которым не к чему стремиться, оказываются здесь в ситуации перманентного перерыва, остановки, ожидания какого-то чуда. В реальности на его осуществление способен лишь один постоялец, молчаливый буддистский монах, который надеется достичь просветления и научиться левитации. Фильм Соррентино снят именно об этом: о невозможном. Своя затаенная и неосуществленная мечта есть даже у самых могущественных и состоявшихся людей — успех которых, впрочем, прямо пропорционален их одиночеству. В медитативном любовании красотой, невзирая на звучащий с экрана английский язык, есть что-то чисто итальянское, безошибочно узнаваемое. Тоска древних римлян по совершенству Греции, людей Возрождения — по сгинувшему Риму, гуманистов барокко — по гармонии Ренессанса, а наших современников — по великому итальянскому кино (последний титр фильма — посвящение ушедшему из жизни в минувшем январе Франческо Рози): что это, как не вечное оплакивание молодости? Возможно, перед нами и не чистилище — невзирая на многочисленные очищающие процедуры и постоянное присутствие воды, — а рай, в самом буржуазном смысле слова. Покой, здоровая пища, развлекательная программа по вечерам, горы, луга, коровы с колокольчиками, тихий звон которых напоминает о парадизе. Бой часов с кукушкой, в которых не кончается завод, и потому нет смысла тревожно считать, сколько лет осталось жить: здесь можно остаться навечно, времени не существует. Волшебная гора, да и только. Фильм, между прочим, снимался именно в Давосе, в том самом отеле, который послужил прототипом для санатория из романа Томаса Манна. Именно в таких местах недостижимость счастья предстает особенно очевидной. Канны в этом году во всей красе показали силу современного итальянского кино, его визуальный и интеллектуальный потенциал. К мощным и неординарным картинам Соррентино добавим «Мою мать» Нанни Моретти, лауреата «Золотой пальмовой ветви» 2001-го. Эта буржуазная и консервативная мелодрама о женщине-режиссере, у которой во время съемок очередной картины в больнице умирает старушка-мать, бывшая преподавательница латыни, удовлетворила тех традиционалистов, которым эксперименты более молодых режиссеров кажутся китчевыми и безвкусными. Так или иначе, возвращение итальянцев на кинематографическую карту мира — событие, безусловно, радостное, особенно на фоне блеклых и маловыразительных французских картин, представленных на фестивале его хозяевами. filmstarts.de, seance.ru, festival-cannes.fr, stern.de, theguardian.com, vogue.ua, rg.ru, kp.ru, afisha.ru, ivona.bigmir.net, lenta.ru, korrespondent.net, ru.rfi.fr, kommersant.ru, kinopressa.ru   «Сикарио» На жаргоне мексиканских гангстеров «сикарио» — это наемный убийца. Однако примерно половина экранного времени неторопливого полицейского боевика в стиле документалки посвящена выяснению отношений между агентами ЦРУ и федерального бюро по борьбе с наркотрафиком, которые должны провести спецоперацию по поимке главы картеля в Мексике. Дело в том, что юрисдикция силовых ведомств США на соседей, естественно, не распространяется и все спецоперации между странами проводятся, в общем, нелегально. По американским законам, чтобы глубоко законспирированные «чистильщики» могли кого-то нехорошего замочить в Мексике, им обязательно нужен наблюдатель-волонтер из конкурирующего ведомства, в данном случае — из ФБР. Таким спецом становится героиня Эмили Блант — крутая барышня с пухлыми губками и большущим автоматом, которая оказывается втянутой в суровую мужскую разборку. Поначалу кажется, что картина посвящена именно ей, но это иллюзия. Фильм распадается на части — до и после появления в кадре Бенисио Дель Торо, играющего того самого сикарио. Фильм потрясающе снят ветераном операторского цеха Роджером Дикинсом — к слову, давним и верным соратником нынешних президентов каннского жюри братьев Коэн. Блестящий образец жанрового кино, с погонями, перестрелками и детективной интригой, на поверку оказывается политическим высказыванием. Фильм раскрывает механику двойных стандартов американского правительства, которое, формально защищая своих граждан и стоя на страже законности, в противостоянии двух зол уверенно принимает сторону сильнейшего. Результат расследования шокирует любого — даже испытанного сотрудника спецслужбы США; худшим из убийц все равно оказывается государство. Обаяние этого киллера столь велико, что над его образом буквально можно медитировать. И несмотря на довольно примитивный cюжет в духе «Пса-призрака» или нашего «Брата», фильм являет редкий образец нескучного кино в программе конкурса, где есть место перестрелкам, взрывам, саспенсу и всякого рода экшену. Обычно такие фильмы не получают призов, зато пользуются успехом у публики и, как правило, выходят в широкий прокат. В тотальной мясорубке современного кинематографа соблюдать этику, кажется, вовсе невозможно. По меньшей мере никому из вышеперечисленных справиться с этой задачей не удается. Говоря о неприемлемости насилия, ты осуществляешь насилие над зрителем, выбивая его из зоны комфорта и вынуждая солидаризоваться с тобой. Разрешить дурной парадокс способны только по-настоящему большие и зрелые мастера. Рассказом о таком мастере и хочется завершить этот обзор, пожелав напоследок жюри — мудрости, а этому прекрасному автору — победы хотя бы в одной из номинаций. «Убийца» (Assasin), Хоу Сяо-Сянь Конкурсная программа Речь об основоположнике авторского кино Тайваня Хоу Сяосяне чей новейший фильм «Убийца» — результат шести лет сложнейшей работы. Впервые режиссер, знаменитый своими малобюджетными тонкими драмами о повседневности, сделал историческую картину в жанре уся, и это для поклонников его творчества само по себе сенсационно. Его герои живут в Китае еще более древнем, чем Шотландия «Макбета» — в IX веке, когда ослабление центральной власти в империи привело к усилению окраинных провинций и угрозе гражданской войны. Важно ли знать этот бэкграунд, тщательно описанный в начальных титрах, чтобы понять «Убийцу» и получить от просмотра удовольствие? Вероятно, нет. Эта картина универсальна, хотя ломает все законы жанра и противоречит ожиданиям даже вовлеченных в эту специфическую культуру зрителей. «Ассасин» Лента невероятной красоты о событиях IX века от тайваньского киноклассика. Вначале рассказывается о какой-то очередной войне в китайских провинциях, но плохо знакомым с местной историей зрителям эти подробности мало что говорят. В общем, девочку из одного клана почему-то удочеряют в другом, где до ее совершеннолетия учат искусству убивать (нам это не показывают). Уже взрослую ее посылают в конкурирующую провинцию, чтобы расправиться с тамошним губернатором. Наследница знатного семейства Иньянь (красавица, модель и прекрасная актриса Шу Ци) отдана в обучение опытной наставнице, которая превращает девушку в убийцу. Ее задача отныне — стоять на защите интересов государства, устраняя его врагов, чиновников-коррупционеров и зарвавшихся губернаторов. Первая важная мишень — мужчина, который когда-то был ее женихом, ныне правящий одной из крупнейших провинций на севере страны. Она должна отринуть все воспоминания и эмоции, чтобы выполнить задание. Одетая в черное героиня прекрасна и совершенно неуязвима, но в отличие от убийц-мужчин, сентиментальна. Она то и дело прощает жертв — князь-неприятель нянчит ребеночка, киллерша только грозит ему ножичком. А у другого аристократа жена беременна — ассасинка и тут совестится зарезать несчастную, к тому же околдованную местным волшебником, принцессу. В общем понять, кто, кого и почему тут должен казнить одним ловким движением, спустившись бесшумно с небес (так обычно действуют ниндзя в китайском изводе) — весьма затруднительно. Возможно, китайцам интересно два часа наблюдать за какими-то запутанными отношениями персонажей родного эпоса, но невежественным европейцам решительно непонятно, что происходит — объяснять мотивы поступков своих героев художник не считает нужным. Правда, авторы, понимая эту сложность восприятия истории, сделали кино скорее о безумно привлекательной природе Северного Китая и фантастических подробностях быта аристократов тысячелетней давности. Красочная картинка иногда прерывается молчаливым кружением воинов с мечами и лучников с арбалетами, а кто-то временами падает бездыханным, но в целом перед нами чрезвычайно медитативное зрелище с вкраплением мистических эпизодов, окончательно запутывающим сюжет. Но это не важно — если не принимать во внимание риск заснуть от обилия безмолвных сцен в духе китайских лаковых миниатюр, кино можно назвать завораживающим. Мы все знаем о том, как обычно разрешаются конфликты долга и чувства. Но Хоу Сяосянь разворачивает сюжет в неожиданную сторону. Героине удается справиться с собой, чтобы прийти к хрестоматийной максиме «делай что должен, и будь что будет», но после этого она осознает, что существуют понятия более важные и высокие, чем чувство и долг. Это милосердие и человечность, которые всегда зависят только от частного выбора, и никогда — от навязанных социумом условий игры. Мало того что режиссер сводит к абсолютному минимуму количество боевых сцен (впрочем, весьма эффектных): ему интересней любоваться застывшими в объятии мужчиной и женщиной, за которыми камера подглядывает из-за полупрозрачной занавески. Он практически отказывается от крупных планов, намеренно избегая психологизма, а в оглушительно прекрасных ландшафтах Северного Китая его персонажи вовсе растворяются. Здесь перед нами не фон действия, но нечто большее, как в работах величайших пейзажистов. Природа, как и искусство, все-таки способна дать человеку долгожданный покой. На Каннском фестивале вручили премию российскому фильму (Жюри и лауреаты - Награды «Синефондасьон») 28-минутная картина Марии Гуськовой "Возвращение Эркина" получила 3-ю премию конкурса Cinéfondation, который представляет работы студентов киношкол мира. Снятый в глубинной Киргизии, этот фильм рассказывает о парне, который отбывал срок за убийство, а выйдя на свободу, встает перед новым крутым поворотом в своей судьбе. Снималась многонациональная команда непрофессиональных актеров, все диалоги - на киргизском языке. Как рассказала выпускница Высшей школы сценаристов и режиссеров Мария Гуськова на презентации своей картины в Российском павильоне, работы шли долго и заняли почти три года. В Киргизии заграничной съемочной группе ставили палки в колеса - местные жители решили, что эти русские приехали за документальными свидетельствами о притеснении в стране узбеков. «В нас подозревали шпионов, думали, что мы хотим снимать фильм о том, как там притесняют узбеков, поскольку многие наши актеры были узбеками по национальности. Но со временем местные жители к нам привыкли», — рассказала режиссер. Но потом диалог постепенно наладился, картина была благополучно снята. Свою премию Мария Гуськова делит с еще одним фильмом, получившим 3-е место в конкурсе - "Виктор ХХ" молодого испанского режиссера Иана Гарридо Лопеса; картина посвящена проблемам транссексуалов. Второй приз получила картина «Потерянные королевы» (Lost Queens, исп. Locas perdidas) Игнасио Юричича Мерильяна из Чили. Фильм посвящен проблеме притеснений представителей сексуальных меньшинств в Латинской Америке. (Пиппа Бианко - Первая премия за фильм Share - Награды «Синефондасьон») Первое место у короткометражки «Поделиться» (Share) Пиппы Бьянко из США, рассказывающей о проблеме повсеместного распространения современных интернет-технологий. "Делись" - о жестокой проделке одноклассников героини, выложивших в сеть снятое тайком видео. В сущности, это фильм о нашей беззащитности в мире не контролируемых моралью технологий. Он получил первый приз, который одновременно гарантирует показ следующей картины молодого режиссера на Каннском фестивале 2016 года. Каждый из призов этого конкурса сопровождается денежной премией: 15 000 € – за Первую премию, 11 250 € – за Вторую премию и 7 500 € – за Третью премию. На торжественной церемонии вручения призов председатель жюри, марокканский режиссер и оскаровский номинант Абдеррахман Сиссако сказал, что все восемнадцать фильмов, представленных на конкурс, глубоко тронули жюри: не было ощущения, что на экране идут учебные работы. Номинация Cinéfondation была учреждена восемнадцать лет назад с целью поддержать новые генерации кинематографистов, вызревающие в киношколах мира. В этой номинации много раз участвовали студенты российских киновузов и нередко выходили победителями. Гадая о возможных призах, многие наблюдатели отмечают, что по поводу как минимум трех лидеров премиальной гонки жюри будет вынуждено заняться умозрительными, не имеющими отношения к искусству расчетами. Если Золото отдать "Кэрол", то это будет зеркальным повторением коллизии двухлетней давности, когда победителем тоже стала лесбийская драма, правда, французская и потому менее пуританская в показе сексуальных сцен. Если прикидывать шансы "Юности", нельзя не вспомнить, что те же два года назад в Канне обошли наградами "Великую красоту" Паоло Соррентино, впоследствии признанную лучшим европейским фильмом и получившую "Оскара", - не пришла ли пора исправить допущенную тогда близорукость? Наконец, из ряда вон выламывается своим смелым и реально новым художественным решением венгерский фильм "Сын Сола", но не много ли чести дебютанту - с места в карьер вручить ему высшую награду престижнейшего фестиваля Европы? Политиканство в таких случаях практически неизбежно. Каннский фестиваль, который всегда начинается очень бравурно, при огромном стечении толп, обычно сдувается очень рано - значительно раньше, чем наступит день торжественного финала. Сначала исчезают милые девушки, раздающие всем желающим бутылочки рекламной минералки. Потом вдруг резко худеют поначалу очень пухлые ежедневные журналы - у них тоже кончилась реклама. Потом, на самом интересном месте, прерывают свои репортажи вообще и перестают выходить. А вчера улицы Канна начали заметно пустеть, опустели и только что переполненные ресторанчики, в коридорах пресс-центра стало гулко - часть журналистов улетела домой. Хотя до конца фестиваля остались еще пять конкурсных фильмов и три насыщенных дня. festival-cannes.fr, filmstarts.de, seance.ru, stern.de, theguardian.com, vogue.ua, rg.ru, kp.ru, afisha.ru, lenta.ru, korrespondent.net, ru.rfi.fr, kommersant.ru, kinopressa.ru Последний раз редактировалось djuka, 25.05.2015 в 21:56.  

Гибель всерьез читать онлайн. Любовь и смерть вечная тема искусства: Тристан и Валентин Леонидович Огудин Золотые правила фэншуй. 10 простых шагов к успеху Немецкое кузовное ателье Vorsteiner заработало свою репутацию путём создания пакетов Каннский кинофестиваль 2015 Кинопремии, награды, фестивали, киностудии Канны-2015 в Ханаан — древняя цивилизация на территории нынешних Израиля, Палестины, Ливана Алла Пугачёва: Алла Пугачёва на фестивале «Славянский базар в Витебске». 2016 год Онлайн-заказ такси 135 «Столица» — быстрый и удобный способ заказать такси в Минске Эрих Мария Ремарк. Триумфальная арка. i. Женщина шла наискосок через мост прямо на

  • Hot играть
  • Игровой автомат дама червей
  • Стрельба в метро 8 апреля
  • 365 bingo
  • Казино онлайн online
  • гранд казино кристалл зеркало к Аналитик Aug. 10th, 2017 at 1:00 AM Большинство из нас могли бы позавидовать королевскому гардеробу, но вы вряд ли догадываетесь, что есть один дополнительный костюм, который члены монаршей фамилии всегда возят с собой. Покидая страну, каждый из них всегда вынужден брать с собой чёрный траурный наряд на случай внезапной смерти одного из родственников. Благодаря такой предусмотрительности, они смогут вернуться домой в подобающем виде, соответствующем всеобщему траурному настроению. Это правило обязательно для всех международных путешествий любого из членов королевской семьи, и оно было нарушено лишь однажды. В 1952 году визит будущей королевы Елизаветы и принца Филиппа в Кению был прерван известием о смерти её отца Георга VI. Однако в багаже монархини не нашлось чёрного платья и ей пришлось вернуться на родину в «неподобающем» наряде. По прибытии в аэропорт, она была вынуждена дожидаться доставки траурного платья, не выходя из самолёта. И хотя эта традиция касается лишь таких высокопоставленных персон, как члены королевской семьи, вам будет интересно узнать, что подобное же правило существует и у дикторов новостных каналов. Они тоже обязаны иметь наготове траурный наряд на тот случай, если им придётся объявить о смерти особы королевского рода. Social capital самые дорогие алкогольные напитки мира Эль Vieille Bon Secours 1200 долларов за 12-литровую бутылку. Коктейль Уинстон 14 000 долларов за один коктейль. Всё верно – один коктейль стоит как курс обучения в приличном университете. Видимо, у этого парня уже есть хорошее образование Ром… Aug. 10th, 2017 at 12:00 AM К теме глобального потепления мы сегодня ужеобращались. Теперь попробуем взглянуть на проблему несколько с другого ракурса. Климат портят кошки и собаки. Кому-то покажется это забавным, но только не американским ученым, которые исследовали влияние домашних питомцев на глобальное потепление. Словам люди всегда придавали сакральный смысл. Традиция клясться возникла в очень древние времена. Человек как бы заключал договор с высшими силами, понимая, что, если его слова окажутся неправдой, если он не сдержит данное обещание, то небо его покарает. Интересно, а какие клятвы приносили на Руси? Aug. 9th, 2017 at 10:17 PM Google разрешила пользователям из России пользоваться по умолчанию поисковыми системами "#Яндекс" и "#Mail.ru", тем самым #Google реализовала один из ключевых пунктов требований Федеральной антимонопольной службы. Импортозамещение забугорных поисковых систем еще больше увеличит среди русскоязычных пользователей ОS #Android популярность этих российских поисковых систем, благо лидерство в этом сегменте Гугл утратитила уже давно. Aug. 9th, 2017 at 9:44 PM Аналитики «Яндекса» исследовали статистику и темы поисковых запросов пассажиров метрополитена. Необходимо заметить, что "#Яндекс" обрабатывает более 300 тысяч поисковых запросов с мобильных устройств, отправленных из московского метрополитена. Анализируя их, можно составить представление не только о том, когда в подземке больше всего пассажиров (это и так понятно), но и чем они занимаются. Тематика запросов разнообразна, но есть вопросы, которые задают «Яндексу» чаще всего. Aug. 9th, 2017 at 9:11 PM Сбербанк на волне успехов последних лет стремится расширить и диверсифицировать бизнес. Сбер подписал с "Яндексом" соглашение о совместном предприятии в области электронной коммерции на базе "Яндекс.Маркета". По условиям соглашения #Сбербанк вкладывает в «#Яндекс.Маркет» 30 млрд рублей. Эти деньги, как рассказали в пресс-службе «Яндекса», будут использованы для построения полноценной экосистемы e-commerce, которая будет охватывать все процессы, связанные с покупкой товаров в интернете, и обеспечивать высокий уровень сервиса на всех этапах для партнеров и покупателей сервиса. В частности, планируется активно работать над развитием логистических систем и управлением товародвижением, уточнили в «Яндекс.Маркете». Aug. 9th, 2017 at 8:49 PM Ранее мы неоднократно затрагивали тему робомобилей, однако все это касалось западных стран, где беспилотные авто уже колесят по дорогам. В России же об этом пока только мечтают. Причем не только граждане, но и Правительство. Помечтаем далее вместе с Дмитрием Медведевым. Aug. 9th, 2017 at 8:24 PM Известный журналист, основатель радиостанций "Максимум", "Наше радио" и "Радио Ultra", фестиваля "Нашествие", актер, снимавшийся в шедевральных отечественных комедиях "День радио" и "День выборов", и прочее, прочее - Михаил Натанович Козырев отметил на днях свой юбилей. В настоящее время продюсер ночного эфира на телеканале «Дождь» и ведущий программы «Отцы и дети» на радио «Серебряный Дождь». Интервью с этим интереснейшим человеком читайте далее. Не пожалеете. Aug. 9th, 2017 at 7:43 PM В последний год разговоры про глобальное потепление немного стихли. Вот и Трамп отменил участие США в сокращении выбросов парниковых газов, и Путин высказывался очень осторожно. Потепления не видно невооруженным глазом, но оно есть. Как тот суслик. Известно, что решение Дональда Трампа о выходе США из Парижского соглашения по климату вызвало массу недовольства среди ученых экологов и приверженцев бережного отношения к окружающей среде. Однако, согласно новым данным, изменение климата на Земле уже необратимо. Aug. 9th, 2017 at 7:00 PM Художник по костюмам популярного сериала «Игра престолов» Мишель Клэптон рассказала, что для создания мантий некоторых героев используются ковры из магазинов IKEA. По ее словам, ковры после процедур, которые придают им состаренный вид делаются основой для мантий и накидок. Отмечается, что такое заявление она сделала еще в 2016 году, выступая с лекцией, однако СМИ обратили внимание на него только сейчас. Для расчистки территории от устаревших зданий и для постройки новых домов китайские строители используют динамит. Aug. 9th, 2017 at 6:00 PM Конфиденциальность нельзя обеспечить только собственными усилиями, поскольку социальные сети позволяют получить много информации о человеке, анализируя сообщения его окружения, выяснили швейцарские ученые. Aug. 9th, 2017 at 5:00 PM как изменилось отношение общества к татуировкам за последние несколько лет, что делать, если клиент хочет набить некрасивый рисунок, и почему молодым людям стоит несколько раз подумать, прежде чем делать тату на лице. Aug. 9th, 2017 at 3:30 PM Канадские ученые выяснили, что те игроки, которые пользуются пространственной памятью в видеоиграх, увеличивают объем серого вещества в гиппокампе. У остальных объем, наоборот, уменьшается. Кроме того, разные жанры игр влияют на мозг по-разному. Aug. 9th, 2017 at 3:27 PM Почти 8 человек на место в ЦАО, и 5,1 в среднем по городу - отличный показатель конкуренции на предстоящих в сентябре муниципальных выборах Москвы. На мой взгляд конкуренция не картинная. Ибо 7665 зарегистрированных кандидатов из которых более 700 от "Яблока", 558 от "Коммунистов России" более двухсот от "Родины", 126 от "Патриотов" и 51 от "Парнаса" - неплохая политическая палитра при всех унылых прогнозах политологов. Гудков ведет более 1000 сторонников. Стоит напомнить, что муниципальные выборы можно выигрывать почти без денег. Встречи во дворах и обход квартир - самая рабочая муниципальная технология. При низкой явке можно всех за руку привести на избирательный участок и выиграть. Характерно, что в шкурных интересах рядовых горожан партийность кандидата вторична. О ней можно не упоминать, объясняя жителям, что в отстаивании их простых хозяйственных дворовых вопросов политика не требуется. Нужен только здравый смысл и настойчивость депутата. Есть масса тому примеров муниципалов прошлого созыва. Московские власти продемонстрировали мудрость и почти никого не "банили". Правильно оформленные документы позволяли стать зарегистрированным кандидатом и "идти в поля". А конфликт КПРФ и Коммунистов России с кандидатами однофамильцами можно считать давно забытым изюмом в булочках. Остается вопрос по явке. По моим прогнозам органическая явка составит 9-11% фактическая будет выше на 3%. В своей публикации Ведомости сослались на некий источник близкий к мэрии, который утверждает что в АП недовольны предсказуемостью подавляющего большинства мест единоросов. И что, это станет, якобы основанием для пересмотра условий муниципального фильтра. Конечно же это не так. Фильтр в своем нынешнем виде давно себя изжил. Политическая система совершенствуется. Это и является единственной причиной грядущих изменений условий регистрации кандидатов на должность глав регионов. И, разумеется, Москвы это касается в первую очередь! Tags: Aug. 9th, 2017 at 9:59 AM МВД предлагает оставить физическим лицам только возможность владеть транспортными средствами до 8 пассажиров. Чем аргументированы подобные намерения, пока выяснить не удалось. Об этом на пресс-конференции в Нальчике заявил замначальника главного управления по обеспечению безопасности дорожного движения МВД России Сергей Добряков, сообщает «Интерфакс». «Подготовлен законопроект, касающийся лицензирования всех видов перевозок. Второй законопроект касается запрета регистрации за физическими лицами автобусов вместимостью более восьми человек», — сказал Добряков. По его словам, ведомство также подготовило законопроект, который предусматривает внесение изменений в КоАП России: планируется ужесточить наказание физических лиц за нарушения при перевозке пассажиров. Добряков отметил, что дополнительно разрабатывается проект постановления правительства России, которое регламентирует порядок мониторинга пассажирских перевозок в субъектах. Президент России Владимир Путин 4 августа поручил разработать предложения об использовании водителями автобусов, перевозящих более восьми человек, спецсредств, которые предотвращают потерю внимания и концентрации. Такое поручение Путин дал по итогам совещания с членами правительства, которое проходило 19 июля. Доклад по выполнению поручения должен быть представлен до 30 сентября. Ответственными назначены премьер-министр России Дмитрий Медведев и гендиректор НКО «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов» Светлана Чупшева. Первый замглавы МВД Александр Горовой 19 июля заявил, что сотрудники ГИБДД отныне вновь получают право останавливать автобусы и автомобили вне стационарных постов ДПС. «Мы отменили приказ, принятый пять лет назад по линии МВД, запрещающий останавливать транспортные средства вне стационарных постов», — заявил Горовой. Как заявил РБК руководитель Федерации автовладельцев России (ФАР) Сергей Канаев, отмена приказа «ни на что не повлияет». «Говорили о том, что нельзя останавливать автомобиль без причин, для проверки документов. Но это по сути ничего не меняло. Инспектор останавливал автомобили, ссылаясь на проведение спецмероприятий (в таком случае машину можно останавливать. — РБК)», — заявил Канаев.

    98
    Игровые автоматы | ГРАНД КАЗИНО КРИСТАЛЛ ЗЕРКАЛО К